WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 24 |

«X ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ЗАПОВЕДНОМУ ДЕЛУ МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ 25-27 сентября 2013 г. г. ...»

-- [ Страница 6 ] --

7. Misgurnus buphoensis (Kim, Pak, 1995) – корейский вьюн (Новомодный, 2011). Распространён в бас сейне Амура, в Северном Китае и Корее. Обычен в заболоченных озерах юго-восточной и восточной части заповедника, в оз. Большое, в заливах р. Глинянка.

8. Lefua pleskei (Herzenstein, 1887) – восьмиусый голец Плеске (Новомодный, 2011). Длина 5 – 8 см. На селяет стоячие и слабопроточные водоёмы. Статус отдельного вида восстановлен недавно (Naseka, Bogutskaya, 2004). Ареалы Lefua costata и Lefua pleskei, рассматриваемых ранее как один вид, требуют уточнения в ЕАО и в Амурском бассейне в целом. В 2012 году вид обнаружен в среднем течении реки Ин, на участке с умеренно-быстрым течением с температурой воды 16оС, на мелководье с обильной растительностью. Предположительно может встречаться также в низовьях р. Глинянка (рис. 4).

Пять из восьми видов (пёстрый конь, подуст-чернобрюшка, корейская востробрюшка, китайская трегубка, голец Плеске) обнаружены в ходе экспедиции 2012 г. в р. Ин, на предполагаемой границе аре ала. Выше по реке Ин температурный режим, скорость течения лимитируют обитание данных видов.

Предположительным местообитанием этих рыб в заповеднике может быть и нижнее течение р. Гли нянка, хорошо прогреваемые летом участки с медленным течением. Юго-восточный участок заповед ника «Бастак» является наиболее удалённой от русла р. Амур территорией обитания представителей автохтонной китайской ихтиофауны в пределах ЕАО. Сведения об ихтиофауне заповедника ежегодно пополняются, в ходе мониторинга животного мира данной территории выявляются новые для заповед ника виды и местообитания рыб. При дальнейших исследованиях в водоёмах заповедника возможны находки не описанных в данной статье представителей китайского автохтонного ихтиокомплекса.

ЛИТЕРАТУРА

Аверин А.А., Бурик В.Н. Позвоночные животные государственного природного заповедника «Бастак». Анноти рованный список видов // Биробиджан: Заповедник «Бастак», 2007. 65 с.

Богуцкая Н.Г., Насека А.М. Каталог бесчелюстных и рыб пресных и солоноватых вод России с номенклатурными и таксономическими комментариями. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2004. 389 с.

Бурик В.Н. Водные биотопы и ихтиосообщества заповедника «Бастак» // Материалы VII Дальневосточной конфе ренции по заповедному делу. Биробиджан: Изд-во БГПИ, 2005. С 54-57.

Бурик В.Н. Ихтиофауна Еврейской автономной области // Региональные проблемы, № 10. Биробиджан: ИКАРП ДВО РАН, 2008. С. 68-75.

Веселов Е.А. Определитель пресноводных рыб фауны СССР. М.: Просвещение, 1977. 238 с.

Крыжановский С.Г., Смирнов А.И., Соин С.Г. Материалы по развитию рыб р. Амура // Труды амурской ихтиоло гической экспедиции 1945 – 1949 гг. Том II. М.: Изд-во МОИП, 1951. С. 5-222.

Новомодный Г.В., Золотухин С.Ф., Шаров П.О. Рыбы Амура: богатство и кризис. Владивосток: «Апельсин», 2004. 64 с.

Новомодный Г.В. Рыбы Амура // http://tinro.khv.ru/amurfishes/amurfishes.htm. Хабаровский филиал ТИНРО, 2011.

Черешнев И.А. Биогеография пресноводных рыб Дальнего Востока России. Владивосток: Дальнаука, 1998. 131 c.

РАспРЕДЕЛЕНИЕ МАКРОФИТОВ НА ЛИТОРАЛИ О. ШИКОТАН

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение «Дальневосточный государственный рыбохозяйственный университет», г. Владивосток Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Институт биологии моря им. А.В.

Литораль, или зона приливов и отливов, является амфибиотической зоной, которая подвергается постоянному воздействию воздушной и водной сред. Поэтому здесь в наибольшей степени выражены суточные и сезонные колебания температуры, солености, увлажнения и других факторов (Кусакин, 1977а). В результате непостоянства условий в пределах литоральной зоны вырабатывается стойкая, эврибионтная фауна и флора, приспособленная к неблагоприятным условиям окружающей среды.

Доступность литорали для непосредственного наблюдения и исследования во время отлива, а также своеобразие условий обитания являются причинами ее интенсивного изучения. Курильские острова расположены в сейсмически активном районе Мирового океана. Они служат естественной границей между Охотским морем и Тихим океаном (Кусакин, 1977б). К юго-востоку от Большой Курильской гряды параллельно ей простирается Малая Курильская гряда.

Значительная биопродуктивность вод прикурильского района во многом связана с высокой динами кой его вод. Благодаря апвеллингу в этом районе встречаются как холодноводные, так и тепловодные виды. В летний период апвеллингам принадлежит исключительная роль в снабжении эвфотической зоны биогенами. Интенсивное вертикальное перемешивание захватывает большую толщу вод. По требление биогенных элементов происходит как в зонах апвеллинга, так и в смежных водах вниз по течению. В связи с этим в южнокурильском районе регистрируются более высокие, чем в среднеку рильском, концентрации биогенов (Шунтов, 2001). Являясь одной из наиболее продуктивных зон, юж нокурильское мелководье представляет огромный интерес для исследователей. Макробентос литорали Южных Курил изучены сравнительно хорошо (Кусакин, 1958, 1978, 1997;

Кусакин и др., 1974). При этом макрофиты не были предметом регулярного и широкого изучения.

Остров Шикотан – самый крупный в Малой Курильской гряде. Береговая линия о-ва Шикотан очень сильно изрезана, здесь имеется 9 крупных бухт и множество мелких бухточек. Восточный берег о-ва Шикотан безлюден, а на западном расположены предприятия по переработке рыбы и морепродуктов.

Остров пережил сильное землетрясение в 1994 г. Поэтому литоральная флора Шикотана является уни кальной моделью для изучения естественных и антропогенных воздействий на прибрежные сообще ства (Кусакин, Тараканова, 1977). Целью работы является изучение состава и распределения морских растений, обитающих в литоральной зоне острова Шикотан (Южные Курильские острова).

Материалом послужили сборы литоральной экспедиции ИБМ ДВО РАН 1987 г., выполненные в бухтах о-ва Шикотан: Отрадная и Крабовая на северо-западном берегу, Гольцова и Дельфин – на юго западном, Маячная и Димитрова – на северо-восточном, Снежкова и Церковная – на юго-восточном по бережьях. При сборе количественных проб бентоса пробные площадки ограничивали металлическими рамками площадью 100, 250, 500 и 1000 см2. Для отмывки проб макробентоса от грунта использовали почвенные сита. Собранные пробы разбирали, организмы просчитывали и, обсушив на фильтроваль ной бумаге, взвешивали на аптекарских весах с точностью до 10 мг;

крупные растения взвешивали на технических весах с точностью до 1 г. Зонально-биогеографический анализ проводили с использова нием фитогеографической системы Л.П. Перестенко (Перестенко, 1982), а также биогеографической системы А.И. Кафанова и В.А. Кудряшова (Кафанов, Кудряшов, 2000).

Макрофлора литоральной зоны острова Шикотан насчитывает 84 вида, относящихся к 63 родам, семействам, 20 порядкам и 4 отделам. Красные водоросли (отдел Rhodophyta) представлены 36 вида ми, что составляет 43% от общего видового состава флоры. Бурые водоросли (отдел Ochrophyta, класс Phaeophyceae) представлены 29 видами, что составляет 35% от общего видового состава флоры. Из них 4 вида ламинариевых являются промысловыми, а 3 вида фукусовых и 4 вида ламинариевых – по тенциально промысловыми видами. Зеленые водоросли (отдел Chlorophyta) представлены 14 видами, что составляет 16,5% от общего видового состава флоры. Высшие растения (отдел Tracheophyta) пред ставлены 5 видами. Доля их в литоральной флоре острова самая низкая и составляет около 6%.

Распределение и расселение водорослей тесно связано с условиями среды, формирующимися в при брежной зоне. Важнейшие факторы, влияющие на вертикальное и горизонтальное распределение:

1. Степень изрезанности берега.

2. Характер дня.

3. Прибои и течения. Характер водных масс.

4. Прозрачность воды.

5. Химический состав воды.

6. Межвидовые взаимодействия водорослей.

7. Воздействие животных-фитофагов.

Степень встречаемости одних и тех же видов, а также их разнообразие в разных бухтах как раз и определяется интенсивностью влияния всех перечисленных факторов. Остров Шикотан, находясь меж ду Охотским морем и Тихим океаном, является зоной резких изменений климатических, водообменных и химических условий. В связи с этим, изучение видового разнообразия и распределения макрофитов этого района является очень актуальной задачей, для решения которой необходимо проводить анализ каждого отдельного участка.

Распределение видов в литоральной флоре Шикотана является неравномерным. Расположенные на северо-западном берегу охотоморского побережья б. Крабовая и б. Отрадная сходны по числу видов.

