WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Серия «Из истории мировой культуры» Л. С. Ильинская ЛЕГЕНДЫ И АРХЕОЛОГИЯ Древнейшее ...»

-- [ Страница 3 ] --

Поэтому удивлявшие потомков следы древнейшей куль­ туры Сицилии сами могли стать поводом к возникнове­ нию предания о пребывании на острове Дедала. Что ка­ сается Кокала, то, хотя указание на принадлежность его к сиканам и позволяет думать о времени, предшество­ вавшем появлению на острове сикулов (XIII в. до н.э.), если учесть длительность пребывания сиканов в Сици­ лии, такая хронология окажется слишком расплывчатой.

Пожалуй, наибольшие возможности для определения хронологии мифа дает подробный рассказ Геродота, свя­ зывающий этнические перемены на Крите со временем, отдаленным на три поколения от Троянской войны (VII, 171). Пресии, жители критского города Преса, на которых Геродот ссылается как на источник своей ин­ формации о сицилийском походе Миноса, знали только свое, критское, прошлое и поведали лишь об одной сто­ роне событий: им было известно, кто заселил опустевший остров. Об ушедших же никогда не хранит память по­ кинутая ими земля, и подобно тому как лидийцы ничего не говорили об оставивших Малую Азию тирренах-этру сках3, так и пресиям были неведомы исторические судь­ бы тех, кто покинул Крит. Другая сторона тех же со­ бытий прослеживается в традиции Сицилии —той терри­ тории, где оказались пришельцы.

Пока мы смотрели на рассказ Геродота только как на легенду, в нем воспринималась лишь новеллистичность безупречного сюжета! пришедшие по велению божества на помощь попавшему в беду царю и не сумевшие отом­ стить за его гибель, критяне поплыли назад в свою зем* лю и вернулись бы в нее, если бы буря не разметала их корабли. Но, когда археология заставила нас заметить в легенде историческое зерно, между строк новеллы обна­ ружились вкрапленные в нее крупицы истории. Стало ясно то, что не договорил Геродот. Выброшенные бурей на берег, критяне не смогли восстановить разбитых ко­ раблей, но смогли построить город? Оттолкнувшись от того факта, что критяне остались в Гесперии, легенда осмыслила его весьма наивно. Обращает на себя внима­ ние в рассказе Геродота и то, что эпитет «опустевший»

не мог быть отнесен к острову, на который не вернулись ушедшие в поход воины. Обычное соотношение мужчин воинов и остального населения —один к трем или даже к четырем. Если остров назван опустевшим, это должно означать, что с насиженных мест снялось все население (кроме пресиев и полихнитов) и отправилось не в воен­ ный поход, а осваивать новые земли с тем, чтобы уже не возвращаться назад. Геродот передает со слов преси­ ев два факта: уход с Крита значительной части прежне­ го населения и приход нового. Последовательность этих двух событий не была существенной для оставшихся на острове пресиев —для них был важен сам факт появле­ ния пришельцев, с которыми предстояло делить обжи­ тые места. Поэтому принятие обратной последовательно­ сти событий не будет противоречить Геродоту, Логично, что критяне, теснимые пришельцами, могли, использовав свой лучший в Средиземноморье флот, навсегда покинуть остров в надежде обрести более спокойное место для поселения. Но им удалось остаться в этом регионе не в роли владык, а всего лишь в качестве скромных поселен­ цев несколько севернее тех земель, которые они тщетно пытались захватить.

Сопротивление местного населения чужеземцам и дальнейшие их взаимоотношения описаны наряду с Ге­ родотом Гераклидом Понтийским и Диодором. Хотя Ге­ родот рассказывает о заселении критянами, последовав­ шими за Миносом, земель Южной Италии, а Гераклид и Диодор —Сицилии, между этой информацией в сущно­ сти нет противоречия, поскольку речь идет о населении, относившем себя к критянам. Геродот знакомился с пре­ даниями в Южной Италии (где провел конец жизни), тогда как предания, использованные Гераклидом и Дио­ дором, сохранились у других групп населения, живших на территории Сицилии.

Характерно, что уже не в легендарной, а вполне ре­ альной истории колонизованной греками Сицилии два твердых факта уводят своими корнями в сферу эгейско сицилийских контактов. С одной стороны, наличие хра­ ма Матерей, чей культ напоминал критский, именно в том Энгии, с которым связывал поселение части критян Диодор. С другой —тот небольшой участок земли, кото­ рый, согласно преданию, заселили пришельцы с Крита, дав имя своего царя основанному на нем городу Миное, действительно, как зафиксировано источниками, пользо­ вался критскими законами даже в греческое время, когда на этом месте возникла греческая колония Гераклея, по­ лучившая эпитет Минойской. Это позволяет думать о реальности древней критской колонии, хотя никаких ее археологических следов под слоями греческого города не обнаружено.

