WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 |

«Борис Кросс Воспоминания о Вове История моей жизни Нестор-История Санкт-Петербург 2008 УДК ...»

-- [ Страница 12 ] --

Антонина Александровна летом жила у старшей дочери под Мо сквой, когда она вернулась в Вологду, до нее видно дошли слухи о «сценах», которые устраивал Вова, а, может быть, и Люся расска зала ей о своих отношениях с Вовой. Как бы то ни было, Антони на Александровна устроила скандал. У себя за перегородкой она всячески ругала Вову. Он, конечно, все слышал. Поскольку Люся за него не заступилась, Вова счел не возможным более оставать ся в ее доме. Он немедленно перебрался в свою старую комнату (в другом доме), которая по-прежнему значилась за ним. Начал ся новый учебный год, и Вову отправили вместе со студентами в колхоз. Люся проводить его не пришла. Не приходила она к нему и после его возвращения из колхоза. Вова заболел, лежал без по мощи. Неожиданно пришла Лара с какой-то записочкой от Люси.

Постепенно и Люся стала приходить к Вове. Вове казалось, что она приходит редко, И он, со свойственной ему несдержанностью, упрекал ее за это. Они то ссорились, то мирились, то опять ссори лись и опять мирились. Приближался конец учебного года. Слухи о неладах между Вовой и Люсей разошлись по институту. В них упрекали, конечно, Вову и отношение к нему стало меняться. Вова отправился в Шую и оформился на работу.

Летом в Поселок, где отдыхал Вова, приехала Люся. Вова пы тался уговорить ее ехать с ним в Шую, хотя план этот был, ко нечно, фантастический, но Вова продолжал настаивать на нем и в письмах, которые он почти ежедневно посылал ей из Шуи. Он предлагал Люсе отдать ей половину своей ставки. Люсе, конеч но, было бы трудно прожить с матерью и племянницей в комнате, которую дали Вове, они вряд ли могли бы поместиться. Главное, Люсина мать не хотела жить с Вовой, а Люся находилась под ее влиянием. Вова в своих письмах упрекал Люсю за то, что она не хочет быть с ним, а Люся упрекала Вову за эгоизм и фантастич ность его планов. Они еще раз встретились (как оказалось, послед ний) на ноябрьских праздниках в Поселке. Через некоторое время Вова получил от Люси, остававшейся в Ленинграде, телеграмму с вопросом приезжать ли ей в Шую? (имелось в виду в гости).

Вова, издерганный событиями последних месяцев, отчаявшийся осуществить свои планы, ответил Люсе холодно, что она может поступать как ей угодно. Люся не приехала и их переписка пре кратилась. Перед Новым годом Вова получил еще одно, последнее письмо от Люси. Она писала, что Вове нужна другая женщина, не такая как она, и она не будет возражать, если Вова захочет с ней развестись. Вове развод был не нужен, и он ничего не ответил.

Года через два он получил повестку из Вологодского городского суда с приглашением явиться на бракоразводный процесс. Вова не поехал, но послал письмо о том, что он не возражает против разво да. Так закончился этот эпизод в его жизни, принесший в начале много радости, а затем — немало страданий.

Где-то в ноябре или в начале декабря в Шуйском пединсти туте появилась новая преподавательница (психолог), которую поселили в том же общежитии, что и Вову (на 1-м этаже жили студенты, а на 2-м — преподаватели). Это была молодая (ей было 29 лет), красивая женщина, очень крупная, но не толстая, жира в ней не было ни грамма, но мяса много. С ней познакомил Вову Эр лен, шуйский Дон Жуан, любовницами которого были почти все преподавательницы института. Не избежала этой участи, видимо, и Юля (так ее звали). Вскоре Юля пришла к Вове в гости. Вова рассказывал ей о себе, о своих женах (не упомянув, что 2-я была фиктивной), читал стихи. Когда стало уже поздно, Юля спросила:

«Мне остаться у тебя?» Вова твердо сказал: «Нет». Уходя, Юля крепко обняла Вову и почти простонала, что ей не хочется уходить.

Преподаватели, жившие в общежитии, были почти все холостые или же их семьи находились где-то далеко — в Москве, в Сверд ловске и т. д. Естественно, они тянулись друг к другу, часто, почти каждый вечер, собирались у кого-то. Разговаривали, играли в раз личные игры, пели под гитару (хотя не пили ничего крепче чая).

В этих сборищах участвовали и Вова, и Юля, и Эрлен, который играл на гитаре. Потом началось повальное увлечение картами, главным образом преферансом. Вове эта умная «коммерческая»

игра понравилась, и он в дальнейшем просиживал за преферан сом целыми ночами, после чего наскоро умывшись, шел читать лекцию. Встречать Новый год Вову пригласили Эрлен с женой, четвертой оказалась Юля. Пили, танцевали, Вова пил на брудер шафт с женой Эрлена. Часа в три ночи Юля взяла Вову за руку и повела к себе. В комнате, где она жила с матерью, мамы дома не оказалось. Юля закрыла дверь на ключ и начала раздеваться, сказав только: «Презервативы в ящике стола». Вова последовал ее примеру. У него были некоторые сомнения, не получится ли так, как с Люсей, но опасения были напрасны, все прошло отлично. На следующий день Юля пришла к нему. Так начался их «роман», бурный, но не продолжительный. Юля часто приходила к Вове, и не поздоровавшись, спрашивала: «Хочешь?», сопровождая этот вопрос весьма красноречивым жестом. Вова помогал Юле оформ лять ее диссертацию. Иногда, во время беседы, она вставала с тем же вопросом, и они отправлялись в Вовину комнату. Юля часто твердила, что она третья Вовина жена, зная, что у Вовы, кро ме жен, никаких женщин не было. О себе она рассказывала, что кроме мужа, с которым она разошлась, у нее в Москве были два любовника: серб и чеченец, а т.к. муж был еврей, то получалась настоящая дружба народов. Вскоре она стала убеждать Вову всту пить с ней в законный брак, ставя, однако при этом чудовищное, по Вовиному мнению, условие — она может изменять Вове со сво им бывшим мужем, а Вова ей со своими женами. Конечно, при нять такие условия Вова не мог. Хотя он начал привыкать к Юле, но понимал, что ее не любит, и ее нелады с моралью отталкивали Вову. Вскоре все решилось. На первомайские праздники Вова по ехал в Ленинград. Вернувшись, он сразу пошел к Юле. По дороге Вова встретил Юлину маму, которая сказала, что Юля дома и что бы Вова сразу шел к ней. Вова вошел в Юлину комнату, даже не постучав, увидел, что Юля лежит в постели, а рядом с ней «лицо кавказской национальности». Видимо, это был чеченец. Поболтав немного с ними, Вова ушел и больше к Юле не ходил. Недели че рез две Юля пришла к нему. Сняв платье, она села рядом с Вовой на кровать и сказала, что теперь она будет выходить замуж. Вова понял так (или сделал вид, что понял), что у Юли уже есть жених и остается только назначить день свадьбы. Он поздравил Юлю и встал, подчеркивая свою отчужденность. Юля ушла. Ни за кого, конечно, она замуж не вышла, но защитила кандидатскую диссер тацию. Это было в 1959 году.

Года через два возник скандал. Городскому партийному на чальству стало известно, что какие-то молодые люди, юноши и девушки, за городом ходят по берегу реки голые с черным флагом.

Несомненно, это было связано с разоблачением культа личности Сталина, вызвавшим брожение в различных слоях общества. Упо мянутые молодые люди явно, хотя и неуклюже, против чего-то протестовали: против режима, против морали, которую режим лицемерно поддерживал. Партийным властям такое толкование было не выгодно, и они пытались свести все к аморальному об лику молодежи, на которую дурно влияют старшие. Среди голых молодых людей было несколько студенток пединститута. Решено было взяться за пединститут. Было подготовлено собрание, на ко тором присутствовал один из секретарей горкома, и на котором должны были «выпороть» многих преподавателей. Юля узнала о готовящемся собрании от секретаря партбюро. Она пригласила к себе Вову и предложила на собрании «повиниться». После этого, очевидно, им надо было вступить в брак, но против этого реши тельно запротестовала присутствовавшая при этом мама Юли, не одобрявшая поведение дочери. Вове тоже это предложение не по нравилось. Жениться на Юле он не хотел, и думал, что призна вать свою «вину» — это все равно, что самому себя высечь. Он вы ступил на собрании, не признавая своей вины, но и не опровергая прямо обвинений в свой адрес, стал рассуждать о том, что между мужчиной и женщиной возможна дружба, что они могут ходить друг к другу в гости и это еще не означает, что они — любовники.

К этому времени относится еще один эпизод Вовиной жизни.

Вова купил туристическую путевку на теплоход «Гоголь», на кото ром он совершил поездку от Москвы до Астрахани и от Астрахани до Костромы. Теплоход останавливался во всех крупных городах, где для пассажиров устраивались экскурсии по городу и в музеи.

