WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Дальневосточный федеральный университет Школа естественных ...»

-- [ Страница 3 ] --

Геоэкологические проблемы в Приморье, как и в других частях планеты, носят комплексный характер. Основываясь на положении С.П. Горшкова [1] о том, что геоэкология – «это наука о природной среде в связи с ее антропоген ными изменениями», нами в процессе преподавания данной дисциплины, в ка честве закрепления теоретического материала, приводится анализ геоэкологи ческих ситуаций не только глобального (в масштабах всей планеты), но и ре гионального и локального уровней (на примере Приморья). Более того, делает ся основной упор на процессы антропогенезации на побережье и в прибрежной морской среде Приморья, включая и изменения, происходящие в процессе реа лизации многочисленных проектов, связанных с подготовкой проведения АТЭС-2012, т. е. то, что студенты сами могут непосредственно наблюдать и анализировать.

Специфика антропогенного вмешательства человека в наземные и акваль ные ландшафты Приморья связана с большим спектром хозяйственной дея тельности – созданием транспортной инфраструктуры (порты, дороги разного назначения, мосты и пр.), многочисленными предприятиями (судоремзаводы, верфи, доки, рыбокомбинаты, берегоукрепительные сооружения и др.). Указан ные сооружения в разной степени и по-разному воздействуют на природу, час то полностью ее изменяют, вызывают появление негативных геологических процессов. В связи с этим студентам внушаются идеи выдающегося инженера геолога И.В. Попова [5], который считал, что «…инженерное сооружение должно быть вписано в природные условия местности так, чтобы в дальнейшем оно могло жить единой жизнью в данной природной обстановке». Совместно со студентами на занятиях производится разбор конкретных ситуаций, возникаю щих в результате конфликтов во взаимодействиях человеческой деятельности и природы. Для этого используются карты различного масштаба, характеристики сооружений и природных условий и пр.

Пример 1. Низководный мост через акваторию Амурского залива на участке п-ов Де-Фриз – пос. Седанка.

Мост является составной частью новой скоростной магистрали от аэропорта до о. Русский. Длина моста 4368 м, он опирается на 81 опору, из которых 74 – морские. Преобладающие глубины у п-ова Де-Фриз 1–2 м, южнее (к северу от устья р. Пионерской) – 3–4 м.

Известно, что любое сооружение влияет на природную среду, но и само подвергается воздействию внешних природных сил. Степень угрозы низковод ному мосту со стороны опасных природных процессов весьма незначительна, так как он расположен в северо-восточной части Амурского залива, которая яв ляется по отношению к заливу Петра Великого (как и Японскому морю) закры той акваторией, в которую не проникают волны открытого моря. И, наоборот, данное гидротехническое сооружение может оказать негативное влияние на морскую среду Амурского залива. Это влияние может проявиться в следую щем: а) опоры моста уменьшили сечение пролива, ведущего в залив Угловой, а значит, и водообмен вод этого залива и бухты Бражникова с остальной частью Амурского залива. Это увеличит застойность указанных акваторий, что приве дет к большей заносимости и ухудшению экологических показателей морской воды (увеличение сероводорода и уменьшение содержания кислорода, появле ние патогенной флоры и пр.);

б) несколько увеличится ледовитость отчленен ной акватории в связи с тем, что многочисленные опоры затруднят вынос льда в открытую часть Амурского залива и он будет таять на месте (это было пред сказано нами [2] и подтвердилось весной 2012 г.).

Подводные части опор будут активно заселяться различными обрастате лями, что доказано нашими опытами с искусственными «рифами» в этом рай оне [3]. Появление примерно 300 искусственных «рифов» (опоры моста) повы сит биопродуктивность прибрежных вод, а также их чистоту в связи с жизне деятельностью моллюсков-фильтраторов на этих «рифах». Но, по нашему мне нию, снизится природная эстетичность прибрежно-морских ландшафтов в этом районе из-за наличия данного 4-километрового мостового перехода перед мно гочисленными курортами, домами отдыха и другими рекреационными объек тами на побережье Седанка – Садгород.

Пример 2. Прогноз возможных изменений природной среды в заливе Восток в результате строительства морского терминала Приморского нефтеперерабатывающего завода (ПНПЗ).

Проектом строительства ПНПЗ на восточном побережье залива Восток предусматривается создание морского терминала с отсыпкой морской аквато рии площадью 30–40 га. Планируется строительство оградительного мола дли ной 1450 м до глубин около 20 м в южной части терминала и свайного пирса с эстакадой общей длиной около 700 м в его северной части.

По своим параметрам этот комплекс сооружений не имеет аналогов в практике гидротехнического строительства в Приморье. Следует ожидать, что терминал окажет существенное влияние на все компоненты природы залива Восток и его побережья, а также на ход природных процессов. Наиболее суще ственно это отразится на рельефе берега и дна залива, характере перемещения пляжных и донных наносов, взвешенных наносов, процессах аккумуляции, циркуляции вод залива, его ледовом режиме.

Терминал механически разорвет вдольбереговой поток наносов, в резуль тате чего образуются два новых литодинамических участка. Коренным образом изменится волновое поле, а поэтому изменится и ход развития береговой зоны восточной части залива до глубин 20 м. По законам развития береговой зоны должно произойти заполнение входящих углов наносами.

Терминал почти на 30 % уменьшит расстояние между восточным и запад ным берегами, что несомненно изменит схему течений в заливе. В северной части может сформироваться локальная циркуляция вод с образованием за стойных зон, что ухудшит экологическую ситуацию в морском заказнике. Здесь же усложнится и ледовый режим. Все это в комплексе возможно приведет и к некоторому изменению биоты залива.

Залив Восток является очень перспективным в рекреационном отношении.

Поэтому строительство и эксплуатация морского терминала как объекта высо кой опасности для природной среды должно строго и неукоснительно прово диться на основании всех необходимых правил и нормативов.

Пример 3. Мостовой переход через пролив Босфор Восточный Мост через пролив Босфор Восточный на о. Русский строится в рамках проекта подготовки транспортной инфраструктуры г. Владивостока к саммиту АТЭС-2012 и является составной частью новой магистрали аэропорт – о. Рус ский. Основной пролет подвесного моста составляет около 1,1 км. Максималь ная глубина пролива в данном месте – 42 м. Главные силовые конструкции (2 пилона высотой 321 м) установлены на мощных основаниях, сооруженных в береговой зоне у п-ова Назимова и мыса Новосильского (о. Русский). Для этого выполнены две отсыпки грунта до глубины 20 м с берегоукреплением камен ной наброской по всему периметру отсыпок.

Основные ожидаемые геоэкологические последствия строительства мос тового перехода следующие. Отсыпки с обеих сторон существенно уменьшили сечение пролива. Ширина пролива, по нашим расчетам, уменьшилась почти на 30 % (с 1,5 км до 1,0 км), площадь живого сечения примерно на 8–10 %. Это в определенной степени изменило гидрологический режим (в том числе и ледо вый) пролива Босфор Восточный, который соединяет два самых крупных зали ва региона – Амурский и Уссурийский. Трансформированы и морфолитодина мические условия побережья, особенно южной части п-ова Назимова. Здесь развито небольшое локальное перемещение наносов вдоль берега на запад под воздействием юго-восточного волнения. Волны подходят к этому участку под острым углом и перемещают наносы на участке мыс Иродова – мыс Артур в западную часть полуострова, где они аккумулируются и образуют низкую мор скую террасу. Отсыпка под пилон прервала это движение, что без сомнения по влечет за собой заполнение входящего угла наносами с восточной ее стороны.

Животный и растительный мир в этой части пролива также подвергся антропо генному изменению, а донные биоценозы на участках отсыпок полностью уничтожены.

Пример 4. Рекультивация полигона твердых бытовых отходов (ТБО) в г. Владивостоке.

Во Владивостоке более 40 лет существовал единственный полигон ТБО.

Расположенный вблизи бровки морского обрыва на побережье Уссурийского залива, он территориально уже не мог расширяться. По крутому склону долгие годы бытовые отходы попадали на пляж и затем разносились волнами и тече ниями, что, естественно, значительно ухудшало экологическое состояние при брежно-морских ландшафтов. Поэтому было проведено закрытие полигона и его рекультивация. Одной из проблем при этом является защита откосов поли гона, обращенных к морю. Для этого предложено устройство комплексной кон струкции, состоящей из двух частей: нижняя – сооружена из крупнообломочно го скального грунта в сетконах и без них и выполняет волнозащитную функ цию;

верхняя – сооружается из грунта с включением крупнообломочного мате риала, армированного полимерной интегральной георешеткой и выполняет за щитную функцию по отношению к откосу. Фронтальная часть конструкции со стороны моря должна была быть усилена тетраподами. Строительство волнога сящих берм из горной массы рассматривается как одно из основных мероприя тий по охране природы, направленное на сохранение береговых ландшафтов.