Итак, Сицилия дала приют осколку того, что осталось от критского могущества. Это могло быть в начале XIV в. до н. э., когда Крит вступил в новую фазу своего существования —фазу ахейскую;

и вместе с остальными ахейцами, как повествует предание, три поколения спу­ стя участвовало новое критское население в грандиозном по тем временам совместном предприятии греков —Тро­ янской войне, которую аэды украсили столькими неве­ роятными подробностями. И после Троянской войны ле­ генды вновь приводят нас в земли западного края — в Гесперию, вслед за покинувшими горящую Трою троянцами и греческими героями, возвращавшимися долгими и трудными путями к себе в Элладу. Но это уже тема других очерков.

Глава 4. Геракл в землях Гесперии Цикл мифов, связанных с «западными» деяниями Герак ла,—один из самых сложных, несмотря на внешнюю его простоту.

Если брать за основу Аполлодора —автора, дающего наиболее систематическое изложение мифологического материала, до нас дошедшего \ Диодора Сицилийско­ го — особенно внимательного к истории Сицилии2 и Дио* нисия Галикарнасского —не упускавшего ни одного из преданий, касавшихся италийских древностей3, то при­ писанные Гераклу странствия и подвиги в землях Гес­ перии представляются следующим образом.

Возвращаясь с крайнего Запада с захваченным у по­ бежденного великана Герпона стадом чудесных быков, Геракл проходит, согласно преданию, через многие зем­ ли Италии, однако наиболее заметный след оставляет в тех краях, где впоследствии возник Рим. Там, гласит легенда, он побеждает разбойника Кака, за что местные жители воздают ему божеские почести. Дионисий Гали­ карнасский (I, 39) сообщает, что и в его время в Риме возле Тригеминских ворот можно было видеть алтарь, где, как считалось, Геракл в благодарность за дарован­ ную победу принес в жертву верховному богу молодого бычка. Римляне совершали на нем положенные обряды, скрупулезно соблюдая греческий ритуал, о котором гово­ рили, что он учрежден самим Гераклом. Существовал во времена Дионисия Галикарнасского и другой связанный с Гераклом алтарь. На нем по эллинским обрядам на протяжении многих поколений потомки самых знатных родов —Потициев и Пинариев —ежегодно приносили в жертву Гераклу быка, не знавшего ярма. Впрочем, при жизни Дионисия, как осуждающе замечает историк, эту когда-то почетную обязанность стали выполнять «моло­ дые люди, купленные на общественные деньги». Однако сам алтарь продолжал пользоваться былым почетом и называли его «величайшим» (ага maxima). Находился он неподалеку от Бычьего рынка, и возле него было цри нято скреплять клятвой договоры и давать присягу, соблюдавшуюся особенно неукоснительно;

на этом же ал­ таре складывали, следуя данному на нем обету, десятнну имущества, пожертвованного богам.

Дионисий Галикарнасский, проявлявший интерес к древностям, так или иначе связанным с предысторией Рима, ограничивает повествование италийскими странст­ виями Геракла. Путь же героя по Сицилии описывают Аполлодор и наиболее детально Диодор Сицилийский.

Миновав Лигурию, где он убил сыновей Посейдона, покушавшихся на его стадо, и пройдя Тирреиию, утверж­ дает Диодор (ни словом не упомянув о подвигах па бу­ дущих землях Рима, которые живописали Дионисий и Вергилий), герой оказался в Регии, на берегу пролива, отделяющего Италию от соседнего острова, носившего тогда еще название Сикания. Один из быков, отбившись от стада, бросился в море, доплыл до Сикании-Сицилии, где забрел в края Эрикса и был присоединен к царским стадам. То ли передав оставшихся быков на время Гефе­ сту, как повествует Аполлодор, то ли вместе со всем своим стадом (ухватившись за рог одного из быков), как уверяет Диодор, Геракл переправляется вслед за бегле­ цом в Сицилию. Согласно Цецу, комментатору поэта Ли кофрона, попутно он убивает чудовищную Сциллу за то, что она выхватила во время переправы из стада несколь­ ких быков4. Эпизод расправы со Сциллой появляется и в поздних комментариях к Гомеру5. Видимо, поздних авторов смущало, что герой миновал пролив, не встретив традиционных чудовищ.