В первые дни Вове было скучно и одиноко. Правда, однажды, к нему подошла довольно симпатичная девушка и сказала, что она его знает. Она — счетовод совхоза, в котором Вова бывал со сту дентами, помогавшими убирать урожай. Через день эта девушка счетовод пришла к Вове в каюту в качестве посредника от одной ленинградской дамы, которая заинтересовалась Вовой и хотела поддерживать с ним какие-то отношения. Какие, Вова не понял.

Речь шла о каком-то дневнике, в котором дама собиралась запи сывать все, что будет происходить. Вову не интересовало ни это, ни сама дама, которой было сильно за 40. Посредническая миссия девушки-счетовода не удалась. Вскоре пассажиры теплохода ста ли свидетелями бурного романа, который разыгрался между нею и молодым инженером из Ярославля, который единственный на теплоходе ходил в шортах и потому получил прозвище (по назва нию одного итальянского фильма) «человек в коротких штанах».

В Ярославле на теплоходе появились две новые пассажирки. Жен щины лет 35–40, не красавицы, но и не уродки. Вова, которому было скучно, познакомился с ними и в дальнейшем на всех экс курсиях они были вместе. Иногда и танцевали на теплоходе. При этом Вова не только не влюбился ни в одну из них, но с трудом тер пел их общество. Одна из них, по имени Валя, проявляла к нему большой интерес. Однажды, поздно вечером, когда уже было тем но, они оказались с ней вдвоем на корме теплохода, где никого не было, и стояли пустые стулья. Вова сел на стул, Валя села ему на колени и начала проявлять «инициативу». Ее руки нырнули под Вовину одежду. Вова соблазнился. На следующий день теплоход прибыл в Кострому, где Вова сошел на берег, чтобы ехать в Шую.

В Шуе Вова получил несколько писем от Вали, адресованных на институт. В них Валя приглашала Вову поехать к ней в Москву, где «им будет очень весело». Вова не очень вежливо ответил, что ее не любит и встречаться с ней не хочет. Как-то на улице Вова сно ва встретил девушку-счетовода. Она ничего существенного Вове не сказала, хотя было что. Получилось так, что буквально на следую щий день Вова познакомился с ее мужем — часовщиком комбината бытового обслуживания, куда Вова зашел починить часы. Часовщик рассказал Вове, что его жена беременна и пыталась объявить Вову отцом ее ребенка, но люди, бывшие на теплоходе вместе с Вовой, объяснили часовщику, с кем у его жены был «роман». Кроме того, он перехватил письмо своей жены «человеку в коротких штанах», в котором она откровенно писала об их отношениях на теплоходе и планировала продолжение встреч в дальнейшем. Вова никак не мог понять, зачем потребовалась эта ложь.

В Шуйский период Вова стал все чаще задумываться о женить бе. Раньше такие размышления и разговоры на эту тему казались ему странными. Должна быть большая любовь, думал Вова, кото рая ведет к женитьбе. Раньше у него постоянно была такая лю бовь, теперь такой любви не стало, но время шло, ему уже 37 лет.

Вова хотел иметь детей, семью, жену, которая могла бы быть ему верным другом. Он стал подумывать о том, чтобы сначала выбрать подходящую женщину, а потом попытаться ее полюбить. Конечно, Юля ему не подходила, но других незамужних молодых и краси вых, к тому же образованных и умных, он не знал. Осенью Вова со студентами ездил в колхоз, где студенты (мужчины) рассказали ему, что есть девушки, которые готовы отдаться Вове, называли их имена. Вова остался к этому рассказу равнодушным. Он не со бирался заводить любовниц, тем более из числа своих студенток.

На роль жены они тоже не подходили, в частности, из-за легкого отношения к вопросам секса. Конечно, было очень много студен ток, многие из которых нравились Вове. Видимо и он нравился, по крайней мере, некоторым. Может быть, кое-кто согласился бы вы йти за него замуж, но без большой любви. Вова считал, что его и не могут сильно полюбить девушки, которые были на 15 и более лет моложе его. Разница в возрасте казалась Вове непреодолимой пре градой. Поэтому он ждал, может быть, не осознавая этого в полной мере, когда кто-либо из девушек «женит» его на себе, но таких не находилось. Некоторые его целовали по своей инициативе, глав ным образом после застолий, которые студенты устраивали часто по различным поводам: государственные праздники, дни рожде ний, сдача экзаменов (каждого экзамена в отдельности, а потом по случаю завершения всей сессии). На все эти праздники неизменно приглашали Вову, единственного из преподавателей. В институ те тоже очень часто устраивались вечера, на которых всегда было много народу — и студентов, и преподавателей, потому, наверное, что в городе развлечений было мало. Вова на этих вечерах все вре мя танцевал, хотя сам никого не приглашал, приглашали его.

С некоторыми студентами, точнее студентками Вова подру жился, прежде всего, с тех курсов, на которых он работал, и осо бенно с теми, кто жил в его общежитии. Они часто приглашали его в гости, угощали котлетами из конины («настоящего» мяса в магазинах не было) и другими вкусными вещами. Неформальным лидером этой компании была Таня Батенина, веселая, энергичная, очень музыкальная девушка. Только через несколько лет Вова за метил, что она инвалид, левая рука у нее была короткая, малень кая, слабая. Таня познакомила Вову со своим парнем и очень была рада, что тот не возражал против ее дружбы с Вовой. Вова с Таней организовали на факультете театр миниатюр. Первый спектакль назывался «Нам скоро пять» и состоял из ряда юморесок, посвя щенных студенческой жизни за 5 лет учебы. Сценарий составил Вова, он же был режиссером, а его помощницей была Таня. Затем был другой спектакль, музыкальный, сценарий которого составил Эрлен. Вова исполнял роль ведущего, и она, по мнению некоторых, была лучшей частью спектакля. Таня, после окончания института, долгое время писала Вове, сначала в Шую, а затем в Псков. При езжала она и в Поселок, когда поступила на заочное отделение ис кусствоведческого факультета Академии художеств.

К той же компании, которую возглавляла Таня, принадлежала и Люда Березская, девушка, которая нравилась Вове больше дру гих своим задумчивым видом. Вове нравились задумчивые лица, подобные Татьяне Лариной. Он посвятил Люде несколько стихот ворений, в том числе «Где-то в городе Шуе…». Он не был в Люду влюблен и справедливо, хотя с известным преувеличением, харак терным для поэзии, написал:

Ты — моя Беатриче, ты — Прекрасная Дама, Ты — далекая Вега, — лучше верст не считать».

Чтобы студенты не заподозрили, что Вова относится к Люде снисходительнее, чем к другим, он наоборот был к ней более строг.

К тому же ему хотелось, чтобы она имела хорошие знания. Один зачет она сдавала Вове 7 раз, и ее в институте все поздравляли.

Она была единственной, кого Вова сам приглашал на танец, и единственной, кто ему отказывал. После окончания института она уехала в Молдавию, откуда много лет писала Вове письма, даже после того как вышла замуж за какого-то молдаванина. Будучи в Кишиневе, Вова останавливался у Люды и ее мужа, которые при нимали его очень радушно.

На том же курсе училась Надя Романова. Очень симпатичная девушка, но совсем не Татьяна Ларина, а скорее Ольга. Она отно силась к Вове больше, чем хорошо. На одном вечере, устроенном ее курсом по случаю какого-то праздника, она долго танцевала с Вовой, а потом взяла его за руку и повела на крыльцо. Была зим няя, морозная ночь, на небе ярко светили звезды и луна. Земля была покрыта снегом, было холодно, а Надя была в тонкой нейло новой кофточке, но не торопилась возвращаться в комнату. Они долго простояли молча. Что мог сказать Вова? «Я люблю тебя», — но это была бы неправда. «Поцелуй меня», — но это означало бы начало какой-то интриги, которая Вове была не нужна. Он не хо тел поцелуев без любви, не хотел обманывать Надю. После вечера Надя пошла провожать Вову домой (жила она не в общежитии, а с родителями). За ними на почтительном расстоянии плелся какой-то молодой парень. На выпускном вечере Вова, с которым в очередной раз отказалась танцевать Люда, очень много пил и ему стало плохо до рвоты. Надя, которую Вова тщетно пытался про гнать, повела его на двор и поддерживала его голову, пока его рва ло. После этого она повела его в общежитие, где жил Вова, но по дороге встретился Вовин сосед, который довел его до дома. После окончания института Надя, которую послали работать в Татарию, Вове не писала, но однажды, пришла к нему со своей подругой.

Они довольно долго болтали, подруга тащила Надю домой, ничего существенного сказано не было.

Многие бывшие студентки (и один студент) писали Вове и в Шую, затем в Псков. Жаловались на своих свекровей, мужей, просили советов, искали сочувствия. Вова аккуратно и про странно им отвечал, стараясь утешить, успокоить, не допустить никаких разрывов и вообще радикальных перемен. Четыре года, проведенные Вовой в Шуе, были самым «веселым» во всех смыс лах периодом в жизни Вовы. Он жил холостяком, много пил, мно го развлекался (преферанс, шахматы, лыжные прогулки и т. п.).