В данном проекте вызывает сомнение использование сетконов для защиты берега об абразии непосредственно в волноприбойной зоне. При сильных штормах движение обломков приведет к физическому разрушению сеток и ос вободившиеся обломки будут двигаться в соответствии с конкретной гидроди намикой. Тетраподы в процессе реализации проекта не были установлены, что в значительной степени усиливает риск разрушения морского склона полигона.

Очень крутыми, по-нашему мнению, заданы углы морского откоса конст рукции – от 37° до 42°. Эти значения фактически больше углов естественного откоса воздушно-сухих несвязных грунтов, что делает их весьма неустойчивыми.

Преувеличена защитная роль островов Аскольд и Русский и восточного берега Уссурийского залива. Данный участок открыт волнам Японского моря.

Так, местные ветровые штормовые волны, вероятные 1 раз в 50 лет, на глубине 10 м имеют высоту 5,2 м при длине 99 м.

Высота волн цунами в данном районе может быть больше 2,7 м, как ука занно в проектной документации. По сведениям А.М. Поляковой [4], подъем уровня моря у п-ова Басаргина во время цунами 26 мая 1983 года составил око ло 5 м, в бухте Тихой (в 7 км от полигона ТБО) волна перехлестнула дамбу во дозабора ТЭЦ-2 г. Владивостока и превысила уровень моря на 6 м.

Таким образом, при реализации проекта рекультивации полигона ТБО за нижены возможности воздействия на данное сооружение как штормовых вет ровых волн, так и волн цунами. Это увеличивает риск безопасного существова ния объекта в будущем.

В процессе усвоения теоретического материала по дисциплине «Геоэколо гия» студенты-географы анализируют и обсуждают многие другие примеры ан тропогенного воздействия на природу Приморья. Следует отметить, что в на стоящее время продолжается формирование геоэкологически неблагополучных территорий, где возникают экологические проблемы и конфликтные ситуации.

Иногда внутри них появляются районы или участки острого геоэкологического неблагополучия.

В пределах геоэкологически неблагополучных территорий нарушается ход естественного развития, и оно переходит в плоскость конфликтного взаимодей ствия человека и природы. Результат – деградация основных свойств экоси стем, особенно прибрежных, потеря их рекреационной и эстетической ценно сти. В целом в Приморье характерно проявление традиционного комплекса не гативных процессов – прямое и опосредованное нарушение рельефа и горных пород, физическое, химическое и биологическое загрязнение и пр. Оптималь ный баланс интересов природы и человека можно достигнуть только при усло вии познания всех закономерностей природы побережья, т. е. комплексного ее исследования. Пониманию сложных законов функционирования природных и природно-антропогенных систем и помогает, совместно с геолого-географи ческими дисциплинами, геоэкология.

1. Горшков С.П. Концептуальные основы геоэкологии. – Смоленск : Изд-во Смоленского гуманитарного университета, 1998. – 448 с.

2. Петренко В.С. Как подобраться к «многоножке» саммита АТЭС // Вла дивосток. – 2008. – 16 января. – № 5 (3980).

3. Петренко В.С., Мануйлов В.А., Чижов С.Л. Формирование экосистем искусственных рифов залива Петра Великого // География Мирового океана на службе рационального использования морских ресурсов. – Л. : Изд-во ГО СССР, 1989. – С. 164–165.

4. Полякова А.М. Цунами в Приморье 26 мая 1983 года и его последствия. – Владивосток : ДВНЦ АН СССР, 1988. – 36 с.

5. Попов И.В. Инженерная геология. – М. : Изд-во МГУ, 1959. – 510 с.

ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ

И РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПОЛИГЕНЕТИЧНЫХ БУРОЗЕМОВ

ПОЛУОСТРОВА МУРАВЬЕВ-АМУРСКИЙ

г. Владивосток, Дальневосточный федеральный университет г. Владивосток, Тихоокеанский институт географии ДВО РАН Зональными почвами юга Дальнего Востока являются буроземы. Среди них наряду с типичными и темными буроземами выделяются и полигенетичные буроземы [2]. Полигенетичные буроземы являются наименее изученными. Это и определило цель наших исследований: изучение географических закономер ностей формирования и распространения полигенетичных буроземов полуост рова Муравьев-Амурский. Для реализации цели проведено изучение условий формирования, морфологического строения, свойств буроземов с полигенетич ным профилем.

Полуостров Муравьев-Амурский простирается с северо-востока на юго запад и имеет длину около 40 км, ширину – около 20 км. С востока полуостров омывается водами Уссурийского залива, с запада – Амурского, а с юга – зали вом Петра Великого. Климат муссонный, влажный (годовое количество осадков от 700 до 800 мм). Для него характерен низкогорный рельеф с абсолютными высотами 150–400 м над уровнем моря и крутизной склонов от 3° до 25°.

На большей части полуострова распространены вторичные дубовые леса, под которыми развиты буроземы типичные, буроземы темные и полигенетичные буроземы.

Полигенетичные буроземы южной (разрез 5–09) и западной (разрез 7–09) частей полуострова сформированы в нижней половине горных склонов на де лювии габбро-диоритов под вторичными дубовыми и грабовыми лесами соот ветственно, а восточного побережья полуострова (разрез 3–09) – на делювии туфобрекчий под вырубкой дубового леса, пройденной пожаром. Профиль по лигенетичных буроземов включает два элементарных почвенных профиля (ЭПП): верхний современный и нижний реликтовый. Ниже приводится морфо логическое строение этих буроземов по трем разрезам.

Разрез 7–09 заложен на западном побережье полуострова Муравьев Амурский (координаты 43°1144,71 с. ш., 131°5629,28 в. д.). Рельеф – южные отроги хребта Сихотэ-Алинь, нижняя часть склона северной экспозиции кру тизной 13°;

микрорельеф бугристо-ямчатый. Растительность – лес из граба, ли пы, ольхи, клена;

в подросте – дуб, ольха;

кустарниковый ярус представлен ле щиной;

травяной ярус слабо развит. Увлажнение атмосферное.

O 0–4 см. Подстилка представлена слаборазложившимся опадом древес ных и травянистых растений, переход резкий.

АY 4–23 см. Неоднородный по цвету: на светло-сером фоне выделяются участки буровато-серого цвета, влажный, мелкокомковато-порошисто-зернис тый, рыхлый, тяжелосуглинистый, густо пронизан корнями диаметром 1–6 мм, имеются включения частичек древесного угля, обломков породы (7–10 % объе ма почвенной массы), переход резкий.

ВM 20–52 см. Серый, при подсыхании белесовато-серый, свежий, мелко комковатый, тяжелосуглинистый, насыщен обломками почвообразующих по род (60–65 % объема почвенной массы) размером от 6 до 17 см, встречаются включения частичек древесного угля, переход резкий.

[АY] 52–64 см. Неоднородный по цвету: на светло-сером фоне наблюда ются темные пятна, свежий, рыхлый, мелкокомковато-порошистый, тяжелосуг линистый, с редкими обломками почвообразующих пород размером от 1 до 2 см, включениями частичек древесного угля, отдельными мелкими корнями, переход ясный.

[ВM] 64–98 см. Серовато-бурый, влажный, уплотнен, мелкоореховато зернистый, тяжелосуглинистый, скелетный, обломки породы размером 1–17 см составляют 75 % объема почвенной массы, имеются включения частичек дре весного угля, переход постепенный.

[ВMС] 98–132 см. Желтовато-бурый, влажный, уплотнен, мелкокомкова то-зернистый, глинистый, сильноскелетный, размер обломков от 3 до 23 см.

Разрез 5–09 заложен в южной части полуострова Муравьев-Амурский (ко ординаты 43°1051,48 с. ш., 131°5518,09 в. д.). Рельеф – южные отроги хребта Сихотэ-Алинь, склон юго-западной экспозиции крутизной 11°;

микрорельеф бугристо-ямчатый. Растительность – дубовый лес с примесью осины, березы и редко сливы, яблони;

в кустарниковом ярусе – леспедеца;

травяной ярус пред ставлен полынью, осокой. Увлажнение атмосферное.

О 0–4 см. Подстилка, представленная преимущественно полуразложив шимся опадом травянистых и древесных растений, переход резкий.

AY 4–18 см. Серый, свежий, рыхлый, мелкозернисто-порошистый, сред несуглинистый, переплетен корнями, встречаются включения частичек древес ного угля, переход резкий.

ВM 18–26 см. Серовато-бурый, свежий, слегка уплотнен, мелкокомкова то-порошистый, среднесуглинистый, щебнистый (30–40 % объема почвенной массы), преобладающий размер щебня от 0,5 до 12 см, переход ясный.

ВМ[АY'] 26–43 см. Неоднородный по цвету: в верхней части горизонта преобладает светло-серая окраска, в нижней – серовато-буровато-коричневая, свежий, уплотненный, мелкозернисто-порошистый, тяжелосуглинистый, об ломки почвообразующей породы размером 2–4 см (10–20 % объема почвы), пе реход резкий.