Доля красных водорослей в обеих бухтах составляет 50% от общего числа видов макрофитов. Бурых водорослей в б. Крабовая на 5% больше, чем в б. Отрадная. По числу видов Chlorophyta, наоборот, преобладает флора б. Отрадная. Такое относительно равное распределение видов можно объяснить схожестью расположения этих бухт: они обе глубоко «врезаны» в остров, что делает их более изоли рованными от открытого моря. На юго-западном берегу охотоморского побережья общее число видов флор соседних бухт Дельфин и Гольцова очень сходно: 31 и 27 видов, соответственно. При этом в б.

Гольцова красных водорослей в 1,5 раза больше, чем в б. Дельфин;

они составляют больше половины видового состава флоры. Доля бурых водорослей в б. Гольцова на 3% больше, чем в б. Дельфин. Доля зеленых водорослей в б. Дельфин на 6% выше, чем в соседней бухте.

На тихоокеанском побережье бухты северо-восточного берега сильно различаются по числу видов макрофитов и их долям. В б. Димитрова встречено 46 видов макрофитов, а в б. Маячная – 20. Доля крас ных водорослей в составе флоры в б. Димитрова на 15% больше, чем в б. Маячная. Доля видов бурых водорослей во флоре б. Маячная на 15%, видов зеленых – на 7% больше, чем в б. Димитрова. Бухты юго-восточного берега, Церковная и Снежкова, характеризуются минимальным числом видов зеленых водорослей. Для первой бухты доля Chlorophyta составила 5%, для второй 0%. Доля красных водорос лей в б. Снежкова очень высока и составила 60%, доля бурых в б. Церковная 40%.

Итак, больше всего видов макрофитов было встречено на охотоморском побережье в б. Отрадная – 46 видов и столько же в б. Димитрова на тихоокеанском. Второе место по видовому богатству зани мает флора б. Крабовая (43). На юго-западе охотоморского побережья флоры б. Гольцова и б. Дельфин насчитывают 31 и 27 видов соответственно, что является средним показателем для острова в целом.

Флоры остальных бухт тихоокеанского побережья включают 10-20 видов, представленных по отделам в разных долях (рис. 1).

Как видно, в литоральных флорах большинства исследованных бухт (6 из 8) по количеству видов превалируют Rhodophyta. Наибольшее общее число видов красных водорослей зарегистрировано в б.

Димитрова на тихоокеанском побережье – 25 видов, наименьшее в б. Снежкова на тихоокеанском по бережье – 6 видов. Наибольшая доля красных водорослей в составе флоры выявлена в б. Снежкова – 60 %, где из 10 видов водорослей 6 видов являются представителями Rhodophyta. Максимальное число видов бурых водорослей (16) обнаружено на северо-западном берегу охотоморского побережья в б. Крабовая. Минимальное число видов бурых (4) найдено в б. Снежкова. Наибольшая доля бурых – 60%, или 12 видов из 20 видов макрофитов – отмечена в б. Церковная. Максимальное число видов зеленых водорослей (8) найдено в б. Отрадная, на охотоморском побережье, минимальное – 0 и 1 – в б.

Снежкова и Церковная на тихоокеанском берегу. Наибольшая доля Chlorophyta – 6 видов из 27 видов – характерна для литоральной флоры б. Дельфин, находящейся под влиянием опреснения.

ЛИТЕРАТУРА

Кафанов А.И., Кудряшов В.А. Морская биогеография: Учебное пособие. М.: Наука, 2000. 176 с.

Кусакин О.Г. Сезонные изменения на литорали южных Курильских островов // Вестн. Ленинград. ун-та. Серия биол.

1958. Т. 3.С. 116-130.

Кусакин О.Г. Литоральные сообщества // Биология океана: Биологическая продуктивность океана. Т. 2. М.: Наука, 1977а. С. 111-132.

Кусакин О.Г. Население литорали // Биология океана: Биологическая структура океана. Т. 1. М.: Наука, 1977б. С. 174-178.

Кусакин О.Г. Биономия и фенология литорали бухты Крабовая острова Шикотан Курильской гряды // Животный и растительный мир шельфовых зон Курильских островов. М.: Наука, 1978. С. 5–46.

Кусакин О. Г., Тараканова Т. Ф. Макробентос литорали острова Кунашир // Фауна прибрежных зон Курильских островов. М.: Наука, 1977. С. 15-48.

Кусакин О.Г., Иванова М.Б., Цурпало А.П. Список видов животных, растений и грибов литорали Дальневосточ ных морей России. Владивосток: Дальнаука, 1997. С. 50-52.

Кусакин О.Г., Кудряшов В.А., Тараканова Т.Ф., Шорников Е.И. Поясообразующие флоро-фаунистические груп пировки литорали Курильских островов // Растительный и животный мир литорали Курильских островов.

Новосибирск: Наука, 1974. С. 5-75.

Перестенко Л.П. О принципах зонального биогеографического районирования шельфа Мирового океана и о си стемах зон // Морская биогеография. М.: Наука, 1982. С. 99-114.

Шунтов В.П. Биология дальневосточных морей России. Т.1. Владивосток: ТИНРО-центр, 2001. 579 с.

ФЛОРИсТИЧЕсКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ ЗЕйсКОгО гОсУДАРсТВЕННОгО пРИРОДНОгО Амурский филиал федерального государственного бюджетного учреждения науки «Ботанический Зейский государственный природный заповедник (ЗГПЗ), организованный в 1963 г., расположен в восточной части хребта Тукурингра (540 с.ш. и 1270 в.д.) на территории Зейского района Амурской об ласти. Общая площадь заповедника составляет 99,43 тыс. га (рис. 1.).

Территория заповедника находится в южнотаёжной подзоне зоны хвойных лесов вблизи границы под зон южной и средней тайги (Колесников, 1969). Растительность по характеру приближается к среднетаёж ной. Более 90% территории заповедника покрыто лесами, имеющими выраженную высотную поясность.

Основные работы по выявлению флоры и изучению растительности ЗГПЗ проводились преимуще ственно до завершения строительства Зейской ГЭС и создания Зейского водохранилища (Голышева, 1973, 1976, 1978а, 1978б;

Флора хребта …, 1981). По результатам этих исследований был опубликован первый конспект флоры заповедника, включающий 621 вид сосудистых растений (Флора и фауна…, 1987). В последующие годы многие гербарные сборы с территории заповедника были переопределены, в результате чего был опубликован новый список сосудистых растений ЗГПЗ, включающий 642 вида сосудистых растений (Петелин, Губанов, 1997).

Целенаправленные и систематические обследования флоры заповедника после ввода в строй Зейского гидроузла и стабилизации границ Зейского водохранилища не проводились, поэтому возникла необхо димость инвентаризации современной флоры и растительности ЗГПЗ. Для решения этой задачи с года нами были начаты планомерные флористические работы на территории заповедника (Веклич, 2011а, 2011б, 2012а, 2012б, 2012в;

Веклич, Ширшова, 2010). В результате полевых и камеральных работ, анализа литературных данных и гербарного материала на территории ЗГПЗ (включая охранную зону) выявлено 698 видов сосудистых растений (668 аборигенных и 30 адвентивных видов), что составляет около 34,5% от видового богатства флоры Амурской области. Таким образом, флора заповедника пополнилась на видов, из которых 7 адвентивных (Cirsium schantarense Trautv. et C.A.Mey., Erigeron acris L., Humulus lupulus L., Picris davurica Fisch., Potentilla intermedia L., Scleranthus annuus L., Vicia hirsuta (L.) S.F. Gray.) и 49 аборигенных видов - представителей различных семейств, таких как Lycopodiaceae, Equisetaceae, Botrychiaceae, Alliaceae, Asteraceae, Boraginaceae, Brassicaceae, Crassulaceae, Сyperaceae, Fumariaceae, Lamiaceae, Onagraceae, Orchidaceae, Polemoniaceae, Rosaceae, Ranunculaceae.

Анализ систематического состава аборигенной фракции флоры заповедника выявил подавляющее преобладание покрытосеменных (624 вида;

93,4%). Среди цветковых растений двудольные представ лены 449 видами (67,2%), однодольные – 175 видами (26,2%). Сосудистые споровые представлены семействами с 37 видами (5,5%). Они содержат 9 видов (1,3%) плауновидных, 7 (1,0%) – хвощевидных и 21 (3,1%) – папоротниковидных. Наименьшим числом видов представлены голосеменные (7;

1,0%), являющиеся, тем не менее, эдификаторами многих ценозов (Larix gmelinii (Rupr.) Rupr., Picea ajanensis (Lindl. et Gord.) Fisch. ex Carr., Picea obovata Ledeb.).

Во флоре ЗГПЗ представлено 7 семейств, включающих в себя более 10 родов. Они объединяют родов и 268 видов (около 40% всей флоры). Девять семейств содержат от 5-10 родов, 25 семейств – от до 4 родов и 49 семейств представлены одним родом. В среднем на одно семейство приходится 7 видов, на род – 2 вида. Ведущие (наиболее крупные) 10 семейств аборигенной флоры ЗГПЗ насчитывают видов, что составляет 55,2% от всего состава флоры (табл. 1).

Принятые сокращения: АБ – комплекс аборигенных видов, АД – комплекс адвентивных видов.