В общежитии была организована комната отдыха, где играл прои грыватель, и можно было танцевать. Танцевал там и Вова.

Однажды, когда танцы закончились, все вышли из комнаты, Вова шел последним, а перед ним шла Вета. Внезапно она повер нулась и крепко поцеловала Вову в губы и сразу же ушла. Вова не стал ее преследовать, и, встречаясь с ней в дальнейшем, ничем ей не напоминал об этом случае. Но вот Вова должен был уехать из Шуи в Псков. Это было уже после того, как он перешел на работу в Псковский пединститут. По просьбе Шуйского ректората, он при ехал в Шую на месяц, чтобы прочитать курс истории Азии и Аф рики и принять экзамен (в Шуе историческое отделение закрыва лось, и от историко-филологического факультета оставалась одна филология). По случаю Вовиного отъезда студенты устроили оче редную вечеринку. Были танцы. Вова танцевал с Ветой и вдруг во время танца она начала его целовать. Они вышли в коридор, там стоял диванчик, на который они сели, продолжая целоваться. Вова нечаянно положил руку на почти оголенное плечо Веты. «Я дума ла, Вы не такой как другие», — сказала Вета. «Если ты думала, что я не мужчина, ты ошиблась», — ответил Вова. «Меня волнует твоя близость, но я отличаюсь от других тем, что я не насильник. Я не сделаю ничего вопреки твоей воле». После вся компания прово жала Вову в гостиницу, где он жил, приехав в Шую. Дежурная не пропустила их в Вовин номер, и они выстроились вдоль стен ве стибюля и долго звучали их добрые пожелания Вове.

Еще до окончательного отъезда из Шуи, Вова ездил в сана торий, который находился возле Геленджика. Был конец марта, молодежи в санатории почти не было. Вдруг разнесся слух, что появились две молодые девушки, и тот час вокруг них разразился скандал. Их обнаружили в мужских палатах, что было запрещено.

Вове было интересно на них посмотреть, и ему их показали из дали. Вскоре затейники организовали пеший поход в Геленджик.

Среди собравшихся Вова заметил и одну из упомянутых девушек.

Во время похода Вова к ней близко не подходил, хотя, надо ска зать, она показалась ему интересной. После осмотра Геленджика все собрались в порту, чтобы отправиться на катере в санаторий.

Вова стоял у парапета набережной, дожидаясь посадки. Вдруг к нему подошла та девушка, о которой было сказано ранее, и встала рядом, тесно к нему прикасаясь. Это был неизвестный Вове способ знакомства. Пришлось заговорить. После этого они стали встре чаться каждый вечер. После ужина шли гулять, иногда заходили в танцевальный павильон, но Галя (так звали девушку) танцевать отказывалась. Она рассказала, что ее преследует один из отдыхаю щих, парторг одного из крупных сибирских заводов. Он узнал ее домашний адрес и угрожает, если она не будет уступчивой, напи сать ее мужу, будто она ему изменяет. Это объясняло то, что она не хотела танцевать, но Вова понять не мог. Они шли с Галей на пустынный берег моря, где стояли скамейки, садились и без конца болтали. Однажды, когда они гуляли, Вова спросил: «Мы будем целоваться?» Галя тихо ответила: «Не знаю». Для Вовы это была шутка. Гале было 22 года, а ему больше 40, и Вова не мог поверить, что Галя будет целовать его, старика, как он думал о себе, с кото рым, к тому же, была очень плохо знакома. Но все-таки это прои зошло. Однажды Вова с Галей и еще несколькими отдыхающими отправился в ресторан, который находился у самых ворот сана тория. Пили вино «Черные глаза», потом коньяк, возвращались поздно. Не доходя до здания санатория, Галя повела Вову лесной тропинкой на берег моря. Здесь они сели на скамейку и стали целоваться. Вова был ошеломлен. Ему не верилось, что молодая, красивая девушка может его целовать. О чем-то большем он даже не думал. На следующий день была назначена морская поездка на дачу Короленко. Вова радостно спешил на завтрак, надеясь встре тить Галю, но она оживленно беседовала с какими-то людьми, сре ди них Вова узнал злополучного парторга (накануне Вова играл с ним в шахматы и проиграл ему партию, а может быть, и не только партию?). Все время поездки на дачу Короленко и на катере, и ког да шли пешком, Галя находилась в окружении каких-то людей и к Вове не подходила. Вова обиделся и решил, что он первым к Гале не подойдет. Так продолжалось до самого их отъезда из санатория.

Вова сильно переживал, тягостная тоска мучила его. Конечно, он не был в нее влюблен, но его мучила, была непонятной и обидной резкая перемена в поведении Гали: вечером целовались, а утром она уже не хотела с ним знаться. Вова сочинил стишки:

Жизнь ему не только не скрашивала, но еще более отягощала другая девушка — Наташа. Познакомил Вову с ней новый сосед по палате, начальник цеха одного из Ростовских заводов. Садясь в поезд, Наташа, провалилась под вагон. Он помог ей выбраться, познакомился с ней и всячески ее расхваливал. Наташа стала бук вально преследовать Вову. Она находила его в самых укромных уголках парка. Заинтересовалась Вовой и врач санатория, опе кавшая Вовину палату. Она устроила вечеринку с танцами, на ко торую были приглашены Вова и его товарищи по палате, было и несколько врачей женского пола. Вове врач казалась старушкой (ей было не менее 35 лет) и никакого интереса к ней он не испы тывал. Когда Вова уезжал из санатория, получился скандал. Про вожать его пришли и Наташа, и врачиха. Последняя стала кричать на Наташу и требовать от нее, чтобы она уходила, но та резко воз ражала. В Москве на Курском вокзале, Вова встретил Галю (пар торг пошел за билетами). Галя очень тепло попрощалась с Вовой, пожелала ему всего доброго.

В 1962 году Вову пригласили на работу в Псковский пединсти тут, но жилья никакого не дали. Вова временно поселился в гости нице и стал бегать по объявлениям в поисках пристанища, но най ти ничего не удалось. Комнаты были или сданы, или не подходили по каким-то причинам Вове. Какую-то помощь, главным образом через знакомых, пытался оказать ему зав. кафедрой Н.И. Копы чев. Он повел Вову к своим знакомым, жившим на окраине города в собственном домике. Те, в конце концов, отказались сдать ком нату Вове. Зато им заинтересовалась их дочь, бойкая девица, лет 25, которая подробно рассказала Вове поучительную историю о том, как ее сестра вышла замуж за преподавателя Ленинградского пединститута им. Герцена. Через несколько дней она появилась в деканате факультета, где Вова был заместителем декана. Она села на Вовин письменный стол и вела себя довольно развязно, демонстрируя на глазах декана близкие отношения с Вовой. Вове пришлось умерить ее пыл, и больше она не появлялась. Вовины поиски жилья продолжались. Кто-то дал Вове адрес частного до мика в центре города. Домик был окружен большим фруктовым садом. Все это Вове очень понравилось, напомнило ему родной Поселок. Хозяйка дома, пожилая добродушная женщина, готова была сдать Вове хорошую комнату, но расхваливала не столько ее, сколько свою невестку, вдову погибшего на войне сына хозяйки.

Вова понял, что ему предлагают не только жилье, но и женщину.

На какое-то мгновение возник соблазн прекратить утомительные поиски и поселиться здесь, где за ним будут, несомненно, хоро шо ухаживать, но Вова тот час же отбросил эти мысли, ему нужна была не всякая женщина, а родственная душа… друг… сестра… В дальнейшем, в подобных случаях, Вова уже не колебался.

Сдавалась комната в центре города в кирпичном доме. Точнее не комната, а угол, а еще точнее — большая кровать, наполовину отде ленная от остальной комнаты чем-то вроде ширмы. Других крова тей в комнате не было, не было и других комнат. Хозяйка, молодая миловидная женщина, ничего не говорила, но все было ясно без слов. Вова, не раздумывая, ушел из этого дома. Потом пришлось поехать со студентами в колхоз, пока Вова был в колхозе, Нико лай Иванович нашел ему временное пристанище, в доме театраль ного администратора. Приехав из колхоза, Вова сразу направился в этот дом. Хозяйка была в командировке. Вову встретила ее дочь, которая провела Вову в предназначенную ему комнату, где была уже постелена постель. Видимо, это была комната дочери хозяй ки. Во всяком случае, она чувствовала себя там вполне свободно и не собиралась уходить. Она почему-то сочла нужным показать Вове свой паспорт. Выяснилось, что ей 18 лет. В связи с этим Вова сказал, что он намного старше, ему уже больше 40. Девушка стала уверять его, что это не страшно, что ее отец, разошедшийся с мате рью, женат теперь на женщине, которая намного его моложе. Та кой оборот разговора не понравился Вове, но, к счастью для него, раздался звонок. Это вернулась хозяйка дома. На следующий день Николай Иванович нашел для Вовы комнату с мебелью в центре города. Хозяйка комнаты жила у дочери в Рязани и сдала Вове комнату на год. В квартире жили еще две семьи. Одну из них Вова почти не видел, а с хозяйкой другой семьи встречался часто на кухне. Однажды он застал ее одетой в очень красивый купальник.