Намереваясь обойти весь остров, герой направился от Пелориады к Эриксу —городу, где царствовал Эрике.

Согласно местной традиции, это был сын сицилийского героя Бута и сицилийской же богини плодородия, место почитания которой было на горе Эрике. Позднее, когда греки отождествили эту богиню с Афродитой, он превра­ тился в сына Бута и Афродиты8, а затем, утратив связь и с Бутом,—в сына Посейдона7.

Утомленный нескончаемыми трудами и странствия­ ми, двигался Геракл по берегу, и нимфы прибрежных вод создавали для него теплые источники, купание в кото­ рых снимало усталость8, а какая-то местная женщина по имени Мотия показала ему, куда разбрелось его стадо;

именем этой женщины впоследствии был назван город Мотия9 на небольшом островке у южного побе­ режья Сицилии.

Дойдя до владений Эрикса и обнаружив в царских стадах своего быка, герой потребовал его возвращения, но Эрике соглашался выполнить требование лишь в том случае, если Геракл одолеет его в кулачном бою. Ведь не знал Эрике поражений в этом нелегком искусстве.

Судя по описанию Вергилия1, его считали могучим и отважным бойцом, выходившим на битву в ремнях «не­ бывалого веса ». Аполлодор рассказывает, что Геракл, вступив в поединок, убил Эрикса и забрал своего быка1.

Диодор добавляет к этому, что не только побежденный Эрике лишился жизни, но и его наследники потеряли отцовские владения. Землями, полученными по условиям поединка и по праву победителя, Геракл разрешил поль­ зоваться местным жителям до времени, пока не потре­ буются они кому-либо из его потомков. И действительно, много поколений спустя лакедемонянин Дорией, принад­ лежавший к роду Геракла, отправился в Сицилию во главе группы колонистов, востребовал эти земли и осно­ вал на них греческую колонию Гераклею1. Версия о землях Эрикса как неоспоримой собственности Геракли дов была по понятным причинам широко распространена в эллинском мире в эпоху великой греческой колониза­ ции. Без каких бы то ни было изменений встречаем мы ее и у Павсания1.

Обойдя Сицилию по побережью, повествует Диодор, Геракл посещает то место, где впоследствии возникнут Сиракузы, устанавливает там культ Деметры и Персе фоны и затем, углубившись в центральную часть остро­ ва, побеждает сиканов, выступивших против него с большим войском. Рассказав о столкновении героя с си канами, Диодор делает интересное дополнение: он назы­ вает шесть имен «храбрых предводителей» сиканов, кото­ рым еще в его время воздавались почести как героям. Это Критид, Битей, Глихат, Буфон, Левкасп и Педиакрат1. Три последних имени имеют не просто греческое звуча­ ние, но и могут быть осмыслены в греческом ключе:

Буфон —убивающий быков, Левкасп —белощитый (т. е.

вооруженный белым, или сверкающим, щитом), Педиа­ крат —повелитель равнины. Общепризнано, что это — свидетельство перевода греками этих имен с какого-то из местных языков, тогда как имена, смыслового значе­ ния не имевшие, сохранены в их первоначальной форме.

К этому следует добавить, что по самим поддающимся переводу именам можно судить о существовании мест­ ных преданий о героях, боровшихся с пришельцами — вождях, повелевавших народами обильных стадами рав­ нин или сверкавших щитами на ратном поле. Местные предания настолько укоренились в греческом сознании, что даже на сиракузской монете мы видим изображение одного из этих героев —Левкаспа. Он представлен в виде обнаженного атлета, за которым виднеется ал­ тарь 1.

После победы над сиканами, согласно тому же Диодо­ ру, Геракл проходит через земли будущих Леонтин, ра­ душно встречаемый местными жителями, и оказывается в землях Агирия, на родине историка. Видимо, отталки­ ваясь от преданий родного города, Диодор сообщает, что именно здесь, а не в каком-либо ином месте Геракл впервые позволяет местным жителям оказать ему боже­ ские почести. Празднества в Агирии в честь Геракла и сопровождавшие их рассказы об его деяниях Диодору были известны особенно хорошо, и он подробно их изла­ гает. Агиряне уверяли, что на их земле боги впервые удостоили Геракла знаками будущего бессмертия и на скалах остались следы от поступи героя —поэтому он не противился пышным празднествам и жертвоприношениям в его честь и даже в благодарность за них создал перед городом агирян обширное озеро, названное, естественно, его именем. Наряду с ежегодными жертвоприношениями Гераклу во времена Диодора жители Агирия почитали рощу, которую Геракл якобы посвятил убитому им в Иберии Гериону. Воздавали почести и спутнику Геракла Иолаю, приписывая их установление тоже Гераклу. Эти почести заключались в том, что сограждане Диодора с детства отпускали волосы в честь Иолая, чтобы в день совершеннолетия отрезать их в дар герою. На связь культов Геракла и Иолая указывало п то, что ворота, возле которых совершались обряды, назывались геракло­ выми.