ВМ[АY''] 43–55 см. Серовато-коричневый, свежий, уплотнен, мелкооре ховато-зернистый, тяжелосуглинистый, имеются включения обломков породы (30–35 % объема почвы) размером от 0,5 до 3 см, переход резкий.

[АY] 55–71 см. Темно-серый, свежий, слегка уплотнен, мелкокомковато зернистый, тяжелосуглинистый, с редкими обломками почвообразующей поро ды размером 0,5–2 см и включениями частиц древесного угля, переход резкий, языковатый.

[ВМ] 71–93 см. Серовато-бурый, свежий, уплотнен, мелкоореховато зернистый, глинистый, прослеживаются отдельные мелкие частички древесно го угля и обломки породы размером от 0,5 до 5 см (щебнистость до 30–40 % объема), переход постепенный.

[ВМС] 93–143 см. Желтовато-бурый, свежий, мелкокомковато-порошисто зернистый, уплотнен за счет большого количества обломков породы (70–80 % объема почвенной массы) размером от 3 до 11 см, переход ясный.

[С] 143–170 см. Бурый, влажный, уплотнен, мелкокомковато-порошисто зернистый, глинистый, сильноскелетный, насыщен обломками породы разме ром от 0,5 до 6 см (до 90 % объема почвенной массы).

Отличительной чертой морфологического строения полигенетичных буро земов южной части полуострова (разрез 5–09) является наличие в профиле двух переходных горизонтов – ВМ[АY'] и ВМ[AY''] – между современным иллюви альным горизонтом ВМ и погребенным аккумулятивно-гумусовым горизонтом [АY]. Для обоих рассмотренных выше разрезов характерно наличие включений частиц древесного угля в современном горизонте АY и погребенных горизон тах [АY] и [ВМ].

Разрез 3–09 заложен на восточном побережье полуострова Муравьев Амурский (координаты 43°1252,57 с. ш., 132°094,90 в. д.). Рельеф – южные отроги хребта Сихотэ-Алинь, нижняя половина западного склона крутизной 8°;

микрорельеф бугристо-ямчатый. Растительность – вырубка с порослью из дуба, липы, аралии и лиан винограда;

в кустарниковом ярусе – леспедеца, лещина разнолистная;

травяной ярус хорошо развит (проективное покрытие 80 %, средняя высота 50 см);

участок пройден пожаром. Увлажнение атмосферное.

Оpir 0–3 см. Слаборазложившийся опад из листьев деревьев и трав, вклю чения древесного угля, переход резкий.

ВМ 3–36 см. Ярко-бурый, свежий, рыхлый, мелкокомковато-порошисто мелкозернистый, тяжелосуглинистый, имеются частички древесного угля, мно го корней диаметром до 3 мм, переход четкий.

ВМ[АY] 36–62 см. Неоднородный по цвету: на желто-буром фоне выде ляются темно-серые гумусированные пятна, свежий, мелкокомковато-зернис тый, тяжелосуглинистый, в верхней части густо пронизан корнями диаметром 1–2 мм, обломки почвообразующей породы размером 2–5 см составляют 15–20 % объема почвенной массы (скелет сильно выветрелый, легко крошится), переход резкий, граница ровная.

[АY] 62–75 см. Темно-серый, свежий, мелкопылевато-комковатый, сред несуглинистый, слегка уплотнен, встречаются мелкие корни (диаметром 1–3 мм), в небольшом количестве (до 5 % объема) – включения обломков почвообра зующих пород размером до 2,5 см, переход резкий, граница ровная.

[АYВМ] 75–85 см. Серовато-бурый, свежий, мелкокомковато-зернисто порошистый, среднесуглинистый, щебнистый (до 30 % объема почвенной мас сы), с редкими корнями диаметром до 2 мм, переход постепенный.

[BМ] 85–127 см. Ярко-желто-бурый, свежий, мелкозернисто-порошис тый, среднесуглинистый, единичные корни, уплотнен за счет присутствия большого количества щебня (70–80 % почвенной массы) и отдельных обломков породы размером до 13 см, переход постепенный.

[ВМС] 127–230 см. Делювиальные отложения с небольшим (5–10 % от объема почвенной массы) содержанием мелкозема желто-бурого цвета, поро шисто-мелкозернистой структуры, среднесуглинистого состава.

Полигенетичные буроземы восточного побережья полуострова формиру ются под вырубкой леса, неоднократно пройденной пожарами, т. е. являются пирогенезированными. Это обусловливает своеобразие их морфологического строения: современный аккумулятивно-гумусовый горизонт АY здесь был уничтожен в результате пожаров и последующего развития эрозионных про цессов;

в горизонтах верхней части профиля присутствуют включения древес ного угля.

Для полигенетичных буроземов характерно сходство отдельных генетиче ских горизонтов как по ряду физико-химических показателей, так и по законо мерностям их варьирования в современном и в погребенном элементарном почвенном профиле (ЭПП) [3]. Наряду с этим в них отмечаются и различия.

Так, содержание гумуса в горизонте АY современного ЭПП несколько больше, чем в горизонте [АY] погребенного профиля: соответственно 13,4 % и 11,4 % в разрезе 5–09;

15,3 % и 14,7 % в разрезе 7–09. Аналогичная закономерность наблюдается и в структурно-метаморфических горизонтах ВM и [ВM] разреза 5–09: в них содержание гумуса составляет 2,9 % и 2,3 % соответственно. Внут рипрофильная дифференциация содержания илистой фракции и физической глины свидетельствует о явно выраженном оглинивании средней части профи ля как современного, так и реликтового ЭПП. Профильная динамика валового содержания окислов алюминия, железа, кальция, магния в погребенном ЭПП имеет четко выраженный элюво-иллювиальный характер. В современном ЭПП отмечаются более высокие значения содержания окислов алюминия, калия, на трия в горизонте АY, что, возможно, связано с их биогенным накоплением.

О механизме формирования полигенетичных буроземов свидетельствуют данные о возрасте погребенных горизонтов и их спорово-пыльцевые спектры [3].

Возраст гумуса погребенного гумусового горизонта [АY] в реликтовых бурозе мах (разрез 5–09) соответствует 150 (±60) годам (Кi–16630), а интервал его ка лендарного возраста составляет 1663–1953 гг. н. э. Отсюда следует, что погре бенный (реликтовый) ЭПП этих почв сформировался во вторую половину ма лого ледникового периода, а современный ЭПП – несколько позднее в близких к современным климатическим условиям. Погребенный ЭПП сформировался на элюво-делювии габбро-диоритов, а современный ЭПП – на эрозионно-соли флюкационных отложениях почвенной массы погребенных буроземов. Это во многом и предопределило сходство физико-химических показателей современ ного верхнего и реликтового погребенного ЭПП.

Палинологические данные позволили восстановить состав и динамику растительного покрова полуострова Муравьев-Амурский во время формирова ния погребенного ЭПП исследуемых буроземов [1]. На западном побережье по луострова (разрез 7–09) формирование горизонта [АY] было сопряжено с лес ной растительностью, в которой доминировали береза, дуб, граб, липа, а в на почвенном покрове – папоротники. В южной части полуострова (разрез 5–09) во время формирования горизонта [АY] древостой был также представлен пре имущественно березовыми лесами с незначительной примесью липы и дуба.

Напочвенный покров этих лесов был сильно изреженным и включал папорот ники, мхи, разнотравье. Следует отметить, что спорово-пыльцевые спектры по гребенных горизонтов [АY] и ВМ[АY''], в отличие от вышележащих современ ных, фиксируют резкое уменьшение пыльцы трав и кустарничков (в общем со ставе пыльцы присутствуют только их единичные зерна). Наличие в погребен ных горизонтах [АY] и [ВМ] значительного количества включений частиц дре весного угля свидетельствует о пирогенном уничтожении травяного покрова этих лесов. Данный факт дает основание предположить, что деградация травя нисто-кустарниковой растительности в этих лесах является следствием воздей ствия на нее пирогенного фактора. Результаты спорово-пыльцевого анализа по лигенетичных буроземов восточного побережья полуострова (разрез 3–09) по казали, что во время формирования погребенного горизонта [АY] здесь преоб ладали хвойно-широколиственные леса с сосной корейской и густоцветковой, березой, липой, лещиной, дубом, грабом, ильмом и другими породами, а в на почвенном покрове было хорошо развито полынное разнотравье.