Женщина стала просить извинения, может быть, надеялась на то, что Вова будет просить ее ходить в купальнике постоянно. Вова промолчал. Отношения стали как будто менее любезными.

Как и в Шуе, Вова очень часто ходил в кино. В Шуе он поль зовался большим вниманием со стороны женщин разных возрас тов. Каждая соседка, даже если она была с каким-то кавалером, старалась прикоснуться к Вове рукой или ногой. Особенно запом нился Вове случай, когда рядом с ним в последнем ряду, где почти не было народа, сидела красивая и очень хорошо одетая девушка.

Она не только буквально прилипла к Вове, но после окончания се анса пригласила Вову пойти с ней, Вова отказался. В Пскове таких случаев было намного меньше, пожалуй, за одним исключением.

Вова пришел на сеанс с небольшим опозданием, когда свет был уже погашен. Контролер посадила его на свободное место. Рядом сидела девушка, разглядеть которую Вова не мог. Она повела себя так решительно, смело и откровенно, как никто этого не делал раньше. Может быть, дело было именно в том, что было темно, и Вова не мог ее разглядеть. На него это произвело довольно силь ное впечатление, и он даже написал стихи:

Конечно, в этом стихотворении немало преувеличений. Вова не мог видеть «тепла глаз» не только потому, что было темно, но и потому что вообще он плохо видел. Не было у него оснований считать, что он владел «душой» девушки. Да и о «любовной то ске» вряд ли можно было говорить, но и абсолютно безразлич ным Вова не был.

В Псковском пединституте, в отличие от Шуйского, препо даватели на танцы, которые были после так называемой «торже ственной части» по случаю каких-либо праздников, не оставались.

А Вова, следуя Шуйской традиции, раза два попытался задержать ся. Молодежи было много, но его никто не приглашал. Конечно, он тоже никого не приглашал. Только один раз его пригласила тан цевать знакомая ему девушка с его факультета, которая ему нра вилась и позже стала его женой. На «вечера» он ходить перестал.

Однажды местком организовал вечер отдыха для преподавателей и сотрудников института. Было что-то вроде банкета, а потом тан цы. Вову пригласила танцевать молоденькая преподавательница немецкого языка. Кажется, ее звали Лида. Вове она понравилась, и он охотно принял ее предложение навестить ее дома. Она жила, как и многие преподаватели, в студенческом общежитии. На дру гой день Вова был у нее. Они пошли в кино, а потом к нему домой.

У Вовы Лида села Вове на колени, и они начали целоваться. Вова предложил Лиде остаться на ночь. Лида отказалась, объяснив, что она замужем и изменять мужу не хочет. Муж учится в одном из ВУЗов Риги. Вова проводил Лиду до дома. Она приглашала его приходить еще, но он ей прямо сказал, что больше не придет. Он объяснил, что боится в нее влюбиться, а разрушать чужую семью считает невозможным.

Осенью 1963 года Вова поехал по туристической путевке в Крым. В группе были, в основном, псковичи, главным образом, молодые девушки. Ни одна не привлекла всерьез внимание Вовы.

Ездили они по Крыму на автобусе, с короткими остановками. Са мая длительная остановка была в Карабахе. Там была большая ту ристическая база, где отдыхало много туристов. На местном базар чике Вова познакомился с бабушкой, торговавшей фруктами. Она пригласила Вову за фруктами к себе домой, в поселок, расположен ный недалеко от туристической базы. Купив фрукты прямо с де рева, Вова вышел из поселка в поле и, сев на камни, стал их есть.

К нему подошли три девушки, шедшие с базы. Одна из них очень понравилась Вове. У нее были очень темные густые ресницы, что придавало лицу выражение таинственности. Эта девушка, ее зва ли Ниной (именно она!), что-то спросила у Вовы. Он ответил, за вязалась беседа. Вова угостил девушек фруктами. Нина пригласи ла Вову к себе в гости. Она жила со своими подругами в большом двухэтажном доме. Вова побывал у нее вечером, и они договори лись встретиться на следующее утро на пляже. На следующий день Вова пошел на пляж. Вскоре он нашел Нину, которая играла в карты с какими-то молодыми людьми. Вову поразило то, что вся кожа Нины до шеи была ярко-красного цвета. Видимо, это была какая-то кожная болезнь, но это не испугало Вову и не оттолкнуло от Нины. Она ему по-прежнему нравилась. Вечером они вместе танцевали, после пошли вглубь парка, сели на скамейку. Вечером было не так жарко, как днем, и Вова надел на Нину свой пиджак.

При этом он обнял ее за талию. Как ни странно, смелости ему при дала мысль о том, что он обнимает свой пиджак (такая «смелость»

не была обычной для Вовы). Нина не была против, но держалась пассивно. Они расстались с ней, даже не поцеловавшись. На сле дующее утро, вместе со своей группой Нина должна была перее хать в Алушту. Оставшись один, Вова был просто в отчаянии. Он написал Нине письмо и послал его на адрес туристической базы в Алуште. В письме Вова писал, что хочет видеть Нину, хотя бы получить от нее письмо. Вовино письмо дошло до Нины. Вернув шись в Псков, он получил от нее ответ. Они переписывались поч ти год. Вова рассчитывал, что они опять встретятся в Крыму, но Нина приехать в Крым не могла, она стала писать все реже и, на конец, переписка прекратилась.

Зимой 1964 года Вова в очередной раз поехал в Москву ра ботать в архивах и библиотеках. В Москве жил его школьный товарищ Валентин, который недавно поступил на работу в научно-исследовательский институт кинофикации. Он уже успел обменять свою ленинградскую квартиру на московскую, но семья его еще жила в Ленинграде. Однажды, Вова с Валентином, догово рились встретиться у Валентина в 7 часов вечера, когда тот должен был вернуться с работы. Вова в тот день занимался в архиве на Пироговской улице. Занятия в архиве кончались в половину ше стого. Выйдя на Добрынинскую площадь, он зашел в сосисочную и поужинал. Когда он пришел на станцию метро, было 6 часов. До встречи с Валентином оставался целый час, а ехать надо было все го две остановки — до Парка культуры и отдыха им. Горького. Там, правда, надо было ехать еще две-три остановки на трамвае, и все таки Вове предстояло не менее получаса ждать на лестнице прихо да Валентина. Вова решил поехать в обратном направлении — по кольцевой дороге вокруг всей Москвы. В вагоне свободных мест не было видно, но никто не стоял. Вова стал искать место и вскоре нашел его и сел. Соседом справа был какой-то толстяк, который буквально прижал Вову к соседке слева. Это была очень симпа тичная девушка, не старше 20 лет. Здесь начались «чудеса». На каждой остановке из вагона кто-то выходил, но никто не входил, хотя они проезжали по бойким местам (например, Курский вок зал). Наконец, в вагоне остались только двое — Вова и его соседка.

Она не сделала попытки перейти на другое место или хотя бы ото двинуться от Вовы, он тоже не отодвигался. Они ехали прижав шись друг к другу, словно влюбленные. Вове хотелось заговорить, но он думал, что это ни к чему. Через несколько дней Вова дол жен был ехать в Псков. Времени для того, чтобы по-настоящему познакомиться и полюбить друг друга не было, а о мимолетных «приключениях» Вова не думал. Для него любовные отношения могли иметь только одну цель — брак. Постепенно вагон стал вновь наполняться народом, Вова доехал до Парка культуры и от дыха, и здесь его соседка вышла из вагона. Так как она села в по езд раньше Вовы, то, может быть, она вернулась на ту станцию, с которой выехала. То есть Вова думал, что она проехала то место, где должна была выйти. А, может быть, ей как Вове, надо было побыть какое-то время в теплом месте. Придя к Валентину, Вова рассказал ему об этом эпизоде, Валентин не поверил — этого не может быть.

Летом 1965 года Вова как обычно жил в Поселке, откуда ездил в Ленинград. Однажды, на Невском проспекте, он встретил Фиру.

Вова не видел Фиру 8 лет. Ей было уже 43 года, но она нисколько не постарела. Наоборот, она выглядела моложе, чем 8 лет назад.

На глазу у нее был ячмень, и она очень мило стеснялась этого, кокетливо пряча глаз от Вовы. Вова понял, что она по-прежнему ему нравится, но настоящей любви нет и быть не может. Вско ре, в день своего рождения, Вова получил письмо от Фиры. Она его поздравляла и писала, что хотела бы его видеть или хотя бы переписываться с ним: «ведь даже заключенные имеют право на переписку». Последние слова тронули Вову, но сделать он ничего не мог. Он не мог вычеркнуть из памяти все, что было когда-то и перегорело в его душе. Как сказал Есенин: «Кто сгорел, того не подожжешь».