Таксономическая структура флоры ЗГПЗ по составу ведущих семейств первой триады семейственно видового спектра относится к флорам Cyperaceae – типа (Хохряков, 2000). Преобладание в семейственно видовом спектре семейств Asteraceae (61 вид, 9,1%), Poaceae (59, 8,8%) и Cyperaceae (56, 8,3%) – ха рактерный признак для бореальной области (Толмачев, 1974). Триада первых семейств объединяет бо лее четверти видов (26,8%) природной флоры заповедника (табл. 1).

Присутствие в таксономическом спектре ведущих семейств аборигенной флоры заповедника се мейств Ranunculaceae (ранг 4-й) и Rosaceae (ранг 5-й) обусловлено наличием на рассматриваемой тер ритории различных лесных ценозов, а таких семейств, как Ericaceae (ранг 7-й), Caryophyllaceae (ранг 8-9-й) и Salicaceae (ранг 8-9-й), – высокогорных и лесных ценозов.

Таксономические спектры ведущих семейств полной и аборигенной фракции имеют незначительные различия, что связано с присутствием во флоре заповедника небольшого числа заносных растений в та ких семействах, как Asteraceae (8 видов), Caryophyllaceae (4), Poaceae (3), Fabaceae (2), Rosaceae (2) и Polygonaceae (1) (табл. 2). Всего в ЗГПЗ отмечено 30 адвентивных видов, что составляет 4,3% от общего числа выявленных видов. Низкий процент адвентивных видов связан с удаленностью территории запо ведника от населенных пунктов и отсутствием крупных транспортных сообщений вблизи его территории.

Десять ведущих родов аборигенной флоры ЗГПЗ охватывают 144 видов, что составляет 21,6% видо вого разнообразия (табл. 2). В 8 родах содержится по 5 видов, в 106 родах – по 2-4 вида и 185 родах – по 1 виду. Таким образом, во флоре заповедника преобладают одновидовые и бедные (2-4 вида) роды. Они включают в себя соответственно 185 (27,7%) и 261 (39,1%) видов.

Господствующее положение (по числу видов) в родовом спектре аборигенной флоры ЗГПЗ занима ет род Carex (ранг 1-й), насчитывающий 45 видов (6,7% флоры). Присутствие этого рода является ха рактерным для бореальных флор. Виды рода Carex отличаются экологической пластичностью и широко представлены в различных ценозах заповедника. Второе место занимает род Salix, что обусловлено пре обладанием на территории заповедника лесных ценозов и наличием высокогорных ценозов. Доминирую щее положение родов Salix (ранг 2-й) и Artemisia (ранг 3-4-й) в аборигенной флоре ЗГПЗ подчеркивает типичные черты бореальной лесной флоры. Высокое место рода Poa (ранг 3-4-й) в аборигенной флоре заповедника объясняется тем, что виды этого рода отличаются высокой пластичностью и разнообразной эколого-ценотической приуроченностью, что позволяет им участвовать во многих ценозах (табл. 2).

Таксономические спектры ведущих родов полной и аборигенной флоры ЗГПЗ имеют незначитель ные различия, связанные с наличием 4 адвентивных видов в трех родах флоры заповедника, таких как Potentilla (2 вида), Artemisia (1) и Vicia (1) (табл. 2).

На территории ЗГПЗ выявлено 27 краснокнижных видов сосудистых растений (Красная книга…, 2009), из которых занесены в Красную книгу России (2008): Adlumia asiatica Ohwi., Adenophora jacutica Fed., Calypso bulbosa (L.) Oakes., Cypripedium calceolus L., Cypripedium macranthon Sw., Cypripedium ventricosum Sw., Epipogium aphyllum Sw., Neottianthe cucullata (L.) Schlechter., Paeonia obovata Maxim. и Rhodiola rosea L. Среди краснокниж ных растений наибольший интерес представляет вид Adlumia asiatica, местонахождения которого находятся на Artemisia Poa Viola Всего видов в №№ 1-10 (%) Принятые сокращения: АБ – комплекс аборигенных видов, АД – комплекс адвентивных видов.

северо-западном пределе распространения вида. На территории заповедника (на береговой полосе водохрани лища) существует устойчивая, хотя и подверженная резким колебаниям численности по годам популяция этого вида. За последние 15 лет протяженность территории, занимаемой Adlumia asiatica в заповеднике вдоль берего вой полосы водохранилища, увеличилась втрое и составляет около 30 км (Веклич, Ширшова, 2010).

Анализ семейственного и родового спектров флоры ЗГПЗ выявил ее бореальный характер. Достаточно высо кое флористическое богатство флоры достигается за счет разнообразия присутствующих в заповеднике ценозов:

лесных бореальных, лесных неморальных (встречающихся по долинам рек), степных, горных и высокогорных.

ЛИТЕРАТУРА

Веклич Т.Н. Дополнение к флоре сосудистых растений Зейского заповедника (Амурская область) // Бюл. МОИП.

Отд. биол. 2011а. Т. 116. Вып. 6. С. 87-88.

Веклич Т.Н. Материалы к инвентаризации флоры Зейского заповедника (Амурская область) // Учёные записки Забайкальского государственного гуманитарно-педагогического университета им. Н.Г. Чернышевского. Серия «Естественные науки». Чита: Из-во ЗабГГПУ, 2011б. №1(36). С. 44-48.

Веклич Т.Н. Биоморфологический анализ флоры семенных растений Зейского заповедника (Амурская область) // Ма териалы IV международной конференции «Современные проблемы регионального развития» (Биробиджан, 09- октября 2012 г.). Биробиджан: ИКАРП ДВО РАН-ФГБОУ ВПО «ПГУ им. Шолом-Алейхема», 2012а. С. 131-132.

Веклич Т.Н. Мониторинг редких видов растений Зейского государственного природного заповедника (Амурская область) // Вестник КрасГАУ. Красноярск, 2012б. № 7. С 48-54.

Веклич Т.Н. Новинки флоры сосудистых растений Зейского заповедника (Амурская область) // Turczaninowia.

Барнаул: Изд-во Алтайского государственного университета, 2012в. № 15(2). С. 51-54.

Веклич Т.Н., Ширшова Н.Д. Краснокнижные растения Зейского заповедника (Амурская область) // Ма териалы IX Дальневосточной конференции по заповедному делу (Владивосток, 20-22 октября 2010).

Владивосток:Дальнаука, 2010. С. 96-100.

Голышева Л.Ф. О некоторых закономерностях распределения растительности Зейского заповедника // Ландшаф ты юга Дальнего Востока. Новосибирск, 1973. С. 50-54.

Голышева Л.Ф. Горнотундровая растительность Зейского заповедника. Хабаровск, 1976. 13 с. Деп. в ВИНИТИ, № 3290-76.

Голышева Л.Ф. Основные черты флоры и растительности Зейского заповедника // Комаровские чтения. Владиво сток, 1978а. Вып. 26. С. 78-88.

Голышева Л.Ф. Флора и растительность Зейского заповедника: Автореф. дис… канд. биол. наук. Владивосток, 1978б. 25 с.

Петелин Д.А., Губанов И.А. Список сосудистых растений Зейского заповедника // Труды Южно-Сибирского бо танического сада. Барнаул, 1997. Вып.1. С.40-47.

Толмачев А.И. Введение в географию растений. Л: Изд-во Ленингр. ун-та, 1974. 244 с.

Флора и растительность хребта Тукурингра (Амурская область) / под ред. И.А. Губанова. М.: Изд-во МГУ, 1981. 268 с.

Флора и фауна заповедников СССР. Мохообразные и сосудистые растения Зейского заповедника: Оператив. информ. материал / ВИНИТИ ГКНТ и АН СССР. М., 1987. 70 с.

Хохряков А.П. Таксономические спектры и их роль в сравнительной флористике // Бот. журн. 2000. Т. 85. №5. С. 1-11.

Колесников Б.П. Растительность // Южная часть Дальнего Востока. М.: Наука, 1969. С. 206-250.

Красная книга Амурской области: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновений виды животных, растений и грибов: официальное издание. Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2009. 446 с.

Красная книга Российской Федерации (растения и грибы). М.: Товарищество научных изданий КМК, 2008. 855 с.