Формирование и география полигенетичных буроземов полуострова отра жают смену стадий эволюции ландшафтов, и прежде всего их растительности, в конце позднего голоцена. Каждый из ЭПП (современный и погребенный) поли генетичных буроземов имеет сложную историю развития. Формирование со временного и реликтового ЭПП связано с антропогенной трансформацией рас тительности полуострова. Период активного освоения территории полуострова сопровождался существенной антропогенной трансформацией хвойно широколиственных лесов во вторичные широколиственные леса. Вырубки, прежде всего хвойных пород, наиболее интенсивно проходили в южной части и на западном побережье полуострова, тогда как восточного побережья, более отдаленного и менее доступного, они коснулись в меньшей степени. Обезлеси вание горных склонов сопровождалось активизацией пирогенного воздействия и развитием эрозионных и солифлюкационных процессов. Развитию солифлю кационных процессов способствовали также более суровые климатические ус ловия заключительной фазы малого ледникового периода. В результате плоско стной эрозии и солифлюкационных процессов буроземы в верхней половине горных склонов разрушались. Их почвенная масса в виде эрозионно солифлюкационных отложений перекрывала буроземы, расположенные в ниж них частях горных склонов. Со временем на этих отложениях и сформировался современный ЭПП полигенетичных буроземов.

Работа выполнена при поддержке гранта Президиума ДВО РАН 12-III-A 09-208.

1. Лящевская М.С., Пшеничников Б.Ф., Пшеничникова Н.Ф. Спорово пыльцевые спектры почвенных профилей как отражение развития полигене тичных буроземов юга Дальнего Востока в голоцене // Глобальные и регио нальные проблемы исторической географии : матер. IV Межд. науч. конф. по исторической географии. – СПб. : Санкт-Петербургский гос. ун-т., 2011. – С. 379–382.

2. Пшеничников Б.Ф. Роль реликтовых и современных процессов почво образования в формировании почв заповедных и сопредельных с ними терри торий Приморья // Матер. VII Дальневост. конф. по заповедному делу. биро биджан : ИКАРП ДВО РАН, 2005. – С. 223–226.

3. Пшеничников Б.Ф., Пшеничникова Н.Ф., Зубахо Е.Г. Генезис буроземов с реликтовым профилем в южной части Дальнего Востока // Экологические функ ции лесных почв в естественных и нарушенных ландшафтах : матер. IV Всерос.

науч. конф. Часть 2. – Апатиты : Изд-во. Кольского науч. центра РАН, 2011. – С. 57–61.

РОЛЬ ПИРОГЕННОГО ФАКТОРА В ТРАНСФОРМАЦИИ

ЛЕСОРАСТИТЕЛЬНЫХ СВОЙСТВ ОПОДЗОЛЕННЫХ РЖАВОЗЕМОВ

ТЕМНОХВОЙНЫХ ЛЕСОВ СИХОТЭ-АЛИНЯ

г. Владивосток, Тихоокеанский институт географии ДВО РАН г. Владивосток, Дальневосточный федеральный университет Лесные пожары на Дальнем Востоке являются одним из ведущих «мощ нейших» факторов деградации растительности и почв [5]. Влияние пожаров на почвообразование как в биоценотическом, так и в географическом плане при влекает всевозрастающее внимание исследователей. Особенно активно в этом направлении ведутся исследования в Приамурье [1, 6, 7]. Наиболее ярко пиро генное воздействие на растительный и почвенный покровы проявляется в гор ных районах [3, 4].

В настоящей работе рассматривается трансформация лесорастительных свойств оподзоленных ржавоземов темнохвойных лесов сопряженных участков среднего Сихотэ-Алиня, испытавших воздействие огня различной интенсивности.

Морфологическая характеристика и генетические особенности почв рай она исследований (Приморье, Кавалеровский район) рассмотрены нами ранее [2] на примере трех разрезов. Ниже приводим их описание.

Разрез 1. Заложен в верхней части склона северо-восточной экспозиции.

Абсолютная высота 705 м над уровнем моря, крутизна склона 20°. Елово пихтовый лес;

в травяном покрове – майник, папоротник;

в напочвенном по крове – мох.

А0 0–4 см. Подстилка: в верхней части слабо- и полуразложившаяся хвоя, в нижней – хорошо разложившийся опад с включением древесного угля, прони зана мицелием грибов.

АYEL 4–16 см. Темно-серый с палевым оттенком, влажный, мелкокомко вато-зернистый, тяжелосуглинистый, много корней, отдельные обломки почво образующей породы до 10 см, переход ясный.

ВM 16–64 см. Желтовато-бурый с серым оттенком, влажный, тяжелосуг линистый, мелкокомковатый, обломки почвообразующей породы (средний размер 5–6 см;

отдельные до 16–20 см), переход заметный.

ВMС 64–111 см. Серый с желтоватым оттенком, влажный, тяжелосугли нистый, обломков почвообразующей породы до 60 % от веса почвы.

Разрез 2. Заложен на северо-восточном склоне (средняя часть). Абсолют ная высота 675 м над уровнем моря. Крутизна склона 4–6°. Разреженная по росль березы, осины по гари;

в травяном покрове – вейник, кипрей, какалия, лабазник, папоротник.

А0 0–2 см. Подстилка из отмерших стеблей трав и листьев деревьев.

В нижней части много древесного угля.

АYEL 2–12 см. Серовато-палевый, мелкокомковатый, тяжелосуглинистый, уплотнен, обломки почвообразующей породы размером 5–6 см, переход ясный.

ВM 12–40 см. Желтовато-бурый, свежий, мелкокомковатый, тяжелосуг линистый, обломков почвообразующей породы до 60 % от веса (средний раз мер обломков 7–10 см), много корней, переход ясный, граница неровная.

С 40–70 см. Плотный элюво-делювий почвообразующих пород с очень небольшим количеством мелкозема.

Разрез 14. Заложен на вершине горы, абсолютная высота 810 м над уров нем моря. Сухой луг, разнотравно-вейниковый с редким кустарником.

АY 0–3,5 см. Темно-серый (до черного), влажный, порошистый, средне суглинистый, густо пронизан корнями, много древесных углей, переход ясный.

АYEL 3,5–11 см. Темно-серый, со слабовыраженным палевым оттенком, влажный, мелкокомковато-зернистый, тяжелосуглинистый, много корней, встречаются отдельные обломки почвообразующей породы, переход ясный, граница неровная.

ВMC 11–40 см. Желтовато-бурый, влажный, тяжелосуглинистый, облом ки почвообразующей породы до 80 % от веса почвы (средний размер 7–15 см), по корням темные затеки, переход ясный.

С 40–70 см. Плоские обломки почвообразующей породы (до 50 см) с не значительным содержанием мелкозема.

Из описаний разрезов видно, что почвенный профиль не имеет резкой дифференциации. Подстилка мощностью 2–4 см разделяется на два слоя – верхний, представленный слабо- и полуразложившимся опадом, и нижний, со стоящий из хорошо разложившегося опада с включением частиц древесного угля;

она пронизана мицелием грибов преимущественно белого, в отдельных случаях – золотисто-желтого, цвета. Подстилка сменяется гумусовым горизон том, имеющим признаки оподзоливания, обычно выраженные в виде осветле ния гумусового горизонта за счет кремнеземистой присыпки.

Гумусовый горизонт сменяется желтовато-бурым, тяжелосуглинистым с мелкокомковатой структурой горизонтом ВМ или ВМС мощностью 28–48 см.

Скелетность этих горизонтов, как правило, высокая (60–80 % от веса почвы).

Встречаются крупные (до 30–50 см) обломки породы. Эти горизонты сменяется элювием или элюво-делювием почвообразующих пород.

При небольшой интенсивности низового пожара древостой, как правило, не погибает. Обгорают лишь нижние, прикорневые участки стволов, уничтожа ется травяной напочвенный покров. Лесная подстилка при этом выгорает от дельными пятнами. В первые летние месяцы, по нашим наблюдениям, спек шаяся с поверхности под воздействием огня почвенная масса покрывается ли шайником и свежим опадом. При отсутствии пожаров в последующие годы вновь образовавшаяся подстилка внешне скрывает следы огня, однако мозаич ность пирогенного воздействия обусловливает мозаичность почвенного покро ва, варьирование его свойств.

При более сильных низовых пожарах, когда уничтожается подстилка и частично гумусово-аккумулятивный горизонт, огонь воздействует непосредст венно и на минеральную часть профиля. При полевом описании таких разрезов мы обратили внимание на то, что под слоем древесного угля в верхней части иллювиальных горизонтов ВМ, ВМС, как правило, выделяются более темные по цвету (буро-коричневые) языки и карманы, приуроченные к выгоревшим корням и трещинам. По нашим представлениям, это может быть связано с де гидратацией полуторных окислов, что и придает более темную окраску этим участкам. Дегидратация полуторных окислов может быть вызвана воздействи ем высоких температур во время пожара.