За то время, что Вова работал в Пскове (1962–1965), две или три студентки пытались объясниться ему в любви, но Вова реши тельно пресекал эти попытки. «Об этом говорить не надо», — отве чал он. Одна девушка попросила у него разрешения придти к нему домой. Возможно, она хотела проконсультироваться по каким-то научным проблемам, но Вова решительно отрезал: «Нет». Другая (ее звали Лидой) ничего Вове не говорила, но смотрела на него как то необычно. В глазах как будто бы стояли слезы. На 5-м курсе она заболела и оказалась в больнице, и деканат направил Вову к ней в больницу, принимать у нее экзамен. К экзамену она явно была не готова. Вова болтал с ней на разные темы и, в конце концов, поста вил ей четверку, что было Вове не свойственно: он никогда не завы шал оценок, но и не занижал. Во всяком случае, так ему казалось.

Вова стал все чаще вспоминать Лиду, особенно ее глаза. Однажды, он был приглашен студентами в общежитие. Он попросил студен тов отвести его в комнату Лиды. Лиды не было, но он поговорил с ее подругой Эрикой и пригласил их вдвоем к себе домой. Вско ре они пришли. Эрика грелась у печки, а Лида танцевала с Вовой.

Хотя он ничего не сказал о своих целях и планах, Лида высказала ему свое желание — чтобы он, так сказать, «официально» ухаживал за ней: водил в кино, театр, на концерты и т. п. Кроме того, она ска зала ему, что у нее в Гатчине, откуда она была родом, есть друг, но этот друг собирается поступать в духовную семинарию. Для Лиды, видимо, это означало конец всяких отношений. После ухода Лиды, Вова долго думал. Ему нравилась Лида, но он не был в нее влюблен, поэтому мог решать более трезво. Ему не нравилось упоминание о «друге». Получалось, что Вова для Лиды лишь запасной вариант на случай неудачи с главным вариантом. Ему казалось также, что не подобает ему, 44-летнему преподавателю, открыто «ухаживать»

за девочкой-студенткой, и он перестал думать о Лиде. Вскоре Вова женился, а Лида в том же году окончила институт. Вова был на вы пускном вечере ее курса. После окончания вечера группа девушек, в том числе и Лида, пошли провожать его домой. Когда они дошли до Вовиного дома, он попрощался с ними и пошел дальше один, тут до него донеслись чьи-то рыдания. Вове казалось, что это рыдала Лида.

Спустя много лет бывшая Вовина студентка Марина Ерохина рас сказала Вове, что она встретилась на каком-то педагогическом со вещании с Лидой. Она призналась ей, что была влюблена в Вову.

Забыть о Лиде Вове помогли возникшие в это время отноше ния с Галей, той девушкой, которая когда-то на одном из «вече ров» пригласила его танцевать. Все эти годы Вова вел занятия на ее курсе. Галя нравилась ему больше, чем другие студентки этого курса, насчитывавшего 75 человек. Позже Галя говорила Вове, что он завышал ей оценки на экзаменах, но Вова этого не замечал.

Осенью 1965 года Галя и другие студенты 5 курса вместо практи ки должны были работать в различных школах области, не всегда даже по своему предмету. Вове поручено было инспектировать их жизнь и работу. В конце октября Вова поехал в Порхов, где Галя работала в школе-интернате для детей с различными дефектами (речи, слуха, зрения и т.п.). Не успел он закончить беседу с дирек тором интерната, как прибежала Галя, узнавшая о его приезде, и стала звать Вову к себе. Она жила в новом многоквартирном кир пичном доме, в двухкомнатной квартире, вместе с двумя други ми девушками. После деловой беседы, Вова отправился обедать в местный ресторан, Галя его сопровождала. После ресторана Вова вернулся в Галину квартиру и стал беседовать с девушками. Он был в ударе: беспрерывно читал стихи, свои и чужие, рассказывал анекдоты, забавные истории, острил и не заметил, как наступила ночь. Идти искать пристанище, казалось, было поздно, а в 6 утра надо было ехать на автобусе в другой поселок. Галя уложила Вову на свою кровать, сама легла с подругой. Утром она не только раз будила Вову и накормила его завтраком, но и успела отутюжить его брюки. Складка на левой штанине оказалась при этом почему то не спереди, а сбоку. Вова уехал в Верхний мост, где работала другая практикантка. В Порхове Вова был 27 октября, а в нача ле ноября он получил от Гали телеграмму на красивом бланке с поздравлением по случаю праздника. Вова ответил письмом, в котором как мог вежливо поблагодарил за поздравление. Вско ре пришло письмо от Гали, в котором она писала, что была очень рада получить Вовино послание и что даже дети это заметили, и спрашивали, от чего она такая радостная. 5 декабря (это был день Конституции) Галя приехала в Псков, и они с Вовой встретились.

После этого они стали встречаться часто, но дальше поцелуев дело у них не шло. Внезапно, в конце декабря, Галя исчезла (ей надо было закончить работу в Порхове). Вова затосковал, ему хотелось видеть Галю, слушать ее рассказы, беседовать с ней. Не появилась она и к Новому году. С горя Вова пошел на новогоднюю елку в институт, а оттуда со студентами в общежитие, но мысли о Гале его не покидали, и ничто не приносило ему радости. Прошло еще несколько дней, но вот 8 января, на второй день Рождества, Галя пришла к нему домой. Они вновь стали встречаться очень часто.

Приближались зимние каникулы. Вове был дан начальством так называемый «творческий отпуск», т. е. время для занятия наукой.

Надо было ехать в Ленинград. Когда Галя спросила Вову, зачем он едет, Вова ответил полушутя, полусерьезно: «Чтобы тебя за быть». Он не мог забыть о большом неравенстве в возрасте — он был на 23 года старше Гали. Через несколько дней к Вове пришла мать Гали Юлия Александровна и стала убеждать Вову жениться на Гале. В ответ на Вовины опасения, она утверждала, что до ре волюции мужчины часто женились на девушках, которые были их моложе, но колебания Вовы только усилились, и когда надо было дать определенный ответ, он смог сказать только «нет».

Вова придавал своей поездке в Ленинград большое значение.

Он думал, что, может быть, возникшая будто бы любовь за месяц развеется, и наступит конец сомнениям и колебаниям. Чтобы спо собствовать этому, он договорился о встрече в Ленинграде с одной из студенток, которая ему тоже нравилась. Правда, она была заму жем, но на встречу с Вовой она пришла со своей подругой, очень красивой девушкой. Вова пригласил их обеих в только что от крывшийся ресторан «Ленинград», рядом с «Пассажем». Там была предварительная запись, и Вова простоял довольно долго, чтобы получить номерки. Весь вечер Вова и его спутницы провели в ре сторане, пили водку и танцевали. Вова непрерывно танцевал то с одной, то с другой, но мысли о Гале не покидали его и, проводив своих спутниц домой, он тот час же о них забыл. С каждым днем тоска становилась все сильнее. В конце концов, он решил посове товаться со своим лучшим другом, Юрием Павловичем, который был на два года его старше. Юрий Павлович понимал опасения Вовы и все-таки посоветовал ему жениться на Гале. С этим реше нием Вова вернулся в Псков.

Вскоре он увидел Галю в институте, но она не подошла к нему, а поздоровавшись, тот час же исчезла. Так продолжалось и в сле дующие дни. Вова не знал, что думать: Галя разлюбила его, нашла другого и т.п. Он решил ей написать, не упоминая, на всякий слу чай, о своем желании жениться на ней. В своем ответе Галя писала, что была очень обижена его желанием забыть о ней. Она решила, что он ее не любит. Между тем, Вова понял, что он без Гали жить не может. Он подстерег ее на Почтамте и в путанных, взволнован ных словах предложил ей, как говорилось в старину, руку и серд це. Галя не приняла сразу Вовино предложение, но и не отвергла его. Обещала подумать. Прошел месяц. Наконец, в первый день Пасхи (11 апреля) она пришла к нему с крашеным яичком и своим согласием. Чтобы зарегистрироваться, надо было заранее подать заявление. Женщина в ЗАГСе, принимая заявление, сказала Вове, что он выглядит хорошо, хотя на много старше, и вполне может жениться на молодой девушке. Прошли два месяца. Все это вре мя Вова и Галя часто встречались, ездили за город (в Чернякови цы), где купались, хотя вода была еще очень холодная. Наконец, 11 июня состоялась свадьба.

С этого дня Вова и Галя прожили вместе 25 лет. Для Вовы это было самое счастливое время в его жизни. Для него Галя была не только женой, Но и другом, сестрой, матерью, всем на свете. Слу чались и ссоры, но не продолжительные и несерьезные. С годами их становилось все меньше, и их союз становился все крепче.

В июне Галя сдавала госэкзамены. Июль повели за городом, на железнодорожном разъезде, где было мало людей, но была река, лес, много грибов и ягод. В начале августа они поехали в Ленин град к Вовиной маме. Еще накануне женитьбы, Вова ездил к маме и рассказал ей о своих планах. Она их благословила. Она встретила Вову с Галей очень радушно, но вскоре мама заболела, а Вове надо было возвращаться на работу. С мамой осталась Галя. Вдруг Вова получил от нее телеграмму, что мама умерла (это было 28 октяб ря). Похоронив ее, забрав кота и собаку, Вова с Галей вернулись в Псков.