ДИНАМИКА ОБИЛИя гНЕЗДОВЫх пОпУЛяЦИй ДНЕВНЫх хИЩНЫх пТИЦ И сОВ В МАЛОЛЕсНЫх РАйОНАх ЮЖНОгО пРИМОРЬя НА пРОТяЖЕНИИ пОсЛЕДНИх

ЛЕТ НАБЛЮДЕНИй

Государственный природный биосферный заповедник «Ханкайский», г. Спасск-Дальний, Биолого-почвенный институт ДВО РАН, г. Владивосток В пределах открытых ландшафтов общее направление развития природной среды определяется воз действием целого ряда мощных экзогенных факторов (паводков, пожаров, климатических флуктуаций, выпаса травоядных животных и др.), порождающих её постоянные или периодические глубокие транс формации. Дневные хищные птицы и совы, населяющие ландшафты открытого типа, изначально хорошо адаптированы к этим изменениям, реагируя на меняющиеся кормовые условия разных лет широкими пространственными перераспределениями своих популяций либо пропуском неблагоприятного гнездо вого сезона менее опытными особями, существенные вариации показателей обилия этих птиц на местах гнездования являются нормой. Аграрное производство по мере развития прочно вошло в число основных средообразующих факторов малолесных местностей. Множество форм его воздействия на природную среду оказывает порой диаметрально противоположный эффект на популяции дневных хищных птиц и сов. Так, мозаичная дигрессия травостоя (в результате пожаров, или скотосбоя) создаёт привлекательные условия для их кормёжек, особенно вблизи населённых пунктов. С другой стороны, пригодность в ка честве кормовых угодий обширных площадей возделываемых земель быстро снижается с увеличением интенсивности землепользования, а массовое применение пестицидов, как это имело место в прошлом и продолжается в настоящее время, способно быстро подорвать демографический баланс в популяци ях птиц этих групп. В отличие от периодических межгодовых флуктуаций, обусловленных природными процессами, аграрное производство обычно меняется более последовательно, с периодичностью, значи тельно превышающей продолжительность жизни многих видов хищных птиц и сов, и при негативном воздействии оставляет слишком мало шансов для восстановления их популяций. Высокая зависимость от сельскохозяйственных ландшафтов на протяжении всего годового цикла (гнездования, миграций, зимо вок) делает этих птиц более уязвимыми по сравнению с лесными видами соколо- и совообразных.

Динамика сельскохозяйственного производства на территории Приморского края представляется как сложная картина его взлётов и падений. Социально-экономический кризис в России с начала 1990-х сопровождался значительным ослаблением хозяйственной нагрузки на сельхозугодья. За период с по 2008 г. доля неиспользуемой пашни выросла с 3,8 до 60%. Сильно упало за годы реформ поголовье крупного рогатого скота – на 86%. Соответственно, из использования выбыло 58% площади сенокосов и пастбищ, а хозяйственная нагрузка на остальные заметно снизилась. В результате участки с есте ственной луговой растительностью, такие как различные залежные группировки, стали доминировать в структуре агроландшафта, а густота и высота травостоя в целом заметно выросла, что не замедлило сказаться на популяциях дневных хищных птиц и сов.

С возрождением системы контроля за использованием земель с 2007 г. ситуация стала меняться. Уве личение доли пашни в последующем происходило за счёт наращивания посадок риса и сои, как наиболее экономически выгодных культур. В последние пять лет структура рисового земледелия в крае существен но изменилась. Развитие этой отрасли, главным образом, стало строиться на краткосрочной (менее чем на год) аренде земель гражданам КНР, которым нелегальная рабочая сила и дешёвые кредиты в КНР дают неоспоримое преимущество перед отечественными производителями. Ориентированные на максималь но быстрое получение прибыли, китайские арендаторы применяют упрощённые, не требующие дополни тельных затрат технологии возделывания (они касаются предпосевной подготовки чеков, осуществления полива, способов внесения и дозировки сельскохозяйственной химии), не заботясь о неизбежных про блемах при их длительном использовании. Так как почти не сохранилось семенного фонда приморских сортов риса, весь посевной материал устойчивых к высоким дозам гербицидов и удобрений сортов этой культуры завозится из Китая. Особую тревогу вызывает нелегальный ввоз и массовое применение за прещённых пестицидов, крупные схроны которых регулярно находят повсеместно у полей, где работают граждане КНР. Острое негативное воздействие ряда органохлоридных пестицидов на воспроизводство и выживаемость птиц, особенно орнито- и ихтиофагов, послужило главным мотивом для запрета на их ис пользование во многих странах мира, включая Россию (Newton, 1998).

Другая причина быстрых изменений структуры агроландшафта в последние годы связана с повсемест ным наращиванием площадей, занятых под сою. Это вызвано как небывалым скачком мировых цен на эту культуру, так и целевыми программами, строительством новых мощностей по глубокой переработке сои.

Охваченные «соевой лихорадкой», фермеры распахивают большие площади залежных земель, а в ряде слу чаев под плуг пускаются отличные залуженные сенокосы, служащие ключевым местом гнездования в агро ландшафте видов птиц, более всего чувствительных к высокой интенсивности земледелия. В ряде случаев это ведёт к простой порче сельхозугодий, там, где земля под пластом разрушенной дернины непригодна к обработке, из-за её подверженности к замоканию. Неблагоприятные особенности культуры сои для целого ряда видов птиц связаны с поздними сроками возделывания, известны случаи, когда сев сои затягивался до середины июля. Кроме того, обширные соевые поля, если они лишены сорняков, в сезон размножения почти не имеют какого-либо населения позвоночных животных, как это имеет место на свежих посадках и посевах ГМО сои, их вид не внушает никакого оптимизма, даже в форме этюдов (Назаренко и др., 2006).

Сбор основной части материалов проводился в 1998-2013 гг., часть данных для дневных хищных птиц и сов опубликована ранее (Волковская-Курдюкова, 2009;

Волковская-Курдюкова, Курдюков, 2008а, 2010), в данной публикации проводится их сопоставление с материалами последних пяти лет наблюдений. Рас сматривается большая группа соколо- и совообразных птиц, которых объединяет тесная связь с малолес ными ландшафтами, насчитывающая восемь видов. Исследования проводились на севере, востоке, юге Приханкайской низменности, на Ханкайско-Раздольненском водораздельном плато, в долине р. Раздольная, северо-восточной части Борисовского плато, на приморской равнине Амурского залива. Наиболее длинные ряды наблюдений имеются для юга (8 лет) и востока Приханкайской низменности (11 лет) и Ханкайско Раздольненского водораздельного плато (16 лет). Расчёт показателей обилия производился по материалам обследования территории на многочисленных пеших маршрутах, равномерно покрывающих её в различных направлениях. Выявленные гнездовые пары и жилые гнёзда наносились на план местности, специальное внимание уделялось одновременным регистрациям соседних пар. Число пар соотносилось с обследован ной площадью. Для чёрного коршуна, обыкновенного перепелятника и ушастой совы наряду с площадью лесных фрагментов в расчёт принималась также площадь прилежащих лугов, мест их регулярной охоты. В разные годы исследованиями охватывалась площадь от 22 до 443 км2, в среднем 206 км2.

пегий лунь Circus melanoleucos. Если первоначально пирогенное преобразование ландшафтов и при вело к расширению мест, пригодных для гнездования этого вида, дальнейший рост интенсивности земледе лия, с пиком в середине 1980-х гг., сопровождался повсеместным значительным сокращением его числен ности, главным образом из-за осушения и превращения в пашню многих массивов вейниковых и разно травных лугов. Кризис сельскохозяйственного производства с начала 1990-х гг. сопровождался экспансией площадей малоиспользуемых агроугодий, которые спустя 12-15 лет демутационных смен растительности превратились в оптимальные гнездовые стации вида, представленные в избытке. Здесь сформировались плотные групповые поселения пегого луня, с обилием 19,8-28,4 пар/100 км2. В последующие годы, гнездо вая популяция пегого луня в Южном Приморье оставалась довольно стабильной, за 16 лет мониторинга мы не отметили заметных трендов её изменения (рис. 1). Однако в разных пунктах наблюдений имелись свои особенности: если на востоке Приханкайской низменности и на Ханкайско-Раздольненском плато обилие вида сохранялось на одном уровне или отмечена слабая тенденция к его росту, то на юге Приханкайской низменности за последние годы оно снизилось на 50%. Для пегого луня характерно крайне неравномерное территориальное распределение, даже в пределах его оптимальных гнездовых стаций. Пространственные вариации обилия в отдельно взятый гнездовой сезон на участках, разделённых 20-30 км (CV – 48-142%, в среднем, 80,2%), заметно превышали межгодовые вариации в пределах одной территории (CV – 24-75%, в среднем, 48,7%). Реакция на динамику увлажнения разных лет не одинакова в разных районах: в мест ностях с преобладанием переувлажнённых территорий, как на востоке Приханкайской низменности, ха рактерно негативное отношение к росту увлажнения (R= –0,59;

p=0,094), в местах с обилием суходольных лугов такая зависимость отсутствует. Столь же неоднозначно влияние травяных пожаров: хотя массивы высокой травы и необходимы для гнездования, нами отмечено существенное повышение эффективности охоты этого вида на участках пожарищ, где пониженная высота травостоя заметно увеличивает доступность видов-жертв. Наращивание интенсивности земледелия в последние пять лет пока не привело к каким-либо последствиям для популяции пегого луня. Вероятно, имеет место запаздывание реакции вида на изменения в среде обитания, как это было показано для грача (Волковская-Курдюкова, 2012).

Восточный болотный лунь Circus spilonotus. В пределах Приханкайской низменности расположена одна из наиболее крупных и стабильных гнездовых группировок этого вида на Дальнем Востоке. Наблюдения в оптимальных гнездовых стациях на южном и восточном побережьях оз. Ханка (рис. 1) демонстрируют зна чительные межгодовые флуктуации обилия восточного болотного луня, почти в два раза более высокие, чем у пегого луня (CV – 78-81%, в среднем, 79,7%). В сравнении с пегим лунем для восточного болотного луня характерна более выраженная синхронность колебаний численности на разных участках озерно-болотного комплекса Приханкайской низменности, что должно отображать более значительные вариации общего чис ла размножающихся пар в Южном Приморье. В динамике обилия этого вида не обнаружено определённой связи с колебаниями уровня воды в оз. Ханка, так же как с количеством атмосферных осадков в разные годы.