Сравнительное изучение почв на участках с разной степенью воздействия пожаров помимо отмеченных выше различий в морфологии показало некото рые различия и в их лесорастительных свойствах. Анализировались образцы почв сопряженных участков одного из водоразделов: почвы участка елово пихтового леса (разрез 1), внешне не измененного огнем, где проходили только слабые низовые пожары;

почвы участка рядом с лесом (разрез 2), где под воз действием огня произошла смена елово-пихтового леса древесно-кустарни ковыми зарослями с мощным травянистым покровом;

почвы участка, где по вторные пожары привели к деградации леса и формированию на их месте раз нотравно-вейниковых лугов (разрез 14). Полученные результаты химических анализов представлены в таблице.

Прежде всего следует отметить, что воздействие огня сказывается на ко личественном содержании гумуса. В почвах под древесно-кустарниковыми за рослями по сравнению с почвами участка елово-пихтового леса наблюдается резкое снижение гумусированности. Параллельно снижается содержание об менных оснований (количество Са2+ и Mg2+ уменьшается почти в 3 раза), тогда как содержание обменного водорода возрастает в 6 раз. Соответственно отме чается существенное увеличение и обменного алюминия в верхних горизонтах.

Такие изменения в составе почвенно-поглощающего комплекса предопределя ют резкий перепад величины насыщенности почв основаниями. На гарях она составляет около 40 %, тогда как под елово-пихтовым лесом – порядка 60 %.

Кислотность почв заметно возрастает: на гарях величина водного и солевого рН становится почти на единицу меньше, что, видимо, определяется усилением выноса щелочноземельных элементов. Несколько возрастает и величина гидро литической кислотности. Отмечается уменьшение аморфных форм полуторных окислов, особенно железа, в верхней части профиля;

элюво-иллювиальный ха рактер распределения полуторных окислов становится более резким. В гори зонте AYEL наблюдается изменение соотношения между гуминовыми и фуль вокислотами: по абсолютному и относительному содержанию в почвах гарей наблюдается уменьшение количества гуминовых кислот и некоторое увеличе ние фульвокислот, за счет чего их соотношение снижается с 0,5 до 0,3.

При развитии дернового процесса под разнотравно-вейниковым расти тельным покровом (разрез 14) заметно возрастает гумусированность всего про филя, особенно его верхней части. Параллельно с этим вдвое увеличивается со держание обменного кальция и снижается содержание обменного водорода.

Соответственно вышесказанному резко возрастает степень насыщенности осно ваниями – от 70 до 90 %. Довольно динамична кислотность почв: величина рН (как водного, так и солевого) возрастает почти на единицу относительно почв елово-пихтового леса.

Горизонт Рассмотренные выше пирогенные изменения морфологических и лесорас тительных свойств оподзоленных ржавоземов (уменьшение мощности под стилки, уплотнение минеральных горизонтов, снижение гумусированности и содержания обменных оснований, увеличение актуальной и гидролитической кислотности) неблагоприятно сказываются на естественном ходе развития ело во-пихтовых лесов. Это проявляется в угнетении возобновления, нарушении структуры древостоя, а при неоднократном воздействии огня и распаде само го древостоя. В последующем, с развитием дернового процесса, плодородие почв постепенно возрастает и при отсутствии пожаров возможно естественное восстановление древесных пород.

На исследованной территории практически вся площадь лесных массивов носит следы пирогенного воздействия. На отдельных участках, где на первый взгляд явных последствий пожаров нет, при детальном обследовании на грани це лесной подстилки и гумусово-аккумулятивного горизонта обнаруживается значительное количество частиц древесного угля. Там же, где после пожара произошла смена растительности, на так называемых «гарях», под мелколист венным лесом или древесно-кустарниковыми зарослями с мощным травяным покровом между подстилкой и горизонтом AYEL отмечены не только отдель ные частицы древесного угля, но и прерывающиеся прослойки (0,5–1,0 см) из угля с обгоревшими ветками и корнями. Почвенный профиль разрезов, зало женных на таких участках, отличается маломощной подстилкой и повышенной плотностью минеральных горизонтов. На плоских вершинах водоразделов, на «старых» гарях, где воздействия огня в настоящее время нет или же оно крайне слабое и редкое (под разнотравно-вейниковыми лугами), интенсивно развива ется дерновый процесс, происходит задернение поверхностного горизонта. Пи рогенная динамика темнохвойных лесов среднего Сихотэ-Алиня сопровожда ется трансформацией морфологического строения и лесорастительных свойств его почв.

1. Брянин С.В. Экологическое состояние бурых лесных почв в зоне пе риодического прогорания лесов на Амуро-Зейской равнине : автореф. дис. … канд. биол. наук. – Благовещенск, 2009. – 23 с.

2. Пшеничникова Н.Ф., Пшеничников Б.Ф. Характеристика почв района Кавалеровского стационара // Сезонно- и многолетнемерзлые горные породы. – Владивосток, 1976. – С. 115–129.

3. Сапожников А.П. Роль огня в формировании лесных почв // Экология. – 1976. – № 1. – С. 42–46.

4. Сапожников Л.П., Киселева Г.А. Экологические аспекты влияния лес ных пожаров на почву // Почвенно-лесоводственные исследования на Дальнем Востоке. – Владивосток, 1977. – С. 33–45.

5. Шлотгауэр С.Д., Крюкова М.В. Воздействие пирогенного фактора на состояние растительного покрова в бассейне Амура // Вестник ДВО РАН. – 2008. – № 1. – С. 59–67.

6. Цибарт А.С., Геннадиев А.Н. Влияние пожаров на свойства лесных почв Приамурья (Норский заповедник) // Почвоведение. – 2008. – № 7. – С. 783–792.

7. Цибарт А.С., Геннадиев А.Н. Направленность изменения лесных почв Приамурья под воздействием пирогенного фактора // Вестник МГУ. Серия 5.

География. – 2009. – № 3. – С. 66–74.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЛИШАЙНИКОВОГО ПОКРОВА

НА МАТЕРИКОВОМ ПОБЕРЕЖЬЕ И ОСТРОВАХ ЗАЛИВА ПЕТРА

ВЕЛИКОГО (ЯПОНСКОЕ МОРЕ)

г. Владивосток, Тихоокеанский институт географии ДВО РАН Лишайники являются симбиотическими организмами, состоящими из гри ба и водоросли. Эта двойственная природа лишайников позволила им разви ваться в самых разнообразных условиях среды: они встречаются во всех клима тических зонах, растительных сообществах и заселяют разные субстраты. Од нако лишайники очень чувствительны к антропогенному воздействию, в част ности к загрязнению воздуха, пожарам. Лишайники являются одним из приори тетных объектов для оценки состояния среды. В Приморском крае методы ли хеноиндикации используются уже более 30 лет [3]. Основным направлением является изучение видового состава эпифитных лишайников и их ответной ре акции на антропогенные воздействия разного характера.

В растительных сообществах морского побережья наряду с эпифитными лихенокомплексами значительную долю составляют эпилитные и эпигейные.

Поэтому для разработки методов оценки степени трансформации экосистем морского побережья с помощью лишайников необходимо изучение закономер ностей формирования и динамики видового разнообразия лишайников в разных типах местообитаний под влиянием природных и антропогенных факторов [1].

Целью настоящей работы является оценка современного состояния ли шайникового покрова на материковом побережье и островах залива Петра Ве ликого. Побережье залива является наиболее промышленно развитой и густо населенной частью Приморского края. Район исследования относится к мус сонной области умеренного пояса, с сухой зимой и влажным летом. Характер ными особенностями климата являются устойчивые муссонные ветры, перио дические тайфуны, частые туманы. Средняя температура зимы от –10 до –12 °С.

Средняя температура лета составляет 15,5–17,8 °С. Продолжительность перио да со средней суточной температурой выше 10 °С на побережье составляет до 5 мес. Среднегодовое количество осадков – 800 мм. Из них на теплый период приходится примерно 80 %, на холодный – 10–20 % [4]. Растительность на по бережье и островах в основном представлена многопородными широколист венными лесами с преобладанием дуба монгольского, травяно-кустарниковыми и травяно-полукустарниковыми сообществами.

Лишайники были изучены в 2009–2011 гг. на 11 участках, расположенных на материковом побережье и островах залива: мыс Островок Фальшивый, бухта Пемзовая, бухта Троицы, бухта Табунная, острова Герасимова, Сидорова, мыс Речной, полуостров Де-Фриз, остров Русский, бухта Веселкина, остров Путяти на (рис. 1). На каждом участке было заложено 3–5 пробных площадей размером 20 20 м. На каждой площадке было сделано описание лишайниковых сооб ществ в разных типах местообитаний и на разных субстратах. Фитоценотиче ские показатели лишайников оценивались на площадках 20 20 см. Для опре деления состояния лишайникового покрова учитывался видовой состав лишай ников, проективное покрытие, соотношение редких и часто встречающихся ви дов лишайников, жизненное состояние.