Затем, продолжает Диодор, Геракл переправляет сво­ их быков назад в Италию, где сокрушает Лациния, по­ хитившего несколько животных. Подвиги героя омрачает лишь случайное убийство какого-то местного правителя Кротона. Почтив его великолепным погребением, Геракл воздвигает гробницу, а имя Кротона впоследствии полу­ чает возникший на этом месте город1в.

Итак, путь Геракла по землям Гесперии, расцвечи­ ваемый теми или иными подробностями, пересекает Ли­ гурию (где герой побеждает местных правителей), Тиррению и Лаций (где он освобождает от разбойника окрестное население), область будущих Регия и Локр, откуда, переправившись в Сицилию, герой проходит по всему побережью через земли будущих Гимеры и Сегес ты, вступает во владения Эрикса, затем попадает в пре­ делы будущих Сиракуз, после чего, покинув побережье, пересекает земли сиканов, с которыми вступает в борьбу и одерживает победу, наконец, пройдя через территории дружественных леонтинцев и агирян, возвращается в Италию, чтобы по ее восточному побережью выйти на Балканский полуостров. Короче говоря, это путь через всю Италию и Сицилию. И во многих местах и Италии и Сицилии еще в I в. до н. э., как явствует для Италии из Дионисия Галикарнасского, а для Сицилии —из Дио­ дора, показывали священные рощи и участки Геракла, а также алтари в его честь в городах и на дорогах. «Едва ли можно найти в Италии место, где бы его не почита­ ли»,—заключает Дионисий Галикарнасский обзор извест­ ных ему мифов о Геракле на Западе1. Столь всеохватывающий маршрут, который приписы­ вали Гераклу в его странствиях по Италии и Сицилии, равно как и обилие культовых мест, ему посвященных и считавшихся в древности реальным следом пребывания там героя, не должен нацеливать современных исследо­ вателей на поиск микенского присутствия во всех регио­ нах, на которые указывает миф. Легенды о походе Ге­ ракла на крайний Запад за быками Гериона и возвра­ щение его назад в Микены через Италию и Сицилию, хотя и связывают греческого героя с этими территория­ ми, историческое зерно, которое можно было бы взять за основу, в них выявить слишком сложно. Но это от­ нюдь не означает, что предания возникали на пустом месте, только из стремления связать свой город, мест­ ность или народ с популярнейшим из героев. Не случайно еще древние эрудиты пытались увидеть за мифологиче­ ской формой историческое содержание, наивно отыскивая для каждого из мифических героев реальный прототип.

Так, Дионисий Галикарнасский, добросовестно пере­ дав все те рассказы о Геракле, которые квалифицируют как мифы, переходит затем к изложению «истории вели­ ких деяний Геракла», называя его «самым крупным пред­ водителем своего времени» (I, 41). Дионисий сообщает, что почерпнул эту историю у «многих авторов». Геракл, по его словам, прошел во главе многочисленной армии «все страны близ Океана», изгоняя несправедливых ти­ ранов, разрушая те из городов, жители которых причи­ няли беспокойство соседям или не соблюдали законов гостеприимства по отношению к чужеземцам, и устанав­ ливая «законные правительства, законы и обычаи, пол­ ные мудрости»,—короче говоря, «вводил жизнь цивили­ зованную, честную и общественную». Он строил города в пустынных странах, поворачивал русла рек, затоплявших поселения, прокладывал дороги через непроходимые горы и совершал многие иные деяния, «чтобы сделать всю землю и море проходимыми и облегчить торговлю для общественного блага» (I, 41). Повествуя о подвигах, приписываемых Гераклу в Италии, историк подчеркива­ ет, что герой не мог пройти через нее с быками ввиду отсутствия удобных дорог и тем более не мог получать великих почестей только за то, что пересек полуостров.