В то же время обильное осадконакопление в пределах агроландшафта, которое сопровождается разливами и заполнением водой низменных участков (последнее может растягиваться на несколько лет), приводит к по явлению на гнездовании отдельных пар и гнездовых группировок восточного болотного луня (до пяти пар) в местах, где в другие годы он совершенно отсутствует. Такие массовые «выселения», помимо того что одно временно охватывают географически обширную территорию, часто происходят на фоне высокого обилия в основных местообитаниях вида, как это имело место в 2001-2003 и 2010-2011 гг.

Обыкновенная пустельга Falco tinnunculus. Подобно ряду других видов птиц-агрофилов (Волковская Курдюкова, Курдюков, 2008б), обыкновенная пустельга положительно реагирует на антропогенное освое ние территории. Отчасти это вызвано потребностью в гнездовых постройках врановых птиц, занимаемых этим видом, многочисленных как раз в наиболее освоенных районах, но главная причина кроется в уве личении доступности видов-жертв в результате антропогенной дигрессии травостоя. Согласно эволюци онному принципу «кому жизнь, кому обед» (Life-Dinner Principle) (Dawkins, Krebs, 1979) именно доступ ность, а не обилие жертв часто служит основным мотивом при выборе охотничьих стаций плотоядными животными. Результаты многолетних наблюдений за динамикой численности этого вида демонстрируют общую тенденцию сокращения его обилия в последние два десятилетия. Это наблюдается на востоке Приханкайской низменности, Уссури-Сунгачинском междуречье, Ханкайско-Раздольненском плато, при городе Владивостока и чётко проявляется даже на фоне его значительных межгодовых флуктуаций, в то же время на юге Приханкайской низменности обилие вида сохраняется на одном, сравнительно не высоком уровне. Наиболее вероятная причина – это увеличение высоты и густоты травостоя (в среднем по агроландшафту) в результате восстановительной сукцессии растительности на залежах и пастбищах.

Отсутствие реакции на современное наращивание интенсивности земледелия, одновременно охватившие обширные территории мы связываем с эффектом запаздыванием популяционного ответа у этого вида.

Амурский кобчик Falco amurensis. Лесостепной по происхождению вид, основная популяция кото рого сконцентрирована в бассейне озера Ханка и широких долин Уссури и Амура. В современный период на Приханкайской низменности, также как в 1850-1920-х гг., не представляет редкости, тогда как в пик сельскохозяйственного производства здесь в 1970-1980-х гг. его численность была очень низкой. Сходная картина отмечена в окрестностях Уссурийска: в последние (2012-2013) годы амурский кобчик был вновь обнаружен нами здесь на гнездовании, так же как в 1910-1920-х гг., в то время как в 1970-2000-х гг. его размножение не наблюдалось вовсе. Популяция этого вида в Южном Приморье довольно неустойчива (CV – 67-77%), нередко происходят значительные спонтанные флуктуации численности, при этом его обилие в последовательные годы может изменяться в 2-5 раз. Помимо этого характерна слабая простран ственная синхронизация динамики численности, когда общие тренды её изменения в разных пунктах мо гут совершенно не совпадать. Так, на Ханкайско-Раздольненском водораздельном плато на протяжении 1998-2013 гг. наблюдалась чёткая картина общего снижения обилия амурского кобчика (на 70%), тогда как на востоке Приханкайской низменности в 2002-2013 гг. его популяция оставалась стабильной. Всё это проявляется на фоне крайне неравномерного размещения, даже в пределах основной гнездовой части ареала вида в Приморском крае, когда большие гнездопригодные территории остаются вакантными.

Чеглок Falco subbuteo. Широко распространенный в Приморском крае чеглок, населяющий открытые участки речных долин даже в центральных частях горной страны Сихотэ-Алиня, подобно амурскому кобчику, наибольшего обилия достигает в лесостепных районах края. Он был довольно обычен в лесо степных районах края, к югу до Уссурийска, в 1850-1920-х гг., однако в пик сельскохозяйственного про изводства здесь в 1970-1990-х гг. рассматривался лишь как случайно гнездящийся вид, что определённо указывает на его общую редкость в этот период. С резким спадом аграрного производства в 1990-х его обилие заметно выросло, и сейчас, как и в начале XX в., в малолесных районах Южного Приморья это один из наиболее обычных видов мелких соколов. Межгодовая изменчивость численности этого вида до вольно значительна (CV – 36-127%, в среднем, 83,8%). По наблюдениям в разных пунктах на протяжении 1998-2013 гг. на востоке Приханкайской низменности наблюдался слабый рост обилия чеглока, более выраженный в её южной части, на Ханкайско-Раздольненском водораздельном плато – оно сохранялось примерно на одном уровне. Являясь преимущественно орнитофагом, чеглок особенно уязвим к исполь зованию в сельском хозяйстве органохлоридных пестицидов, с расширением их использования в Южном Приморье можно ожидать нового краха численности этого вида в наиболее освоенных районах края.

Чёрный коршун Milvus migrans. На протяжении всего XX столетия наблюдалось устойчивое сокраще ние численности этого вида в лесных и малолесных районах Приморского края. Причины этого специально не исследовались и остаются неизвестными, могла сыграть роль склонность к собирательству у этого пер натого хищника, охотно включающего в свой рацион различных погибших животных и снулую рыбу, часть из которых могла быть отравлена. Несомненно, имеет значение и низкая продуктивность местной популя ции, пара чёрных коршунов редко воспитывает более двух птенцов за сезон. На протяжении 2002-2013 гг. на Приханкайской низменности наблюдалось заметное снижение обилия чёрного коршуна (на 55,4%) (рис. 1.).

Более обычным этот вид остаётся на отдельных участках в южной её части, где обилие чёрного коршуна до стигало 6 пар на площади в 54 км2. Южнее Приханкайской низменности, на Ханкайско-Раздольненском во дораздельном плато, в настоящее время летом встречается лишь эпизодически и, по-видимому, не гнездится.

Болотная Asio flammeus и ушастая Asio otus совы. Численность обоих этих видов, специализи рующихся на поедании мышевидных грызунов, подвержена значительным межгодовым флуктуациям.

Особенно ярко они проявляются у населяющей открытые луговые территории болотной совы (CV – 148%, в среднем, 128,8%) и гораздо менее – у гнездящейся по участкам с древесно-кустарниковой рас тительностью ушастой совы (CV – 47-70%, в среднем, 57,7%). Помимо этого у болотной совы заметно лучше выражена синхронизация подъёмов и спадов обилия на гнездовании в пределах разных, доста точно удалённых друг от друга территорий Южного Приморья. Взаимная корреляция обилия обоих ви дов сов довольно слаба. На фоне широких межгодовых флуктуаций численности ушастой и болотной сов, многолетние тенденции её изменения совершенно не заметны.

В условиях малолесных районов Южного Приморья современное состояние гнездовых популяций дневных хищных птиц и сов определяется последствиями резкого снижения интенсивности сельского хозяйства и широкого распространения многолетних залежей в 1990-2000-х. Это проявилось в восста новлении популяций чеглока, амурского кобчика, пегого луня, сильно подорванных за годы интенсивного земледелия в 1970-1980-х гг., в снижении обилия обыкновенной пустельги, негативно реагирующей на рост высоты и густоты травостоя при восстановительной сукцессии растительности. Значительные пуль сации численности восточного болотного луня и болотной совы, очевидно, связаны с широким геогра фическим перераспределением их популяций в пределах ареалов, планомерное сокращение численности чёрного коршуна – неизвестными причинами, влияющими на снижение продуктивности и выживаемости у этого вида. Нарастание аграрного производства в последние пять лет пока не привело к заметным из менениям численности популяций дневных хищных птиц и сов, что является следствие определённой «инертности» демографических процессов в популяциях крупных долгоживущих видов птиц, когда ре акция на происходящие изменения в среде обитания проявляется с определённым запозданием (на 5- лет). В ближайшие годы, при дальнейшем нарастании сельскохозяйственной нагрузки можно ожидать нового снижения численности популяций пегого луня, амурского кобчика, чеглока, болотной совы, чёр ного коршуна и др., как это имело место в недавнем прошлом. В этих условиях необходимо рациональ ное планирование землепользования для оптимального соотношения задач нерасточительного аграрного производства и поддержания существующего биологического разнообразия в малолесных районах При морского края.

ЛИТЕРАТУРА

Волковская-Курдюкова Е.А. Оценка современного состояния популяций соколообразных на территории заповед ника «Ханкайский» и прилежащих участках Приханкайской низменности // Современные проблемы орнито логии Сибири и Центральной Азии: IV межд. орнитол. конф. Улан-Удэ, 2009. С. 312-316.

Волковская-Курдюкова Е.А., Курдюков А.Б. Современное состояние популяций дневных хищных птиц в откры тых ландшафтах Южного Приморья // Орнитология. М.: Изд-во МГУ, 2008а. Вып. 35. С. 74-82.

Волковская-Курдюкова Е.А., Курдюков А.Б. Итоги изучения орнитокомплексов малоиспользуемых сельскохозяйствен ных земель Южного Приморья // Вестник Оренбургского государственного университета. 2008б. №6 (88) С. 129-137.