В конце декабря 1965 г. Вскоре родился ребенок, затем вто рой и третий и Вове пришлось попотеть. Вначале они жили на окраине города, в холодном домике с печным отоплением и без водопровода. Вова приносил воду из уличного колодца, замер завшего зимой и высыхавшего летом. Летом воды требовалось особенно много — для полива нескольких грядок, имевшихся при доме. Вова поливал их из огромной бочки, наполняемой им из колонки в ста метрах от дома. Эта вода была ржавая, а за хоро шей водой приходилось ходить к роднику, находившемуся весь ма далеко, идти надо было полем, переправляться через канаву.

Вторая Вовина забота — отопление. Заказ дров на лесоторговом складе, заказ электропилы, колка дров — все это приходилось Вове делать самому. Он колол дрова небольшим топориком, пока сосед не дал ему свой топор. Наколотые дрова Вова складывал в небольшой сарай, половину которого занимали соседи (квартира была коммунальная). Все дрова там не помещались, и на дворе была большая поленница. Плохо было то, что крыша сарая про текала, но купить толь или рубероид было нельзя. Вова нашел выход. От прежнего жильца Вове остался маленький гараж для мотоцикла. Оказалось, что была такая услуга — покрытие гаража рубероидом. Был сделан заказ на двойное количество рубероида.

Оставшимся материалом Вова починил крышу сарая. Конечно, Вове надо было топить печь, и много, потому что комната была сырая и холодная. Снабжение семьи продовольствием также ле жало на Вове. Недалеко находилось автохозяйство и при нем ма ленький магазинчик, где можно было, отстояв в очереди, купить молочные и бакалейные товары, особенно дешевую колбасу, но не продавали хлеб, мясо, овощи. Приходилось ехать в более от даленные магазины, а мясо Вова тщетно искал по всему городу.

Были у Вовы и обязанности, связанные с детьми. Ежедневное купание детей требовало много горячей воды (газ был), которую после купания выносил также Вова. Он гулял с детьми, возил ко ляску по шоссе, по пустоши сразу за домом. Приходилось дважды в день гулять с собакой. Постепенно условия жизни улучшались.

Вове дали квартиру в центре города, где были газ и вода, но без ванны. Близко были и магазины. Дети подросли, и жена смогла ходить в магазины вместе с ними. Вовины обязанности сократи лись. Так как центральное отопление грело плохо, надо было то пить печку. Колол и носил дрова по-прежнему Вова сам. Детей все также купали в корыте. Купание детей, вынос грязной воды были на Вове. Он гулял с детьми и с собакой. Собака вскоре убе жала, а подросшие дети самостоятельно играли во дворе. Следую щий этап — переселение в квартиру со всеми удобствами в центре города. Здесь обязанностей у Вовы стало еще меньше. Наличие ванны (с титаном), хорошее отопление заметно облегчили Вови ну жизнь. Жена не работала 10 лет, и все заботы о детях лежали на ней. Пока еще в гастрономе «Стекляшка» продавали мясо, по дороге с работы Вова заходил в магазин и покупал мясо, отсто яв в очереди час или более. Вова занимался улучшением быта, заказывал шкафчики для ванной и туалета, большой шкаф для прихожей. Вдвоем с шофером они с трудом подняли его на этаж.

С большим трудом удалось добиться разрешения использовать горячую воду из отопительной системы. Вода была техническая, нечистая, но полгода не было никакой. Совершив эти «подвиги», Вова почти полностью освободился от домашних дел. Мясо стали давать по талонам. Приходилось побегать по магазинам в поисках более «съедобного», чем кости или жир, чаще всего бывавшие на прилавке. В свободной продаже были молочные продукты, и Вова часто их покупал. Попадая в Москву или Ленинград, он тратил не мало времени в поисках дефицитных (особенно для Пскова) про дуктов. Добавилась новая забота — дача. Дачу очень любила жена, и каждые выходные семья проводила на даче (за исключением зимы). «Агрономом» была жена, а Вова выполнял грубую работу.

Он продолжал заниматься с детьми: ежедневно измерял темпера туру и читал в это время книги, проверял уроки, заставлял само стоятельно исправлять ошибки, искать нужные правила. Матема тикой он перестал заниматься, когда дети дошли до 6-го класса, на большее его знаний не хватало.

Вова получил письмо из Москвы от Валентина. Это письмо было продолжением истории, которая произошла еще до пере езда Вовы в Псков. Тогда Валентин снимал комнату в большом человеческом муравейнике, который назывался коммунальной квартирой. У хозяйки Валентина было две комнаты, маленькую она сдавала. Сюда к Валентину приехал, возвращаясь с Кавказа, Вова. Хозяйки дома не было, но была ее дочь, Нина, молодая де вушка, музыкантша, игравшая на скрипке в маленьком оркестре в одном из кинотеатров. Валентин и Нина устроили маленькую «пирушку»: пили вино, Вова читал стихи. Особенно понравилось его стихотворение «Куда повели мою милую…», написанное под свежими курортными впечатлениями. Валентин, который вообще очень критически относился к Вовиному творчеству, на этот раз сказал, что Вовино стихотворение можно напечатать в журнале.

Нине оно, видимо, тоже понравилось. Прошло больше трех лет, и вот теперь Валентин писал, что Нина согласна заключить с Во вой фиктивный брак и прописать его на своей площади. Это был со стороны Нины очень великодушный шаг и очень рискованный.

Фиктивные «мужья» часто требовали раздела площади или при носили другие неприятности. Видимо, Нина Вове доверяла, зная его только по одному стихотворению. Вова ответил Валентину, что он благодарен Нине, но он уже женат, и больше жениться, даже фиктивно, не собирается. В Москву его тоже не тянуло. Он прочно осел в Пскове.

За все время жизни с Галей Вова ни разу ей не изменил и даже подумать об измене не мог и не хотел. Он знал, что не сможет утаить от Гали свое предательство, и что это ее глубоко обидит.

Впрочем, никакого желания изменять жене у Вовы не было. Хотя и возникали порой соблазны. Нельзя думать, что за 25 лет Вова не видел женщин, которые могли ему нравиться, но они нравились ему как прекрасная статуя, картина или пейзаж, без малейшего желания обладать ими.

Были, конечно, женщины, которым нравился Вова. Этому, ви димо, способствовало и то, что Вова всегда выглядел моложе сво их лет. Когда ему было 37 лет, вологодские преподаватели давали ему не более 30. В 1984 году, когда Вове было 62 года, новая препо давательница истории СССР, Зоя Александровна Тимошенкова определила его возраст в 46 лет! Еще через 10 лет, когда Вове было уже 72 года, его соседи по больничной палате давали ему от 58 до 65 лет. Валентин передал Вове слова своей жены Нины: «Вова дол жен нравиться женщинам». Как это ни парадоксально, но находи лись мужья, которые пытались привлечь внимание Вовы к своим женам. Например, зав. кафедрой марксизма и парторг института Г.Ф. Сарченко («освобожденные» парторги появились позже), на одном из выпускных вечеров сказал Вове, указывая на сидевшую рядом жену: «Она влюблена в тебя». Жена молчала. Вова взгля нул на эту женщину, она ему показалась молодой и симпатичной, но печальной. Вова в душе ее пожалел. Он не знал, что задумал Григорий Федотович, но оказалось ничего хорошего. Видимо, он уже готовил развод, который вскоре состоялся. Сарченко женился на другой женщине.

В 1969 году Вову направили в Москву в пединститут им. Ле нина, для повышения квалификации. В Вовиной группе была только одна молодая девушка, которую можно было бы назвать симпатичной, но Вова за все 4 месяца пребывания в Москве ни словом с ней не обмолвился, что не помешало ей позже прислать ему письмо, весьма дружеского характера. Может быть, она рас считывала на Вовину помощь, в случае защиты диссертации. На всякий случай Вова ответил ей очень осторожно. Но была в пе динституте им. Ленина одна девушка, которая могла понравиться Вове. Это была секретарь факультета Лида — молодая, стройная, очень модная. Дел с ней у Вовы почти не было, и он старался по меньше на нее глядеть, чтобы не испытывать ненужных эмоций.

Он и подумать не мог, что она замечает его присутствие на фа культете. Но вот закончились занятия, и было решено устроить прощальный банкет, на который были приглашены преподавате ли факультета во главе с академиком Нарочницким и сотрудники факультета. Банкет состоялся в ресторане гостиницы «Минск». За столом Вова оказался рядом с Лидой. Они разговорились, а потом все время танцевали вместе. Во время танца Лида стала целовать Вовино лицо быстрыми короткими поцелуями, было такое ощу щение, что на лицо льется дождь поцелуев. После банкета Вова проводил Лиду и ее подругу домой. На следующее утро надо было идти в деканат за документами. Вова немного волновался, как они встретятся с Лидой? Но встреча была самой обычной, будничной.

То, что было накануне, Лида, видимо, уже забыла. Конечно, это не было чем-то серьезным.