Он пришел в Италию «во главе значительного войска, чтобы овладеть его и привести к покорности народы этих областей после того, как подчинил Иберию» (I, 41);

оставался же он здесь долгое время не потому, что его удерживала непогода, а потому, что «многие народы Италии не подчинились добровольно его владычеству», среди них особенно ожесточенно сопротивлялись воинст­ ву Геракла лигуры, многочисленный и воинственный на­ род, заселявший пограничные с Альпами земли. Лигуры не пускали Геракла в Италию, и бой с ними был столь жесток, что эллинам не хватило стрел (I, 42).

Победив лигуров, продолжает Дионисий, с помощью оружия Геракл открывает себе путь и в Италию. Одни города сдались ему сами, «особенно те, что были засе­ лены эллинами или не были достаточно сильны, чтобы оказать сопротивление, другие —и таких было большин­ ство — отчаянно сопротивлялись, и взять их удавалось лишь после долгой осады и многих сражений». В числе побежденных был и местный правитель Как —по мифу разбойник. Этот «весьма варварский» царек, считает Дионисий, закрепился на выгодных позициях, откуда совершал набеги на земли соседей;

узнав, что войско Геракла расположилось лагерем на соседней равнине, он воспользовался для нападения ночным временем и за­ хватил немалую добычу. Но вскоре греки осадили и за­ хватили штурмом его твердыни. Варвар покончил с со­ бой, а войско Геракла, разграбив захваченные крепости, овладело и соседними землями, заручившись союзом с Фавном, царем племени аборигенов, и аркадянами, при­ бывшими сюда незадолго до этих событий под предводи­ тельством Эвандра;

захваченными землями Геракл на­ градил часть воинов, поселив их в Италии в качестве гарнизонов. Впрочем, Дионисию известно и мнение ряда авторов, согласно которому герой оставил в области бу­ дущего Рима двух своих сыновей —Палланта и Латина (I, 43).

Пока Геракл был занят этими делами, из Иберии ус­ пел прийти флот с другой частью войска. На месте его высадки Геракл основал город Гераклею, и Дионисий даже называет «точное» место —между Неаполем и Помпеями, где в его время находился город, заселенный римлянами и имевший надежный в любое время года порт (I, 44).

Когда полководец переправился с войском в Сицилию, оставленные им в Италии воины обосновались на горе Сатурна и в ее окрестностях и вскоре «смешали свой об­ раз жизни, свои законы и обряды с образом жизни, за­ конами, обрядами аборигенов», как до них — пеласги н аркадяне Эвандра (I, 44— 45).

Для Дионисия Галикарнасского, таким образом, мифы о Геракле —отражение военного предприятия, со­ вершенного греками в отдаленном прошлом, причем исто­ рик считает возможным дать и хронологию этого пред­ приятия, датируя его на полстолетпя ранее появления в Лации Энея.

Объяснение, предложенное Дионисием, однако, не мо­ жет пролить свет на то поразительное явление, что весь полуостров и примыкающие к нему острова настолько испещрены «следами» героя, что в Италии, например, трудно отыскать город, который не связывал бы прошлого своей территории или даже собственное происхождение с Гераклом или на худой конец с его сыновьями или друзьями. Микенский герой оказался самым популярным из мифологических персонажей на всем тирренском побе­ режье —от Регия до Массилии.

Попытки осмыслить эту популярность имеют давнюю ясторию. Долгое время считалось, что столь широкое почитание Геракла в землях Запада —след великой гре­ ческой колонизации V III— вв. И действительно, стрем­ ление греческих полисов связать свою предысторию с самым популярным из греческих героев нельзя сбросить со счетов, особенно в тех полисах, ойкисты * которых, * Ойкист —в эпоху великой греческой колонизации избиравшее­ ся из граждан должностное лицо, которому поручалась орга­ низация колонии — составление списков колонистов, размеже­ вание земель на месте нового поселения, выработка законов.

как Дорией, основатель Гераклеи Минойской 1, или Ар хий, основатель Сиракуз 1, возводили свой род к Герак­ лу. Поэтому неверно было бы отрицать, что эпоха вели­ кой греческой колонизации наложила достаточно замет­ ный отпечаток на мифологическую традицию о Геракле в землях Гесперии. Как справедливо отмечает Н. А. Чистя­ кова, «в крайне трудных условиях греческого освоения западных земель память о страдающем, но всегда побеж­ дающем Геракле была живым примером, утешением и идейной опорой первых поселенцев. Геракл прокладывал им дороги, вел их по труднодоступным и неисхоженным тропам, преодолевал водные преграды, усмирял и пугал грозных богов» 20.