Волковская-Курдюкова Е.А., Курдюков А.Б. Материалы по экологии и населению сов Приханкайской низменности // Рус. орнитол. журн. 2010. № 595. С. 1591-1612.

Назаренко А.А., Курдюков А.Б., Сурмач С.Г. Региональное биоразнообразие птиц Уссурийского края и хозяйствен ная деятельность человека: этюды оптимизма //Научные основы сохранения биоразнообразия Дальнего Вос тока. Владивосток: Дальнаука, 2006. С. 254-271.

Dawkins R., Krebs J.R. Arm races between and within species //Proc. R. Soc. Lond., Ser. B, 1979. Vol. 205. P. 489-511.

Newton I. Population limitation in birds. London: Academic press, 1998. 597 p.

ОсОБЕННОсТИ сОсТАВА И ВОЗРАсТНОй сТРУКТУРЫ ДРЕВОсТОя ЛЕсОпОКРЫТЫх УЧАсТКОВ пРИхАНКАйсКОй НИЗМЕННОсТИ Государственный природный биосферный заповедник «Ханкайский», г. Спасск-Дальний, Лесам Приханкайской равнины, в современную эпоху отличающейся своей крайней малолесностью (на лес приходится 4% площади), принадлежит исключительно важная роль в поддержании высокого биологического и экологического разнообразия этой территории. Хотя за годы хозяйственного освое ния Приханкайского бассейна общее количество лесов практически не изменилось (Петропавловский, Урусов, 2009), их качество существенно снизилось. В прошлом, описывая растительность береговых валов восточного побережья озера Ханка, А.Ф. Будищев (1898) отмечал леса с преобладанием ильма с диаметром ствола до 70 см (возраст – до 300 лет). Сейчас же здесь в древостое преобладают быстрора стущие виды – осина, берёза плосколистная, ивы и др., со средним возрастом около 30 лет.

Входящие в состав сначала переселенческих, а затем колхозных лесов, леса Приханкайской низмен ности никогда не принадлежали к учитываемому государственному лесному фонду. В ходе земледель ческой колонизации этой части края, бессистемными рубками на дрова, пожарами и пастьбой скота подавляющая их часть довольно быстро была превращена в древесно-кустарниковые заросли, которые из-за регулярных и частых нарушений сохранялись в таком виде на протяжении многих десятилетий.

Особенно интенсивная вырубка лесов в бассейне оз. Ханка приходилась на предвоенные и годы Вели кой Отечественной войны (1930-1945 гг.), в результате к началу 1950-х гг. в лесостепной области При морского края порослевые древесно-кустарниковые заросли по площади стали заметно преобладать над лесопокрытыми участками. Задачи восстановления лесов в малолесных районах с целью повы шения эффективности сельского хозяйства подстегнули в послевоенные годы наиболее активное за всё время изучение древесной и кустарниковой растительности Приханкайской равнины и её предгорного окружения (Куренцова, 1952, 1962;

Розенберг, Колесников, 1958;

Розенберг, Попов, 1960). В последую щие десятилетия, несмотря на успешное восстановление лесов из порослевых зарослей, лесные фраг менты Приханкайской низменности уже не становились объектами специального изучения.

При изучении экологической организации населения птиц лесных фрагментов Приханкайской низ менности, одной из наших задач было выявление количественного соотношения между обилием птиц и некоторыми параметрами представленных лесных местообитаний. Для её решения авторами были заложены и описаны серии пробных площадей в участках древостоя на территории заповедника «Хан кайский» и его охранных зон. Это позволило получить данные об основных лесотаксационных по казателях древостоя в пределах наиболее крупных лесных фитоценозов Приханкайской низменности, недостаток в которых в настоящее время более чем очевиден. В пределах каждого из основных модель ных участков: Лузанова сопка, кордон «Восточный», Гайворонская сопка и Павло-Фёдоровский горст (охранные зоны участков заповедника «Речной», «Журавлиный», «Чёртово болото») было заложено по 18-20 пробных площадок размером по 625 м2, в итоге был описан древостой на общей площади 4,8125 га. Для того чтобы получить адекватную характеристику лесонасаждения в целом, площадки в пределах модельных участков стремились закладывать случайным образом, охватывая лесонасажде ния различного состава, возраста и положения по отношению к топологии и конфигурации лесопокры тых площадей. Делалось описание всего представленного древостоя, а также сухостоя и валежника. С помощью мерной ленты измерялся обхват стволов на уровне 1,5 м от земли. Расчёт возраста деревьев проводился как по опубликованным таблицам хода роста разных пород, так и по собственным подсчё там числа годичных колец и диаметра стволов на обнаруженных пнях, для тех пород, по которым такие данные в специальной литературе не приводятся.

Часто разобщённые, приуроченные к разным формам рельефа лесные участки Приханкайской низмен ности отличаются заметными различиями состава древостоя (табл. 1). В условиях Павло-Фёдоровского гор ста, в пределах сухих и периодически сухих экотопов горных склонов распространены насаждения дуба монгольского состава (8,4-9,9Д, 0-1,3Л, 0-0,6Бд + С, Ид), на их долю приходится 30% описанных площадок.

Отдельными рощами в них вкраплены группы сосны могильной, в которых хотя количество молодняка шт./га и соответствует количеству взрослого древостоя 44 шт./га, лишь незначительная его часть переходит в категорию подроста (возрастом 5-20 лет). На более низких террасах в дубняках возрастает доля участия берёзы даурской и ильма (4,2-6,5Д, 1,7-2,8Бд, 1-1,3Ид, 0,2-1,3Л+Ос), – на 10% площадок. В большинстве более увлажнённых экотопов теневых или пологих склонов и на их шлейфах широко распространены на саждения с преобладанием липы и обязательной примесью дуба, наиболее часто также клёна мелколист ного и осины, более обычные сочетания: (6-7,5Л, 1,3-2,3Км, 1,2Д, 0-0,6Ос+Бд);

(4-6Л, 3-5Д, 0-1Км, 0-1Ос, 0-0,4Бд+Ид);

(4,3-5Л, 2-3Д, 1-1,3Км, 0,7-1,4Ос, 0-0,8Бд+Ж), – на 40% площадок. Участки и группы осинни ков распространены на шлейфах и террасах склонов (3,4-3,7Ос, 2,2-3,4Д, 2,2-2,6Л, 0-1,3Км, 0-0,6Бд), – 15% площадок. Леса Гайворонской сопки отличаются ярко выраженным доминированием дуба монгольского, на который здесь приходится 70% состава древостоя. Распространены чистые (10Д) или почти чистые ( 9,8Д, 0-0,4Км, 0-0,3Л, 0-1,7Ос) дубняки, – на 35% площадок, либо в различных сочетаниях с липой, клёном мелколистным, осиной и ильмом (8,2-8,9Д, 0,7-1,5Л, 0-0,6Ид, 0-0,1Ос), (5Д, 2,9Л, 2,1Км), (7-7,2Д;

1,4-2,3Л, 0,2-1,4Ос. 0-0,2Ид), – на 35% площадок. Для лесов теневых склонов помимо преобладания липы харак терна также высокая доля участия клёна мелколистного и почти равная примесь дуба и осины (3,3-4,8Л, 2,4-3,5Км, 1-2,6Д, 0,4-2,4Ос+Ид), – 20% площадок. Отдельными участками встречаются насаждения осины (3,5-5Ос, 3-5Д, 0,4-1,2Л, 0-2,3Км), – на 10% площадок. Дубняки Гайворонской сопки отличает отсутствие даурской берёзы (совершенно не вошла в учёты). Леса Лузановой сопки выделяются практически повсе местным доминированием или содоминированием липы (47% состава древостоя), все они – многопородны.

На долю почти чистых липняков (7-7,9Л, 0,6-2Д, 0,3-1,3 Ид, 0-1,4 Км +Ж, Вш) приходится 32% описанных площадок. Обычны также липняки с более заметной примесью дуба (6,5-7Л, 2,5-2,9Д, 0,5 Ид, 0-0,3Км), ильма (3,7-5,7Л, 3,3-3,6Д, 1-2,7Ид) и клёна мелколистного (4,5Л, 3Км, 0,8Ид, 0,8Бск, 0,5Ж, 0,3Д, 0,2Бх), – на 26% площадок. Во всех участках с заметным преобладанием дуба, липа также содоминирует (5,5-8,6Д, 1,3-3,9Л, 0,3-1,5Ид, 0-1Км), – на 26% площадок. В отличие от других обследованных на увалах, в лесах Лу зановой сопки сравнительно мало участков с преобладанием осины (6,1Ос, 1,5Ж, 1,1Ябм, 0,5 Бояр, 0,3Мк, 0,2Бх, 0,2Л, 0,2Ид), – на 5,3% площадок, несколько снижена доля клёна мелколистного и заметно увеличе на – ильма долинного. Участки с заметным участием ильма и бархата (1-4,2Ид, 1,2-2,5Бх, 1,2-1,9Д, 0-2,7Л, 0,3Ж, 0-1,2Вш, 0-0,5Км), занимающие низкие террасы и шлейфы склонов, – одни из наиболее разнообраз ных по составу, здесь нередко встречаются крупные лианы винограда амурского. Лесопокрытые участки береговых валов оз. Ханка (кордон «Восточный») наиболее отличаются по составу преобладающих пород, состав и густота древостоя (со ступени 5 см) в наиболее крупных лесных фрагментах на Pinusfunebris также они достоверно более многопородны (от 4 до 9, в среднем 6,8 пород /площадку – для береговых валов и от 1 до 5, в среднем 3,5 пород /площадку – для сопок). Среди большого разнообразия сочетаний, более обычны участки с преобладанием древовидных ив (5,6-7Ив) и большой примесью других пород (Бп, Ос, Бх, Мк, Ябм, Кг, Ид, Д, Бояр, Бд, Ж), – на 33% площадок. Нередко с ивами содоминирует берёза плосколистная (на 11% площадок), местами – бархат амурский и осина. Довольно широко представлены осинники, иногда чистые, но чаще в смеси со многими другими породами (на 22% площадок). Участки с преобладанием дуба (2,9-7,8Д) и многочисленной примесью других пород встречаются в глуби лесного фрагмента, по наибо лее возвышенным поверхностям вала (на 17% площадок). Местами в древостое могут преобладать бархат амурский, яблоня маньчжурская, ильм долинный и др. Следует отметить полное отсутствие в учётах на береговых валах оз. Ханка клёна мелколистного и большое участие пород, которые в других обследованных лесных фрагментах обычно представлены в виде второстепенной примеси (Мк, Ябм, Бх, Ж, Кг, Бояр).