Рис. 1. Расположение исследованных участков: 1 – мыс Островок Фальшивый;

2 – бухта Пемзовая;

3 – бухта Троицы;

4 – бухта Табунная;

5 – остров Герасимова;

6 – остров Сидорова;

7 – мыс Речной;

8 – полуостров Де-Фриз;

9 – остров Русский;

10 – бухта Веселкина;

11 – остров Путятина Всего на исследованных участках было выявлено 220 видов лишайников.

Для каждого вида был рассчитан коэффициент встречаемости: R = А 100 / N, где А – число площадок, на которых данный вид встречается, N – общее число площадок. Все виды лишайников были объединены в 4 группы согласно их встречаемости: 1-я – единично встречающиеся виды (частота встречаемости менее 20 %);

2-я – редко встречающиеся виды (20–50 %);

3-я – часто встречаю щиеся виды (51–70 %);

4-я – очень часто встречающиеся виды (71–100 %).

Жизненное состояние лишайников было оценено по 5-балльной шкале, разработанной для юга Дальнего Востока России [2]: 1 балл – слоевище полно стью разрушено;

2 – повреждено более 50 % слоевища;

3 – повреждено менее 50 % слоевища;

4 – слоевище деформировано;

5 – повреждений и деформаций нет.

Характеристики лишайникового покрова были изучены в четырех типах местообитаний: валунно-галечные пляжи, приморские скалы, приморские леса, травяно-кустарниковые или травяно-полукустарниковые сообщества.

На рис. 2 представлено распределение групп видов с разной частотой встречаемости. Здесь видно, что на мысе Островок Фальшивый, островах Рус ский и Путятина более 50 % лишайников представлены редко и единично встречающимися видами. Напротив, на участках, расположенных в бухтах Пемзовая, Табунная и Веселкина, на мысе Речном, полуострове Де-Фриз, пре обладают часто и очень часто встречающиеся виды лишайников. На участках, расположенных в бухте Троицы и на островах Сидорова и Герасимова, лишай ники с высокой частотой встречаемости немного преобладают над редкими ви дами. На полуострове Де-Фриз и в бухте Веселкина не отмечены единично встречающиеся виды лишайников.

Доля каждой группы видов На всех исследованных участках у лишайников отмечены следы угнете ния. В основном это следы пожаров. У лишайников изменяется цвет таллома, разрушается верхний коровой слой. В среднем лучшее жизненное состояние наблюдалось у лишайников на мысе Островок Фальшивый, островах Сидорова, Герасимова, Путятина (таблица). Здесь локально наблюдались деформации талломов, изменение цвета верхнего корового слоя. На остальных участках от мечено большее угнетение у лишайников. Местами встречались сильно разру шенные талломы.

Среднее проективное покрытие лишайников в разных типах местообита ний довольно высокое (таблица). Наименьшее покрытие наблюдалось в бухте Веселкина и на мысе Речном.

Таким образом, проведенное исследование показало, что среди исследо ванных участков наименее изменен лишайниковый покров на мысе Островок Фальшивый, островах Путятина, Русский, Сидорова, Герасимова. Здесь во всех типах местообитаний наблюдается довольно высокое проективное покрытие лишайников, значительную долю составляют редкие виды. Лишайники харак теризуются относительно хорошим жизненным состоянием. Наиболее угнетен лишайниковый покров в бухтах Пемзовая, Табунная, на мысе Речном. Доля редких видов лишайников здесь значительно меньше, чем часто встречающих ся, лишайники несут следы угнетения, проективное покрытие в разных типах местообитаний ниже.

Ж. с., баллы Следует отметить, что за последние десятилетия состояние лишайниково го покрова заметно ухудшилось. Сравнение литературных данных [5] с данны ми автора показало существенное сокращение численности редких видов ли шайников и широкое распространение толерантных.

1. Родникова И.М. Антропогенные изменения экотопического разнообра зия лишайников на морском побережье (северо-западная часть Японского моря) // Современные проблемы регионального развития : матер. III Межд. науч. конф. – Биробиджан, 2010. – С. 142–144.

2. Скирина И.Ф. Лишайники Приморского края и их использование для индикации состояния среды : автореф. дис … канд. биол. наук. – Владивосток, 1998. – 35 с.

3. Скирина И.Ф., Коженкова С.И., Родникова И.М. Эпифитные лишайники Приморского края и использование их в экологическом мониторинге. – Владивосток : Дальнаука, 2010. – 150 с.

4. Физическая география Приморского края. – Владивосток: Изд-во Даль невост. ун-та, 1990. – 240 с.

5. Чабаненко С.И. К лихенофлоре острова Путятина // Флора и системати ка споровых растений Дальнего Востока. – Владивосток : ДВНЦ АН СССР, 1986. – С. 151–155.

ДАЛЬНИЙ ВОСТОК В УСЛОВИЯХ РОССИЙСКОЙ

ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ

г. Владивосток, Дальневосточный федеральный университет Уже двадцать лет российское общество озабочено проблемой депопуля ции. Одни критикуют либералов-реформаторов, другие видят скорое разреше ние драматической ситуации, ссылаясь на меры, реализуемые правительством, третьи пытаются дать объективную оценку демографическим процессам. Рас смотрим, насколько усилия государства и общества с традиционными семей ными ценностями смогут переломить очевидный ход демографической истории страны и ее проблемных регионов.

Одним из таких регионов является Дальний Восток. Здесь демографиче ские проблемы ощущаются наиболее остро. Ведь на всех этапах заселения и ос воения (с 1858 г. и по настоящее время) он устойчиво сохраняет свой историко географический статус в демографии – имеет незначительную численность на селения в сравнении с общей площадью территории. За последние 20 лет мас штабы демографических потерь в регионе превысили 1,6 млн человек (19 % на селения), что повлияло на снижение его доли в численности населения России (с 5,2 % до 4,6 %) [3].

Негативная демографическая тенденция на Дальнем Востоке в первую очередь отражается на его отставании от других регионов страны по уровню социально-экономического, технического и культурного развития. Если по смотреть на показатели средней плотности населения Дальнего Востока (1 чел.

на км2) и его субъектов [(максимум – в Приморье (12 чел. на км2), минимум – в Чукотском АО (0,1 чел. на км2)], в Республике Саха и Магаданской обл.

(0,3 чел. на км2), то очевидно, что такое количество населения не сможет обу строить территорию, обеспечить себя сырьевыми ресурсами, промышленно стью, энергетикой и культурой. Согласно экспертным расчетам, для этого не обходимо иметь оптимум в 20–25 чел. на км2 [2].

Для определения вероятности позитивных изменений современных демо графических процессов на Дальнем Востоке с целью повышения защищенности жизненно важных интересов населения и уровня национальной безопасности рассмотрим их в контексте знаний универсальных закономерностей демогра фической модернизации в России.

Под демографической модернизацией А.Г. Вишневский [1] понимает сложный социальный процесс, который всегда и везде проходит болезненно.

Он отмечает, что для демографа современная демографическая модернизация это в первую очередь синоним Д-перехода, раскрывающего особенности пере хода от равновесия высокой рождаемости и высокой смертности к равновесию низкой рождаемости и низкой смертности. Первый этап господствовал на про тяжении почти всей человеческой истории. Второй – в Европе начался в конце XVIII в. с резкого снижения смертности на фоне повышенной рождаемости.

В результате этого европейцы накопили некоторый «демографический запас»

(даже несмотря на эмиграцию за океан), который в первой половине XX в. им пригодился, когда мировой баланс стал быстро меняться [1].

Помимо этого, А.Г. Вишневский [1] считает, что в ряду других социально исторических процессов демографическую модернизацию можно рассматри вать и как «демографический срез» общей модернизации, а применительно для России – общей, всесторонней российской модернизации, основной целью ко торой является снижение смертности. Выявляя особенности российской демо графической модернизации, А.Г. Вишневский [1] выделяет две ее характерные черты. Суть одной заключается в том, что страна только к началу XX в. вступи ла в общую модернизацию, успешно осуществляя промышленную и демогра фическую революции, благодаря чему и получила статус страны «догоняющей модернизации». Другой чертой, по его мнению, является то, что Россия не смогла реализовать возможность накопить «демографический баланс» за счет асинхронной динамики рождаемости и смертности во время второго этапа Д-перехода (с начала 1900-х до конца 1960-х гг.) из-за разного рода социальных катаклизмов и кризисов (рис.1).

Рис. 1. Этапы Д-перехода (модернизаций) и Д-революций в России и на Дальнем Востоке, 1897– 2009 гг. (составлено по [3,4]) Трудно не согласиться с А.Г. Вишневским [1] в том, что именно эти две черты являются причинами депопуляции современной России. Так, с пробле мами накопления «демографического запаса» связаны значительные потери на селения. По расчетам демографов, если бы Россия избежала масштабных демо графических потерь первой половины XX в., то к концу столетия ее числен ность населения могла быть почти на 113 млн больше, чем было в действитель ности. А если бы с 1970-х гг. к тому же удалось предотвратить повышение смертности, то превышение составило бы почти 137 млн [1]. Конечно, подоб ные оценки всегда условны, но они дают общее представление о «демографи ческой цене», в которую обошелся России XX век.