В этой актуальной для переселенцев «доработке» об­ раза Геракла не последнюю роль должен был сыграть по­ пулярнейший среди западных греков поэт Стесихор, жив­ ший во второй половине VII —начале VI в., т. е. в наи­ более интенсивный период греческой колонизации. Из пятнадцати известных нам по сохранившимся фрагментам произведений этого поэта четыре были посвящены Герак­ лу. При значительной их фрагментарности невозможно установить, каковы напластования на первоначально сложившийся мифологический слой, тем более что изме­ нения, которые обычно вносил Стесихор, носили двойст­ венный характер. С одной стороны, в его произведениях мир западных колоний греков «жил прошлым своих мет­ рополий, мифическая история которых интенсивно пере­ осмыслялась, дополняясь новыми вариантами тем и мотивов», с другой —сами эти предлагаемые поэтом ва­ рианты не всегда были деталями, впесенпымп современ­ никами Стесихора, а подчас оказывались «забытыми на материке и заслоненными гомеровским эпосом древпими версиями мифов», ставшими по тем или иным причинам актуальными в землях Западного Средиземноморья21.

Если еще несколько десятилетий назад большинство исследователей склонялись к мысли о позднем внесении в картину странствий микенского героя событий, связы­ вающих его с Сицилией и Италией, то с того времени, как отыскались следы бесспорного микенского присутст­ вия на Эолийских островах, в Сицилии И Италии2, стало возможным датировать первоначальное введение культа Геракла в западных землях микенской эпохой, де­ лая его современным периоду создания основного цикла мифов о Геракле. Таким образом, стремление греческих колонистов подчеркнуть свою связь с Гераклом приобре­ тает несколько иную окраску —оно уходит корнями в те предания, в основу которых легла мифологизированная реальность контактов западного и микенского миров. Но поскольку легендарная традиция относит к Италии наря­ ду с преданиями о Геракле не менее древние мифы об аркадянине Эвандре, а к Сицилии —о критянине Миносе, было бы ошибкой искать в археологическом материале, подтвердившем факт существования микенских контак­ тов с Западом, «маршрут» или «датировку» странствий Геракла. Археология позволяет говорить лишь об общей правомерности традиции, заставляя отказаться от мнения, что мифы о Геракле в Сицилии —поздняя, искусственная конструкция, появившаяся в оправдание захвата «потом­ ком Геракла» Дориеем земель вокруг Эрикса, принадлежа­ щих Гераклу по праву победителя.

Сложность выявления исторического зерна, лежащего в основе легенды об италийских и сицилийских перипе­ тиях Геракла, усугубляется еще и тем, что, хотя он и самый греческий из греческих героев, образ его синкрети­ чен. Кроме тех побед, о которых так много говорили в древности, он совершил еще одну —незаметную, но зна­ чительную, благодаря чему достпг популярности не толь­ ко среди греческого, но и среди местного населения как колонизованных, так и не колонизованных греками зе­ мель: он победил множество мифологических персонажей негреческого происхождения и вобрал их в свой образ со всеми их аксессуарами. И произошло это столь органич­ но, что, для того чтобы установить имена побежденных богов, науке нового времени пришлось проделать геркуле­ сов труд.

Места побед Геракла над соперниками и конкурента­ ми разбросаны по всему Западу —от Италии и Сицилии и до Испании, включая побережья Галлпп на севере и Северной Африки на юге. На этом огромном по антич­ ным масштабам пространстве обнаруживаются следы предшественников Геракла, среди которых первое место принадлежит финикийскому Мелькарту.

Еще в прошлом столетии на основании аптичной традиции о Геракле, возвращавшемся на родину с быками Гериона, немецкий историк Ф. Моверс пришел к выводу, что маршрут Геракла отражает географию почитания на острове финикийского божества Мелькарта 2 « Но Ф. Мо­ верс и его последователи совершенно некритично исполь­ зовали данные топонимики, интерпретируя почти все то поиимы (строва как семитические. Финикийским заимст­ вованием считали они и существовавший в Сиракузах об­ ряд, по которому в воду бросали жертвенное животное, сравнивая этот обряд с пунийским обрядом Гамилькара, также связанным с тем, что животных топили в море 2. Между тем сходный обряд был распространен у многих народов и не может быть интерпретирован как специфи­ чески финикийский. Однако открытия 60-х годов нашего века показали, что относительно финикийской основы приписываемого Гераклу пути с быками Гериона Моверс был прав. Эти открытия впервые подтвердили реальность финикийской (докарфагеиской) колонизации на Западе.