В настоящее время все представленные лесонасаждения Приханкайской низменности сравнитель но молоды. На старшие поколения, возрастом более 90 лет, здесь приходится: 3,3% древостоя – на Лузановой сопке, 1,9% – на кордоне «Восточный», 0,9% – на Павло-Фёдоровском горсте, 0,5% - на Гайворонской сопке. Если рассматривать древостой в целом (рис. 1), то окажется, что наиболее разно возрастный, с более старшим основным поколением (возникшим сразу в послевоенные годы), располо жен на Лузановой сопке. Такой же разновозрастный древостой, отражающий постоянную умеренную хозяйственную нагрузку на него при преобладании процессов естественного саморазвития, отмечен и на Павло-Фёдоровском горсте, но возраст основного поколения здесь немного меньший (возник в х). На Гайворонской сопке отмечен наиболее одновозрастный древостой (возраст основного поколения 50-70 лет), отражающий интенсивные, почти сплошные вырубки, практиковавшиеся здесь в военные и в сразу послевоенные годы. Наиболее молодой в целом и в то же время сравнительно одновозрастный древостой (основное поколение возникло в 1970-х) отмечен на береговых валах кордона «Восточный».

Многовершинность гистограмм распределения по возрасту ценопопуляций таких серийных пород, как осина и берёза плосколистная, позволяет выявить периоды наиболее активной трансформации лесов Приханкайской низменности. Так, в условиях Гайворонской сопки в лесах сохранились признаки воз раставшего антропогенного воздействия в 1920-1930-х, 1940-1970-х и 2000-х гг., Павло-Фёдоровского горста – в 1940-1970-х и 2000-х гг., Лузановой сопки – в 1960-1980-х и 2000-х гг., кордона «Восточный»

– в 1960-1970-х и на протяжении последующих лет с новым пиком в 2000-х гг.

Соотношение молодого и взрослого древостоя на разных модельных участках в пределах Прихан кайской низменности даёт возможность оценить ближайшие перспективы развития древостоя. Для оси ны дрожащей относительно меньше всего молодняка отмечено на Гайворонской сопке (здесь же встре чаются участки наиболее старых осинников – 70-90 лет), больше всего – на кордоне «Восточный» (где основное поколение осины не старше 40 лет);

для дуба монгольского наиболее активное возобновление наблюдается на Лузановой сопке, наименее – на кордоне «Восточный» и на Гайворонской сопке;

ильм долинный активно наращивает свои позиции в условиях Гайворонской сопки, Павло-Фёдоровского горста и, чуть менее активно, кордона «Восточный», тогда как на Лузановой сопке количество молод няка этой породы сравнительно невелико;

для клёна мелколистого – наибольшая густота самосева, относительно взрослого древостоя, наблюдается в условиях Лузановой сопки и Павло-Фёдоровского горста, заметно меньшая – в условиях Гайворонской сопки;

для липы наибольшее возобновление отме чено в условиях Лузановой сопки, заметно более умеренное – в условиях Гайворонской сопки и Павло Фёдоровского горста, на кордоне «Восточный» её самосев малочислен. Количество сухостоя наиболее велико в условиях Лузановой сопки (145 шт./га) и Павло-Фёдоровского горста (122 шт./га), заметно меньшее – на Гайворонской сопке (84 шт./га) и минимальное – в условиях кордона «Восточный» ( шт./га), что хорошо согласуется со средним возрастом древостоя этих лесонасаждений.

ЛИТЕРАТУРА

Будищев А.Ф. Описание лесов южной части Приморской области: сб. главнейш. офиц. документов по упр. Вост.

Сиб. 5 Леса Приморского края. (1) Описание лесов Приморской области. Изд. 2. Хабаровск: Канцелярия При амурского Генерал-Губернатора, 1898. С. 1-488 + 49 с., прил.

Куренцова Г.Э. Порослевые древесно-кустарниковые заросли юго-западной части Приморского края // Тр. ДВФ АН СССР (сер. растениеводства), 1952. Вып. 1. С. 141-147.

Куренцова Г.Э. Растительность Приханкайской равнины и окружающих предгорий М.-Л.: Изд-во АНСССР, 2009.

Петропавловский Б.С., Урусов В.М. К 150-летию первой лесоустроительной экспедиции капитана корпуса лесни чих А.Ф.Будищева // Вестн. ДВО РАН, 2009. № 1. С. 91-103.

Розенберг В.А., Колесников Б.П. Порослевые древесно-кустарниковые заросли малолесных районов Приморско го края // Тр. ДВФ АН СССР. Сер. бот. Вопросы реконструкции и повышения продуктивности лесов Дальнего Востока. Владивосток, 1958. Е. 4-6. С 5-46.

Розенберг В.А., Попов Н.А. О росте и развитии порослевых молодняков дуба монгольского // Сообщ. ДВФ СЩ АН СССР, 1960. Вып. 12. С. 111-118.

ОсОБО ОхРАНяЕМЫЕ пРИРОДНЫЕ ТЕРРИТОРИИ хАБАРОВсКОгО КРАя:

Институт водных и экологических проблем ДВО РАН, г. Хабаровск Хабаровский край является одним из крупнейших административных образований среди субъектов Российской Федерации. Его расположение на восточной окраине Евразиатского континента в пределах нескольких природных зон и подзон, представленных экосистемами от северной тайги, субарктиче ских высокогорий на севере края до хвойно-широколиственных и широколиственных лесов в южных районах края, – все это определяет высокую контрастность природно-климатических условий и вы сокое биологическое разнообразие. Вместе с тем это определяет и высокую уязвимость биотическо го компонента экосистем. Важной мерой сохранения биологического и ландшафтного разнообразия в условиях нарастающего хозяйственного освоения территории является организация особо охраняемых природных территорий, которые призваны также решать и ряд других задач, таких как сохранение исторического и природного наследия, проведение экологических научных исследований, воспроиз водство промысловых видов, экологический туризм, рекреация.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 24 |
 




Похожие материалы:

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГОУ ВПО УЛЬЯНОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ – ФИЛИАЛ ФГОУ ВПО УЛЬЯНОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ МАТЕРИАЛЫ IX МЕЖДУНАРОДНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ 31 марта 2011 Димитровград 2011 г. УДК 631 Редакционная коллегия: Главный редактор Х.Х. Губейдуллин Научный редактор Т.А. Мащенко Редакционная коллегия И.И. Шигапов А.М. Кадырова ...»

«Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Воронежский государственный аграрный университет имени К.Д. Глинки (Россия) Германо-российский кооперационный проект Развитие и внедрение современных технологий производства молока и говядины в РФ III РОССИЙСКО-ГЕРМАНСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ Перспективы развития сельского хозяйства: кормопроизводство и кормление КРС как предпосылка высокой продуктивности в молочном и мясном скотоводстве ...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина В.А. Марков, Е.С. Иванов, Е.А. Лупанов Биоразнообразие и охрана природы Учебное пособие Рязань 2009 ББК 20.1я73 М26 Печатается по решению учебно-методического совета Государ ственного образовательного учреждения высшего профессиональ ного образования Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина в соответствии с ...»

«МАРЧЕНКОВ С.Я. ЛЮДИ ТОГДА БЫЛИ ДРУГИЕ РОМАН НОРДМЕДИЗДАТ САНКТ ПЕТЕРБУРГ 2010 Г. МАРЧЕНКОВ С.Я. ЛЮДИ ТОГДА БЫЛИ ДРУГИЕ. Санкт Петербург: Нордмедиздат, 2010. С.384. ISBN 978 5 98306 080 7 © МАРЧЕНКОВ С.Я., 2010 Оригинал макет подготовлен издательством НОРДМЕДИЗДАТ medizdat@mail.wplus.net Санкт Петербург, Лиговский пр., д.56/Г, оф.100. (812)764 79 31 Отпечатано с готовых диапозитивов в типографии “Турусел”. Бумага офсетная. Печать офсетная. Подписано в печать 28.05.2010 г. Тираж 50 экз. Объем 24 ...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРИРОДООБУСТРОЙСТВА Л.М. РЕКС, А.Г. ИБРАГИМОВ МЕНЕДЖМЕНТ ДЕЯТЕЛЬНО-ТЕХНОПРИРОДНОЙ СИСТЕМЫ УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ Москва 2012 ISBN 978-5-89231-392-6 МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРИРОДООБУСТРОЙСТВА Л.М. РЕКС, А.Г. ИБРАГИМОВ МЕНЕДЖМЕНТ ДЕЯТЕЛЬНО-ТЕХНОПРИРОДНОЙ СИСТЕМЫ УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ Рекомендовано ...»