Через несколько лет нечто подобное было у Вовы с другой девушкой-заочницей Леной. Она была очень молодой и очень красивой девушкой, на выпускном вечере она сказала Вове, что на днях едет во Владивосток, чтобы выйти замуж за морского офи цера. Как обычно на «вечере» были танцы, и Лена непрерывно приглашала Вову. Они танцевали вдвоем весь вечер. Когда танцы кончились, Лена пошла с Вовой, они сели на скамейку. Лена спро сила Вову, ждут ли его дома. Он ответил, что ждут. Тогда Лена стала целовать Вову так, как это делала Лида в Москве — множе ство быстрых коротких поцелуев. Вова проводил Лену до автобу са, и, прежде чем сесть в автобус, Лена еще раз осыпала Вовино лицо быстрыми поцелуями. Больше Вова ее никогда не видел.

С 1972 года Вова ежегодно стал ездить на юг. В конце мая он снимал дачу в окрестностях Пскова, где жили Галя и дети. Вова продолжал работать. На заочной сессии у него обычно была очень большая нагрузка, и отдыхать было некогда. Заочная сессия в те годы продолжалась до 17–18 июля. А в начале августа Вова со всей семьей отправлялся в ленинградский Поселок. Там было мно го дел с домом: надо было ремонтировать и красить крышу, искать жильцов на новый зимний сезон. Вова старался также поработать в библиотеках, отдыхать опять было некогда. К тому же, погода в августе обычно портилась: шли дожди, становилось прохладнее.

Отпуск у Вовы продолжался до начала октября, но в сентябре уже становилось невозможно ни купаться, ни загорать. Поэто му, как только появились кое-какие деньги, Вова со всей семьей отправился в Крым, в Евпаторию, где бывал еще до женитьбы.

В 1974 году старшая дочь Маша пошла в школу, а в 1975 году и вторая дочь Оля. Они не могли ехать с Вовой. Галя тоже должна была оставаться с ними. Вова стал ездить один. Он считал этот короткий отдых на солнечном юге совершенно необходимым для восстановления сил перед новым тяжелым учебным годом. Вме сте с тем, Вове было очень тоскливо без Гали. Он писал ей каждый день длинные письма. Галя тоже писала каждый день, но почта ра ботала не очень хорошо. Бывало, что по два, по три дня писем не было. Вова в эти дни чуть ли не сходил с ума. В своих письмах он даже начинал упрекать Галю за то, что она его забыла. Потом при ходило сразу несколько писем, и Вова просил прощения у Гали за необоснованные упреки, но и с письмами Вова очень страдал от одиночества. Было очень легко познакомиться с какими-нибудь симпатичными женщинами. Казалось, ничего страшного не было в том, чтобы поболтать с ними, даже немного пофлиртовать, но Вове не хотелось этого. К тому же он думал, что кто сказал «А», должен будет сказать и «Б», чтобы не «потерять лицо». Поэтому он не только сам не проявлял инициативы, но и не использовал возможности, которые давали ему некоторые женщины. Напри мер, в соседней комнате поселились несколько симпатичных де вушек. В тот же вечер одна из них пришла к Вове, чтобы попро сить у него нож. Оказывается, никто из них не взял с собой ножа!

Вова не предложил ей сесть, не начал беседы, не попытался позна комиться. Несколько дней нож не возвращали, но Вова не пошел за ним к соседкам. Он попросил вернуть нож, случайно встретив их во дворе. Так знакомство и не состоялось Другой случай был в Анапе, где Вова не ходил на городской пляж, где было много народа, а ходил на так называемые пионер ские пляжи. Пионеров в сентябре уже не было, и Вова там загорал и купался в полном одиночестве. Однажды дул сильный северо восточный ветер и хотя солнце светило во всю, Вова озяб. Настро ение у него было скверное. Внезапно, из калитки, расположенного поблизости домика (как оказалось, там находился детский сад), вышла молодая красивая девушка в распахнутом белом халате по верх купальника, в руках у нее был большой термометр (она изме рила температуру моря). Вскоре, она вышла опять, уже без халата, с нею была девушка постарше, лет 25-26. Выйдя на пляж, старшая заявила безапелляционным тоном: «Расположимся рядом с муж чиной». (Никаких мужчин кроме Вовы не было видно). «Как, ря дом с мужчиной?» — с деланным недоумением сказала младшая.

«Да, рядом с мужчиной», — настойчиво повторила старшая. Это было начало возможного разговора. Вове «бросили канат», но он за него не ухватился. Помимо общих причин, здесь сказалось пло хое настроение. Девушки устроились в метрах двух от Вовы. Вова не обращал на них внимания, продолжая читать газету, которую заносило песком. Девушка обратилась непосредственно к Вове, сказав что-то относительно песка. Вова промолчал. Он сердито думал: «Что у нас может быть с вами общего, вы мне не нужны».

И в этот раз знакомство не состоялось.

В другой раз и в другой год, Вова придя на «свой» пляж, где он купался в полном одиночестве, увидел, что в 100 метрах от его на веса, сидит на песке какая-то женщина и что-то вяжет. Вокруг нее бегал маленький мальчик. Вова не мог разглядеть женщину и не обращал на нее внимания. Так продолжалось два или три дня. На конец, Вове показалось неудобным приходить на свое привычное место (для Вовы привычка имела огромное значение) как будто он приходит ради женщины. На четвертый день он остановился ближе к городу. Выкупавшись, он повернул к берегу, до которого было довольно далеко. Вдруг он увидел, что по берегу по направ лению к его месту идет какая-то женщина. Он не мог разглядеть, что это была за женщина, но что-то ему подсказало, что это была та, от встречи с которой он пытался уклониться. Вове приходилось преодолевать сопротивление воды, и шел он медленно. Женщина должна была пройти мимо задолго до того, как он выйдет на берег, но она стала часто наклоняться, поднимая камушки или ракушки, и подошла к Вове в тот момент, когда он выходил на берег. Жен щина с ним поздоровалась, хотя они не были знакомы. Началась беседа. Женщина оказалась довольно миловидной, хотя склонной к полноте, но это ее не портило. Она сразу стала жаловаться на то, что сосед по комнате, какой-то грузин, не дает ей проходу. Вове, наверное, надо было спросить, не может ли он ей чем-то помочь, но он не спросил. Да и чем он мог помочь — только пригласить к себе, но этого он не хотел. Женщина рассказала, что она живет в Москве, работает железнодорожным кассиром на Курском вок зале. Обещала помогать с билетами. Билеты тогда в Москве, осо бенно летом, доставать было нелегко. Сюда она приехала к сыну, который отдыхает здесь вместе со своим детским садом. Имени ее Вова не узнал, не сообщил и своего. Больше ее Вова не встречал.

Были и другие эпизоды, подобные этим. Однако, общая ситуа ция стала меняться. Заочную сессию перенесли на более ранний период, она стала заканчиваться в начале июля. Тогда же Вова стал получать свой двухмесячный отпуск. К тому же Вова с Галей купи ли дачу, поблизости от города. На даче надо было работать. Там же можно было и отдыхать: с одной стороны текла река, не очень мел кая, но и не слишком глубокая. Вова не любил купаться в лужах, но плавал плохо и предпочитал такие места, где в случае чего можно было встать на ноги. С другой стороны дачи был лес, куда Галя лю била ходить собирать ягоды и грибы. Вова перестал ездить на юг и стал отдыхать и работать на даче. В ленинградский Поселок они продолжали ездить в августе, но на более короткое время.

Вова был счастлив. Ему никого и ничего больше было не нуж но, но вдруг нагрянула беда. У Гали обнаружили рак желудка, причем в особенно опасной форме. Операцию не рекомендовали.

Начались поиски спасения, которые продолжались 7,5 месяцев.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 |
 




Похожие материалы:

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ БИОФИЗИКИ СО РАН Т. Г. Волова БИОТЕХНОЛОГИЯ Ответственный редактор академик И. И. Гительзон Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению Химическая технология и биотехнология, специальностям Микробиология, Эко логия, Биоэкология, Биотехнология. Издательство СО РАН Новосибирск 1999 УДК 579 (075.8) ББК 30. В ...»

«КРАСНАЯ ЧУКОТСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА КНИГА Том 2 РАСТЕНИЯ Department of Industrial and Agricultural Policy of the Chukchi Autonomous District Russian Academy of Sciences Far-Eastern Branch North-Eastern Scientific Centre Institute of Biological Problems of the North RED DATA BOOK OF ThE ChuKChI AuTONOmOuS DISTRICT Vol. 2 PLANTS Департамент промышленной и сельскохозяйственной политики Чукотского автономного округа Российская академия наук Дальневосточное отделение Северо-Восточный научный центр ...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ КРАСНАЯ КНИГА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ (ЖИВОТНЫЕ) ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ КРАСНОДАР 2007 УДК 591.615 ББК 28.688 К 78 Красная книга Краснодарского края (животные) / Адм. Краснодар. края: [науч. ред. А. С. Замотайлов]. — Изд. 2-е. — Краснодар: Центр развития ПТР Краснодар. края, 2007. — 504 с.: илл. В книге приведена краткая информация по морфологии, распространению, биологии, экологии, угрозе исчезновения и мерах охраны 353 видов животных, включенных в Перечень таксонов ...»