В 1963 г. в Испании, у Алмупесара (провинция Гра­ нада), был пайдеп первый архаический финикийский не­ крополь V III— VII вв., ставший особенно знаменитым благодаря обнаруженным в ряде могил египетским але­ бастровым урнам2. Годом позднее на том же средизем­ номорском побережье Испании близ устья реки Рио Ве лец на холме Тосканос удалось раскопать финикийское поселение того же периода2. Между 1963 и 1965 гг.

возобновились раскопки на прилегающем к крайней за­ падной точке Сицилии островке Сан-Пантелео, где в древ­ ности находилась пунийская Мотия27. Раскопки Мотии начинались еще в 20-е годы нашего столетия, когда люби­ телю старины Дж. Уайтайкеру, купившему этот неболь­ шой островок, удалось за несколько сезонов выявить зна­ чительную часть древнего города, отнесенного им к кар­ фагенской эпохе. Были вскрыты остатки зданий, датиро­ ванных предположительно временем от VIII до VI в., не­ большая (51X31 м) искусственная гавань, расположен­ ная в бухте па южной стороне города, часть городской стены и некрополь VIII в. до н. э. Книгу о результатах раскопок Дж. Уайтайкер опубликовал в 1921 г.2 На про­ тяжении многих лет Мотия оставалась одним из самых многообещающих объектов Средиземноморья. Но научная экспедиция была туда направлена лишь в 1963 г., и после первых же удачных зондажей начались планомерные рас­ копки, возглавленные В. Тузой. Удалось почти полностью раскопать карфагенский город, нижние слои которого оказались финикийскими. Особенно хорошо сохранилась одна из улиц, по обе ее стороны располагались дома, ре­ месленные и торговые помещения, святилище 2. Но осо­ бый интерес вызвал находящийся за городской чертой тофет, систематически изучаемый под руководством А. Часки с 1964 г.3 В отличие от известных ранее в раз­ личных частях Средиземноморья изолированных погре­ бальных столбиков, возвышавшихся в память о жертво­ приношении над захороненными урнами, здесь были об­ наружены сотни урн с обуглившимися детскими костями, над которыми высились вотивные стелы. Впервые доку­ ментируя масштабы жестокого ритуала, открытие, тЪким образом, пролило свет на традицию, донесенную до нас как классическими авторами, так и Ветхим заветом, сооб­ щающими о погребении жертв в специально отведенных священных местах (тофетах), которые одновременно были и местами сожжения младенцев.

Вместе с тем обилие стел позволило не только глуб­ же понять пунийское искусство вообще и его развитие на сицилийской почве в частности, но и открыло широ­ кие перспективы для изучения более общей проблемы со­ прикосновения финикийской цивилизации с греческим и италийским миром.

Стелы имеют на передней стороне изображения (обыч­ но высеченные, но иногда и нарисованные) —чаще это человеческие фигуры. Факт совершенно новый, поскольку на стелах, найденных в Карфагене, именно человеческие изображения чрезвычайно редки3l. Стиль изображения самих фигур подчас настолько напоминает финикийские образцы, что они кажутся попавшими в Мотию из восточ­ нофиникийского мира, минуя Карфаген, а подчас, напро­ тив, в них ощущается влияние близлежащего греческого мира Сицилии 3.

Выделяются два основных образа: женская фигура в длинной гладкой одежде, поставленная фронтально (ско­ рее всего, это финикийская богиня плодородия Астарта), и фигура мужчины с простертой вперед рукой (жрец или какое-то божество) в высокой заострепной тиаре и одея­ нии, ниспадающем на отведенную назад ногу. Оба образа представлены в двух вариантах —реалистически и более схематично;

нередко фигуры лишь очерчены контурной линией. Возможно, некоторые изображения просто не за­ вершены, но, как полагает С. Москати, было бы неверно исключить умышленную абстракцию. Кроме изображений человека, мы находим на стелах Мотии схематические символы божества —от самых элементарных (таких, как квадрат или прямоугольник) до более сложных (напри­ мер, стилизованное изображение согнутого человеческого тела). Эти стелы особенно похожи на карфагенские. Тен­ денции, которые так четко выявляет материал стел, про­ слеживаются и в других находках, подтверждающих то относительную автономию Мотии, то ее связь с метропо­ лией (Карфагеном) или даже непосредственно с восточ­ нофиникийскими центрами, то греческое влияние, иногда столь значительное в терракотах, найденных на террито­ рии Мотии, что приходится говорить даже не о пуний ском искусстве с вкраплениями в него греческих мотивов, а о собственно греческом производстве, будь то импорт или местная работа по греческим образцам33.