«RUDECO Переподготовка кадров сфере развития сельских территорий и экологии Модуль № 12 УПРАВЛЕНИЕ БИОЛОГИЧЕСКИМИ РЕСУРСАМИ СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ ФГБОУ ВПО Тамбовский государственный университет имени Г.Р.Державина 159357-TEMPUS-1-2009-1-DE-TEMPUS-JPHES Проект финансируется при поддержке Европейской Комиссии. Содержание данной публикации/материала является предметом ответственности автора и не отражает точку зрения Европейской Комиссии. УДК 338 ББК 65.32 У67 ISBN 978-5-906069-84-9 Управление ...»

«RUDECO Переподготовка кадров в сфере развития сельских территорий и экологии Модуль № 9 Сокращение уровня загряз- нения сельских территорий сельскохозяйственными, промышленными и тверды- ми бытовыми отходами Университет-разработчик ФГБОУ ВПО Новосибирский государственный аграрный университет 159357-TEMPUS-1-2009-1-DE-TEMPUS-JPHES Проект финансируется при поддержке Европейской Комиссии. Содержание данной публикации/материала является предметом ответственности автора и не отражает точку зрения ...»

«RUDECO Переподготовка кадров в сфере развития сельских территорий и экологии Модуль № 7 Экологические проблемы, связанные с интенсивным сельскохозяйственным производством (продукция животноводства и растениеводства) Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Омский государственный аграрный университет имени П.А.Столыпина 159357-TEMPUS-1-2009-1-DE-TEMPUS-JPHES Проект финансируется при поддержке Европейской Комиссии. Содержание данной ...»

«RUDECO Переподготовка кадров в сфере развития сельских территорий и экологии Модуль № 5 Экологизация сельского хозяйства (перевод традиционного сельского хозяйства в органическое) Университет-разработчик: ФГБОУ ВПО Ярославская государственная сельскохозяйственная академия 159357-TEMPUS-1-2009-1-DE-TEMPUS-JPHES Проект финансируется при поддержке Европейской Комиссии. Содержание данной публика ции/материала является предметом ответственности автора и не отражает точку зрения Евро пейской ...»

«Электронный архив УГЛТУ Н.А. Луганский С.В. Залесов В.Н. Луганский ЛЕСОВЕДЕНИЕ Электронный архив УГЛТУ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОУ ВПО УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛЕСОТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Н.А. Луганский С.В. Залесов В.Н. Луганский ЛЕСОВЕДЕНИЕ (Издание 2-е, переработанное) Рекомендовано Учебно-методическим объединением по образованию в обла сти лесного дела для межвузовского использования в качестве учебного по собия студентам, обучающимся по спе циальностям 260400 ...»

«Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского ЛИНГВОМЕТОДИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРЕПОДАВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ В ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ Межвузовский сборник научных трудов ВЫПУСК 9 Под редакцией Н. И. Иголкиной Саратов Издательство Саратовского университета 2012 УДК 802/808 (082) ББК 81.2-5я43 Л59 Лингвометодические проблемы преподавания иностран Л59 ных языков в высшей школе : межвуз. сб. науч. тр. / под ред. Н. И. Иголкиной. – Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2012. – Вып. 9. – 144 с. : ил. В ...»

«СЕРГО ЛОМИДЗЕ ЛЕЧЕБНО-ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА РАСТИТЕЛЬНОГО ПРЕПАРАТА КК-86 MОНОГРАФИЯ Тбилиси 2012 3 UDC (uak) 615.32 Л – 745 АВТОР СЕРГО ЛОМИДЗЕ ЛЕЧЕБНО–ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА РАСТИТЕЛЬНОГО ПРЕПАРАТА КК–86 Редактор Тенгиз Курашвили полный профессор, член-корреспондент АСХН Грузии Зам. редактора Анна Бокучава полный профессор Рецензенты: Юрий Бараташвили ассоцированный профессор Шалва Макарадзе ассоцированный профессор Робинзон Босташвили ассоцированный профессор ISBN 978-9941-0-4797- ...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЛЕСОТЕХНИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ имени С.М. Кирова И.А. Маркова, доктор сельскохозяйственных наук, профессор СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЛЕСОВЫРАЩИВАНИЯ (Лесокультурное производство) Учебное пособие для студентов, магистрантов и аспирантов специальности 250201 – Лесное хозяйство Допущено УМО по образованию в области лесного дела в качестве учебного пособия ...»

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОСИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГУ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРИРОДНЫЙ ЗАПОВЕДНИК БУРЕИНСКИЙ ЛЕТОПИСЬ ПРИРОДЫ Чегдомын 2010 МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГУ ГОСУДАРСТВНЕННЫЙ ПРИРОДНЫЙ ЗАПОВЕДНИК БУРЕИНСКИЙ УДК 502,72 (091), (470, 21) УТВЕРЖДАЮ Директор заповедника_ _2011 г. Тема: ИЗУЧЕНИЕ ЕСТЕСТВЕННОГО ХОДА ПРОЦЕССОВ, ПРОТЕКАЮЩИХ В ПРИРОДЕ И ВЫЯВЛЕНИЕ ВЗАИМОСВЯЗЕЙ МЕЖДУ ОТДЕЛЬНЫМИ ЧАСТЯ МИ ПРИРОДНОГО КОМПЛЕКСА ЛЕТОПИСЬ ПРИРОДЫ Книга 2009 ...»

«1 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ОХРАНЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРИРОДНЫЙ ЗАПОВЕДНИК КАЛУЖСКИЕ ЗАСЕКИ УТВЕРЖДАЮ УДК ДИРЕКТОР ЗАПОВЕДНИКА Регистрационный С.В.ФЕДОСЕЕВ Инвентаризационный _2000 г. Тема: Изучение естественного хода процессов, протекающих в природе, и выявление взаимосвязи между отдельными частями природного комплекса Летопись природы Книга 7 2000 г. Табл. 32 Рис. 18 Фот. 33 И.о. зам. директора по науке Карт. ЧЕРВЯКОВА О.Г. С. Ульяново 2001 г. Содержание: ...»

«Российская Федерация Комитет охраны окружающей среды и природных ресурсов УДК 502. 72/091/ 470.21 Утверждаю Директор заповедника Ю.П. Федотов 10 августа 2000 года ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРИРОДНЫЙ ЗАПОВЕДНИК “БРЯНСКИЙ ЛЕС” Тема “ИЗУЧЕНИЕ ЕСТЕСТВЕННОГО ХОДА ПРОЦЕССОВ, ПРОТЕКАЮЩИХ В ПРИРОДЕ И ВЫЯВЛЕНИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ МЕЖДУ ОТДЕЛЬНЫМИ ЧАСТЯМИ ПРИРОДНОГО КОМПЛЕКСА” Летопись природы Книга 1999 год Часть Заместитель директора по научной работе _ И.А. Мизин 10 августа 2000года Нерусса 2000г СОДЕРЖАНИЕ 1. ...»

«УДК58.633.88(075.8) ББК 28.5. 42.14 я 73 Л 43 Рекомендовано в качестве учебно-методического пособия редакционно-издательским советом УО Витебская ордена Знак Почета государственная академия ветеринарной медицины от 2.12. 2009 г. (протокол № 3) Авторы: д-р с.-х. наук, проф. Н.П. Лукашевич; канд. с.-х. наук, доц. Н.Н. Зенькова; канд. с.-х. наук Е.А. Павловская, ассист. В.Ф. Ков ганов Рецензенты: канд. веет. наук, доц. З. М. Жолнерович; ; канд. вет. наук, доц. Ю.К. Коваленок, канд. с.-х. наук, ...»

« УДК 631.51:633.1:631.582(470.630) КУЗЫЧЕНКО Юрий Алексеевич НАУЧНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ СИСТЕМ ОСНОВНОЙ ОБРАБОТКИ ПОЧВЫ ПОД КУЛЬТУРЫ ПОЛЕВЫХ СЕВООБОРОТОВ НА РАЗЛИЧНЫХ ТИПАХ ПОЧВ ЦЕНТРАЛЬНОГО И ВОСТОЧНОГО ПРЕДКАВКАЗЬЯ 06.01.01 – общее земледелие, растениеводство Диссертация на соискание ученой степени доктора сельскохозяйственных наук Научный консультант : Пенчуков В. М. – академик ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тамбовский государственный технический университет И.М. Курочкин, Д.В. Доровских ПРОИЗВОДСТВЕННО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ЭКСПЛУАТАЦИЯ МТП Утверждено Учёным советом университета в качестве учебного пособия для студентов дневного и заочного обучения по направлению 110800 Агроинженерия Тамбов Издательство ФГБОУ ВПО ТГТУ 2012 1 УДК 631.3(075.8) ББК ...»






 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.