«КРАСНАЯ КНИГА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ Red data book of the Krasnoyarsk territory Редкие и находящиеся The Rare под угрозой исчезновения and Endangered виды дикорастущих Species of Wild растений и грибов Plants and Funguses ПРАВИТЕЛЬСТВО КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ Министерство природных ресурсов и лесного комплекса Красноярского края КГБУ Дирекция природного парка Ергаки МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВПО Сибирский федеральный университет ФГОУ ВПО Красноярский государственный ...»

«КРАСНАЯ КНИГА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ Red data book of the Krasnoyarsk territory Редкие и находящиеся Rare под угрозой исчезновения and Endangered виды животных Species of Animals ПРАВИТЕЛЬСТВО КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ Министерство природных ресурсов и лесного комплекса Красноярского края МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВПО Сибирский федеральный университет ФГОУ ВПО Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева ФГБОУ ВПО Сибирский государственный ...»

«Тундровая Типичная глеевая типичная арктическая Подзолистая почва почва почва Дерново- карбонатная выщелоченная Дерново- почва грунтово- Дерново- глееватая (таежно-лесных подзолистая почва областей) почва ПОЧВОВЕДЕНИЕ В 2 ЧАСТЯХ Под редакцией В.А. Ковды, Б.Г. Розанова Часть 1 Почва и почвообразование Допущено Министерством высшего и среднего специального образования СССР в качестве учебника для студентов почвенных и географических специальностей университетов МОСКВА ВЫСШАЯ ШКОЛА ББК 40. П ...»

«Российская академия сельскохозяйственных наук Отделение мелиорации, водного и лесного хозяйства Всероссийский научно-исследовательский институт гидротехники и мелиорации им.А.Н.Костякова Международная научная конференция (Костяковские чтения) Наукоемкие технологии в мелиорации Посвящается 118 - летию со дня рождения А.Н.Костякова Материалы конференции 30 марта 2005 г. Москва 2005 УДК 631.6: 502.65:519.6 Наукоемкие технологии в мелиорации (Костяковские чтения) Международная конференция, 30 марта ...»

«УДК 633/635 (075.8) ББК 41/42я73 З 56 Авторы: кандидат сельскохозяйственных наук, доцент Н.Н. Зенькова; доктор сель- скохозяйственных наук, профессор Н.П. Лукашевич; академик НАН Беларуси, доктор сельскохозяйственных наук, профессор В.Н. Шлапунов Рецензенты: декан агрономического факультета УО БГСХА, доктор сельскохозяйствен- ных наук, профессор А.А. Шелюто; главный научный сотрудник РУП Институт мелиорации, доктор сель скохозяйственных наук, профессор А.С. Мееровский Зенькова, Н.Н. З 56 Основы ...»

«В. А. Недолужко Конспект дендрофлоры российского Дальнего Востока УДК 581.9:634.9 (571.6) В. А. Недолужко. Конспект дендрофлоры российского Дальнего Востока. - Владивосток: Дальнаука, 1995.- 208 с. Работа является результатом многолетних исследований автора и подводит итоги таксономического и хорологического изучения арборифлоры российского Дальнего Востока. Основная часть книги изложена в виде конспекта, включающего: 1) названия и краткие справки о семействах и родах, 2) номенклатурные справки ...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ Республиканское унитарное предприятие Научно-практический центр Национальной академии наук Беларуси по механизации сельского хозяйства Научно-технический прогресс в сельскохозяйственном производстве Материалы Международной научно-практической конференции (Минск, 21–22 октября 2009 г.) В 3 томах Том 1 Минск НПЦ НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства 2009 УДК [631.171+636]:631.152.2(082) ББК 40.7 Н34 Редакционная коллегия: д-р техн. наук, проф., ...»

«Министерство культуры РФ Государственное научное учреждение Центральная научная сельскохозяйственная библиотека Россельхозакадемии ОГУК Орловская областная публичная библиотека им. И.А. Бунина ПРОБЛЕМЫ ИНТЕГРАЦИИ И ДОСТУПНОСТИ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ РЕСУРСОВ В УСЛОВИЯХ РАЗВИТИЯ УСТОЙЧИВОГО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА Материалы научно-практической конференции Орёл, 6 октября 2010 г. Орел 2010 ББК 78.386 П 78 Редакционно Шатохина Н. З. (председатель) издательский Жукова Ю. В. совет Игнатова ...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ Республиканское унитарное предприятие Научно-практический центр Национальной академии наук Беларуси по механизации сельского хозяйства Научно-технический прогресс в сельскохозяйственном производстве Материалы Международной научно-практической конференции (Минск, 19–20 октября 2010 г.) В 2 томах Том 1 Минск НПЦ НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства 2010 1 УДК [631.171+636]:631.152.2(082) ББК 40.7 Н34 Редакционная коллегия: д-р техн. наук, проф., ...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Департамент научно-технологической политики и образования Министерство сельского хозяйства Иркутской области ФГБОУ ВПО Иркутская государственная сельскохозяйственная академия МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ, ПОСВЯЩЕННОЙ 110-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ А.М. КАЗАНСКОГО (21 декабря 2012 г.) Иркутск 2012 УДК 001:63 Редакционная коллегия Иваньо Я.М., проректор по учебной работе ИрГСХА Федурина Н.И., декан экономического ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН КОМИТЕТ НАУКИ РГП ИНСТИТУТ БОТАНИКИ И ФИТОИНТРОДУКЦИИ ИЗУЧЕНИЕ БОТАНИЧЕСКОГО РАЗНООБРАЗИЯ КАЗАХСТАНА НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ Международная научная конференция, посвященная юбилейным датам выдающихся ученых-ботаников Казахстана Алматы, 6-7 июня 2013 года Алматы 2013 1 УДК 85 ББК 28.5л6 И32 Главный редактор – д.б.н. Ситпаева Г.Т. Ответственный секретарь – к.б.н. Саметова Э.С. Ответственный за выпуск – к.б.н. Веселова П.В. Редакционная коллегия: ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ А.И. Колобова ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА НА ПРЕДПРИЯТИЯХ АПК (3-е издание, дополненное и переработанное) Допущено Министерством сельского хозяйства Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений по экономическим специальностям Барнаул Издательство АГАУ 2008 УДК ...»

«АЗОВСКАЯ ЗЕМЛЯ общество и власть 1 АЗОВСКАЯ ЗЕМЛЯ общество и власть ББК 63.3 (2 Рос – 4 Рос) УДК 908.471.61 Азовская земля: общество и власть. / Под общей редакцией С.В. Юсова, Председателя Изби- рательной комиссии Ростовской области и В.Н. Бевзюка, Главы Азовского района. – Информаци- онно-аналитический и издательский центр Местная власть, 2011 г. – 120 с., илл. Выпуском данной книги продолжается издательский проект Избирательной комиссии Ростов ской области История власти на Дону. Коллектив, ...»

«ПОЧВЫ РОССИИ: 3 современное состояние, перспективы изучения и использования КНИГА ОБЩЕСТВО ПОЧВОВЕДОВ ИМ. В.В. ДОКУЧАЕВА КАРЕЛЬСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАРЕЛЬСКАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МАТЕРИАЛЫ ДОКЛАДОВ VI СЪЕЗД ОБЩЕСТВА ПОЧВОВЕДОВ им. В. В. ДОКУЧАЕВА Всероссийская с междунароным участием научная конференция ПОЧВЫ РОССИИ: современное состояние, перспективы изучения и использования ШКОЛА ДЛЯ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ Книга 3 ПЕТРОЗАВОДСК – ...»

«ПОЧВЫ РОССИИ: 2 современное состояние, перспективы изучения и использования КНИГА 2 ОБЩЕСТВО ПОЧВОВЕДОВ ИМ. В.В. ДОКУЧАЕВА КАРЕЛЬСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАРЕЛЬСКАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МАТЕРИАЛЫ ДОКЛАДОВ VI СЪЕЗД ОБЩЕСТВА ПОЧВОВЕДОВ им. В. В. ДОКУЧАЕВА Всероссийская с междунароным участием научная конференция ПОЧВЫ РОССИИ: современное состояние, перспективы изучения и использования ШКОЛА ДЛЯ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ Книга 2 ПЕТРОЗАВОДСК – ...»

«ПОЧВЫ РОССИИ: 1 современное состояние, перспективы изучения и использования КНИГА 1 ОБЩЕСТВО ПОЧВОВЕДОВ ИМ. В.В. ДОКУЧАЕВА КАРЕЛЬСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАРЕЛЬСКАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МАТЕРИАЛЫ ДОКЛАДОВ VI СЪЕЗД ОБЩЕСТВА ПОЧВОВЕДОВ им. В. В. ДОКУЧАЕВА Всероссийская с международным участием научная конференция ПОЧВЫ РОССИИ: современное состояние, перспективы изучения и использования ШКОЛА-СЕМИНАР ДЛЯ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ЗНАНИЯ О ...»






 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.