Но наибольший интерес вызывает первая черта и ее определяющее влия ние на депопуляцию. Вступив на путь «догоняющей модернизации» в начале XX в., Россия устремилась к ускоренному прохождению тех этапов модерниза ции, которые другие страны постепенно проходили в течение столетий. А для этого нужно было отдать государству все ресурсы на решение вопросов пре одоления исторического отставания. Иначе говоря, страна выбрала мобилиза ционный тип развития в условиях догоняющей модернизации. При таком типе развития каждый россиянин чувствовал себя незначительным по сравнению с государством, которое постоянно оказывалось перед выбором, куда направить ограниченные в этот период ресурсы: или на охрану жизни человека, или на охрану государственных институтов, развитие государственной мощи, воору жений и т.д. Выбор, к сожалению, был не в пользу граждан. На защиту их ин дивидуальной безопасности у государства ресурсов не оставалось. Так было и так остается сейчас.

Спецификой современного периода является и тот несомненный факт, что модернизирующая роль государства уже исчерпана и многие государственные институты из предшествующей эпохи должны постепенно уступать место бо лее гибким институтам гражданского общества с их механизмами самооргани зации [1]. Но пока эта инерция предыдущего периода продолжает действовать.

Россиянам с завидной регулярностью предлагаются очередные концепции со циально-экономического развития, демографической политики, государствен ные и региональные программы модернизации здравоохранения, а модерниза ция смертности остается незавершенной. Это хорошо видно по динамике смертности в России и на Дальнем Востоке (рис. 1).

То, как изменялась смертность и рождаемость на каждом этапе Д-перехода в России и на Дальнем Востоке в условиях догоняющей модернизации, можно увидеть на рис. 1. Так как динамика этих показателей по Дальнему Востоку практически повторяет динамику рождаемости и смертности для России в це лом, это позволило сделать общие для них выводы. Во-первых, вымирание рос сиян началось с середины 1960-х гг., когда впервые в мирное время число рож денных стало недостаточным для замещения родительского поколения (рис.1).

Эта тенденция продолжалась до начала 1980-х гг. Принятие в 1981 г. Постанов ления КПСС и правительства, направленное на повышение рождаемости, дало кратковременный позитивный результат. Во-вторых, последнее резкое повы шение рождаемости пришлось на вторую половину 1980-х гг., когда в активный репродуктивный возраст вступило самое многочисленное из ныне живущих – поколение 1950-х гг. (рис. 1). В это время отмечалось повышение рождаемости и снижение смертности, простой уровень воспроизводства. В-третьих, с начала 2000-х гг. многочисленное поколение 1980-х гг. еще обеспечивало стране не значительное увеличение рождаемости за счет значительного числа потенци альных молодых родителей. Но к 2006 г. «демографический запас» закончился (рис. 1). Увеличение численности населения, произошедшее в течение 2009 г., оказалось кратковременным, так как последующие годы показали прежнее со стояние убыли населения (рис. 1).

Причина негативной ситуации в воспроизводстве населения России и Дальнего Востока, в частности, все же находится в компетенции чистой демо графии. Вызывает сомнение, что принятые российским правительством меры по поддержке материнства и детства (материнский капитал и т. п.) смогут обес печить в долгосрочной перспективе повышение рождаемости на уровень, необ ходимый хотя бы для простого воспроизводства населения (2,15 ребенка на од ну женщину). Опыт европейских стран, где затраты государства на поддержку рождаемости значительно выше, уже доказал бесперспективность использова ния только материальных ресурсов. Таким образом, в России и на Дальнем Востоке, даже несмотря на незначительный рост суммарного коэффициента рождаемости в 2000-х гг. (рис. 2), остановить снижение численности населения невозможно. Оно будет не только продолжаться, но и быстро увеличиваться, так как в последние пятнадцать лет родилось самое малолюдное поколение.

Рис. 2. Необходимый и существующий уровни замещения поколений Прогноз численности населения Дальнего Востока до 2050 г., рассчитан ный нами с учетом современной численности населения всех возрастов и коэф фициента дожития, показал объем будущих потерь населения. Так, к 2020 г.

численность дальневосточников уменьшится почти на 1,6 млн, а к 2050 г. – более чем на 2,2 млн (рис. 3).

Рис. 3. Прогноз численности населения Дальнего Востока Очевидно, что потери населения в регионе определяются не только естест венной, но и миграционной убылью (9/10 общей убыли). Анализ сложившейся ситуации показал, что в 2000-х гг. изменилась интенсивность миграционного оттока. Постоянное население южных районов в целом становится более ус тойчивым – потери здесь менее значительные. Для северных районов по прежнему отмечается максимальный отток населения, несмотря на то, что его интенсивность снизилась в 13 раз [3]. Определенные надежды на оживление миграционного притока возлагались на принятую в 2006 г. госпрограмму «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом» [5]. Однако она не оправдала ожиданий федеральных и региональных властей, так как немного численные этнические русские предпочитают западные регионы страны. Таким образом, единственным реальным источником компенсации естественной убы ли населения на Дальнем Востоке может стать миграция зарубежного нерус скоязычного населения.

Ситуацию с естественной убылью населения в регионе, определяющуюся отрицательными результатами догоняющей российской модернизации XX–XXI вв., переломить будет не так просто. Государство, благодаря успехам общей модер низации, добилось снижения смертности и одновременного увеличения ожи даемой продолжительности жизни почти в 3 раза [3]. Но это неизбежно привело к снижению рождаемости и сильной трансформации семейных ценностей, фик сируемых статистикой и многочисленными исследованиями. Уже никого не удивишь частыми и ранними добрачными половыми связями, снижением числа зарегистрированных браков, ростом числа свободных и «нестандартных» брач ных союзов, разводов, незаконнорожденных детей, увеличением числа детей, «принадлежащих» сразу нескольким семьям из-за лояльности к разводу роди телей, эмансипацией женщин, ослабевающей семейную солидарность, уступая место социальной солидарности, и др. [1]. Естественно, что государство и об щество активно реагируют на новую для них ситуацию. Но при этом они опи раются на реликтовые ценности, сложившиеся под влиянием сильных государ ственно-патерналистских традиций страны догоняющей модернизации. И не удивительно, что эта реакция остается безрезультативной.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 




Похожие материалы:

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное научное учреждение РОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ МЕЛИОРАЦИИ (ФГНУ РосНИИПМ) ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ОРОШАЕМОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ Сборник статей Выпуск 38 Новочеркасск 2007 1 УДК 631.587 ББК 41.9 П 78 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: В.Н. Щедрин (ответственный редактор), Г.Т. Балакай, В.Я. Бочкарев, Ю.М. Косиченко, Т.П. Андреева (секретарь) РЕЦЕНЗЕНТЫ: В.И. Ольгаренко – заведующий кафедрой эксплуатации ...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное научное учреждение РОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ МЕЛИОРАЦИИ (ФГНУ РосНИИПМ) ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ОРОШАЕМОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ Сборник статей Выпуск 41 Новочеркасск 2009 УДК 631.587 ББК 41.9 П 78 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: В.Н. Щедрин (ответственный редактор), С.М. Васильев, Г.Т. Балакай, Т.П. Андреева (секретарь) РЕЦЕНЗЕНТЫ: В.И. Ольгаренко – заведующий кафедрой Эксплуатация мелиоративных ...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное научное учреждение РОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ МЕЛИОРАЦИИ (ФГНУ РосНИИПМ) ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ОРОШАЕМОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ Сборник статей Выпуск 40 Часть I Новочеркасск 2008 УДК 631.587 ББК 41.9 П 78 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: В.Н. Щедрин (ответственный редактор), Ю.М. Косичен ко, С.М. Васильев, Г.Т. Балакай, Т.П. Андреева (секретарь) РЕЦЕНЗЕНТЫ: В.И. Ольгаренко – заведующий кафедрой ...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное научное учреждение РОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ МЕЛИОРАЦИИ (ФГНУ РосНИИПМ) ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ОРОШАЕМОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ Сборник статей Выпуск 39 Часть II Новочеркасск 2008 УДК 631.587 ББК 41.9 П 78 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: В.Н. Щедрин (ответственный редактор), С.М. Васильев, Г.Т. Балакай, Т.П. Андреева (секретарь) РЕЦЕНЗЕНТЫ: В.И. Ольгаренко – заведующий кафедрой Эксплуатация ...»

«23 - 24 мая 2012 года Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ФГБОУ ВПО Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия им. П.А. Столыпина В МИРЕ НАУЧНЫХ научно-практическая конференция ОТКРЫТИЙ Всероссийская студенческая Том III Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ФГБОУ ВПО Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия им. П.А. Столыпина Всероссийская студенческая научно-практическая конференция В МИРЕ НАУЧНЫХ ОТКРЫТИЙ Том III Материалы ...»

«23 - 24 мая 2012 года Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ФГБОУ ВПО Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия им. П.А. Столыпина В МИРЕ научно-практическая конференция НАУЧНЫХ Всероссийская студенческая ОТКРЫТИЙ Том I Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ФГБОУ ВПО Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия им. П.А. Столыпина Всероссийская студенческая научно-практическая конференция В МИРЕ НАУЧНЫХ ОТКРЫТИЙ Том I Материалы ...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Министерство образования Республики Башкортостан Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Башкирский государственный аграрный университет Совет молодых ученых университета СТУДЕНТ И АГРАРНАЯ НАУКА Материалы VI Всероссийской студенческой конференции (28-29 марта 2012 г.) Уфа Башкирский ГАУ 2012 УДК 63 ББК 4 С 75 Ответственный за выпуск: председатель совета молодых ученых, канд. ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВПО ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ М. А. САФОНОВ, А. С. МАЛЕНКОВА, А. В. РУСАКОВ, Е. А. ЛЕНЕВА БИОТА ИСКУССТВЕННЫХ ЛЕСОВ ОРЕНБУРГСКОГО ПРЕДУРАЛЬЯ ОРЕНБУРГ 2013 г. УДК 574.42: 574.472 + 502.5 С 21 Сафонов М.А., Маленкова А.С., Русаков А.В., Ленева Е.А. Биота искусственных лесов Оренбургского Предуралья. - Оренбург: Университет, 2013. - 176 с. В монографии обсуждаются результаты многолетних исследований биоты гри ...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ НАУК СИБИРСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ТОРФА НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ ИНСТИТУТ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ БОТАНИКИ ИМ. В.Ф. КУПРЕВИЧА РУКОВОДСТВО ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ ФЕРМЕНТАТИВНОЙ АКТИВНОСТИ ТОРФЯНЫХ ПОЧВ И ТОРФОВ Томск, 2003 1 ББК 631 И 64 УДК 631.465 Руководство по определению ферментативной активности торфяных почв и торфов. Инишева Л.И., Ивлева С.Н., Щербакова Т.А. Томск: Изд-во том. ун-та, 2002. – с. В руководстве приводятся методики ...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ БИОЛОГИЧЕСКИХ НАУК ОБЩЕСТВО ФИЗИОЛОГОВ РАСТЕНИЙ РОССИИ УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ ФИЗИОЛОГИИ РАСТЕНИЙ им. К. А. ТИМИРЯЗЕВА РАН БЮЛЛЕТЕНЬ ОБЩЕСТВА ФИЗИОЛОГОВ РАСТЕНИЙ РОССИИ ВЫПУСК 24 МОСКВА * 2011 УДК 581.1 Бюллетень Общества физиологов растений России. – Москва, 2011. Выпуск 24. – 98 с. Ответственный редактор чл.-корр. РАН Вл. В. Кузнецов Редакционная коллегия: к.б.н. В. Д. Цыдендамбаев, к.б.н. Н. Р. Зарипова, н.с. Л. Д. Кислов, м.н.с. У. Л. ...»

«МАЛАЯ РЕРИХОВСКАЯ БИБЛИОТЕКА Н.К.Рерих ОБ ИСКУССТВЕ Сборник статей Международный Центр Рерихов Мастер Банк Москва, 2005 УДК 70 + 10(09) ББК 85.103(2)6 + 87.3(2)6 Р42 Рерих Н.К. Р42 Об искусстве: Сб. ст. / Предисл. А.Д.Алехина, сост. С.А.Пономаренко. — 2 е изд., исправленное. — М.: Между- народный Центр Рерихов, Мастер Банк, 2005. — 160 с. ISBN 5 86988 147 1 Литературное наследие Н.К.Рериха, будь то Листы дневника, научные статьи, пьесы, стихи, являет собой вдохновенный призыв к постижению ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию _ САНКТ-ПЕРЕТРБУРГСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЛЕСОТЕХНИЧЕ- СКАЯ АКАДЕМИЯ ИМ. С.М. КИРОВА А.И. Жукова, кандидат технических наук, доцент И.В. Григорьев, доктор технических наук, профессор О.И. Григорьева, кандидат сельскохозяйственных наук, доцент А.С. Ледяева, кандидат технических наук, ассистент ЛЕСНОЕ РЕСУРСОВЕДЕНИЕ Учебное пособие Для студентов направления 250300, и специальности 250401 Под общей редакцией ...»

«1 НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПАРТНЕРСТВО ДЛЯ ЗАПОВЕДНИКОВ УЧРЕЖДЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ СТЕПИ УРАЛЬСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РАН Отв.исполнители: Петрищев В.П. (научн. руководитель) Казачков Г.В. Создание степных памятников природы в Оренбургской области Отчет по договору № 9/10 от 15.12.2010 года Директор Института степи УрО РАН, член-корреспондент РАН А.А.Чибилёв Оренбург, 2011 2 СПИСОК ИСПОЛНИТЕЛЕЙ Руководитель темы, В.П.Петрищев (введение, разделы 1-3,5, кандидат (заключение) ...»

«Министерство по чрезвычайным ситуациям Национальная Академия наук Беларуси ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ АВАРИЯ: ПОСЛЕДСТВИЯ И ИХ ПРЕОДОЛЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДОКЛАД Под редакцией: академика Конопли Е.Ф. профессора Ролевича И.В МИНСК 1998 3 УДК 614.876:504.056 Р е ц е н з е н т : Международный институт по радиоэкологии им. А.Д.Сахарова Чернобыльская авария: последствия и их преодоление. Национальный доклад // Под ред. акад. Конопли Е.Ф., проф. Ролевича И.В. – 2-е изд., перераб. и доп. - Минск: Министерство по ...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (ФГБОУ ВПО ВГУ) УДК 574.2 Код ГРНТИ 34.35.15; 34.29.35; 34.29.25; 34.29.15 № госрегистрации 01201175705 УТВЕРЖДАЮ Ректор Д.А. Ендовицкий __ 2012 г. ОТЧЕТ О НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЕ по теме: ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ РАСТИТЕЛЬНЫХ РЕСУРСОВ ПРИ ИНТРОДУКЦИИ В ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЕМНОМ РЕГИОНЕ И РАЗРАБОТКА МЕРОПРИЯТИЙ ПО ИХ СОХРАНЕНИЮ НА БАЗЕ ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ТАМБОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Г.Р. ДЕРЖАВИНА РЕГИОНАЛЬНЫЕ КАДАСТРЫ ЖИВОТНОГО И РАСТИТЕЛЬНОГО МИРА И КРАСНЫЕ КНИГИ Материалы всероссийской научно-практической конференции 24–25 сентября 2012 г., Тамбов – Галдым Тамбов 2012 УДК 502; 58; 59 ББК 20.1+28.5+28.6 Р326 О т в е т с т в е н н ы й р е д а к т о р: Г.А. Лада, кандидат ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГОУ ВПО КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра общей биологии и экологии И.С. БЕЛЮЧЕНКО ЭКОЛОГИЯ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ (Региональная экология) Допущено Департаментом научно-технической политики и образования Министерства сельского хозяйства РФ в качестве учебного пособия для студентов и слушателей ФПК биологических специальностей высших сельскохозяйственных учебных заведений , Краснодар 2010 1 УДК 504(470.620) ББК 28.081 Б 43 ...»

«Правительство Ивановской области Комитет Ивановской области по природопользованию РЕДКИЕ РАСТЕНИЯ МАТЕРИАЛЫ ПО ВЕДЕНИЮ КРАСНОЙ КНИГИ ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ Иваново 2011 1 УДК 502.75(470.315) ББК 28.58 Р332 Авторы: Е. А. Борисова, М. А. Голубева, А. И. Сорокин, М. П. Шилов Редкие растения : материалы по ведению Красной книги Р332 Ивановской области / Е. А. Борисова, М. А. Голубева, А. И. Соро кин, М. П. Шилов ; под. ред. Е. А. Борисовой. – Иваново : ПресСто, 2011. – 108 с., ил. ISBN ...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ АЛТАЙСКОГО КРАЯ ДЕПАРТАМЕНТ ПО ОХРАНЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КРАСНАЯ КНИГА АЛТАЙСКОГО КРАЯ РЕДКИЕ И НАХОДЯЩИЕСЯ ПОД УГРОЗОЙ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ ВИДЫ РАСТЕНИЙ Том 1 БАРНАУЛ–2006 1 PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com ББК 28.688 УДК 581.9(571.15) К 78 Красная книга Алтайского края. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды растений. – Барнаул: ОАО “ИПП “Алтай”, 2006. – 262 с. В первый том Красной книги внесены 212 видов ...»






 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.