На небольшом островке у юго-западной оконечности Сардинии был расположен другой пунический центр — Сульцис. Раскопки начинались там в 1954 г.3, но систе­ матически стали вестись лишь в 60-е годы35. На возвы­ шении, рядом с выявленной уже крепостью, был обнару­ жен тофет, который можно сопоставить только с тофетом Мотии. Находился он у самой скалы и был соединен несколькими помещениями с крепостными стенами. Стра­ тиграфия святилища позволяет четко различить фазы его развития начиная с VIII в. до н. э. Преобладание реа­ листических изображений человека над геометрическими сближает искусство Сульцпса с Мотпей, но в отличие от Мотип на стелах Сульцпса заметнее греческое влияние.

Впрочем, это специфика художественного производства Сульциса, а не Сардинии: в другом сардском центре про­ изводства стел, Норе, греческое влияние вообще не за­ свидетельствовано. Особенно ощущаются греческие моти­ вы в постоянно встречающемся на стелах изображении женщины с диском, прижатым к груди: они —и в появ­ лении двух колонн с небольшим фронтоном и акротерия ми, между которыми поставлена женская фигура, и в складках ее одежды. Правда, есть стелы, где женщина с диском трактована примитивно и схематично, но их не­ много. Что касается изображений мужских фигур, они в тофете Сульциса редки и все в восточном стиле, без ка­ ких бы то ни было греческих черт. Это или фронтально стоящая фигура, или фигура, изображенная в движении в профиль. Сравнительно широко представлены стелы с изображениями животных, чаще всего баранов. С геомет­ рическим орнаментом найдено всего несколько стел 36.

Тофет, с которого начались раскопки Сульциса, состав­ ляет лишь небольшую часть древнего поселения. О зна­ чительности города свидетельствуют мощные участки стен, остатки порта с искусственной дамбой, соединяю­ щей его с материком, и само расположение на «высоте».

Функции такой «высоты», по справедливому замечанию С. Москати, были не столько религиозными, сколько воен­ ными. Обширный участок долины занимал некрополь3 * Новые перспективы в изучении финикийско-пуниче­ ской колонизации Запада открыли раскопки на юге Сар­ динии в Монте Сираи, начавшиеся в 1963 г. после слу­ чайной находки годом раньше нескольких карфагенских стел. Впервые был обнаружен выдвинутый на четыре ки­ лометра от морского побережья форпост финикийского владычества в Сардинии. Эта крепость, воздвигнутая в VII в. до н. э. выходцами из Сульциса на месте захва­ ченного и разрушенного ими нурагического центра, была окружена мощными стенами, во многих местах упирав­ шимися в естественную скалу. Находясь на вершине хол­ ма, она господствовала над всей окружающей местностью, защищая колонистов побережья от неожиданных нападе­ ний местного населения, оттесненного в горы внутренней части острова. В пределах городских стен располагался ак­ рополь, вход на который открывался узкими воротами с башнями по краям. На территории акрополя находилось святилище, за ним — жилой квартал, храм с тофетом и некрополь с выбитыми в скале могилами 38. Перед нами, таким образом, небольшой военный центр, в котором жил гарнизон с семьями и в то же время было налажено ху­ дожественное производство.

Местное население не примирилось с появлением в его землях финикийской крепости, и слой со следами раз­ рушений свидетельствует о том, что одно из нападений в VI в. до н. э. увенчалось успехом;

разгром оказался на­ столько сокрушительным, что крепость была восстановле­ на не ранее, чем через полстолетия. Но вскоре финикий­ цам пришлось уступить ее карфагенянам, повсеместно за­ нявшим места поселений финикийцев. Первое время кар­ фагенская крепость продолжала жить по-прежнему, со­ храняя привычное производство. Интересно отметить, что если стелы тофета блпзкп к образцам Сульциса, то тер­ ракоты или повторяют типы, известные в Карфагене, или аналогичны ближневосточным. Это позволяет не в мень­ шей мере, чем для Сицилии, говорить о прямых связях крепости с Финикией даже в период карфагенского гос­ подства в Сардинии, выделяя из финикийско-пунических памятников чисто финикийский элемент39.

Раскопки Сульциса и его крепости в Монте Сираи дают исключительно интересный материал для понима­ ния отношений финикийских и сменивших их карфаген­ ских колонистов с местным населением. Финикийцам, занимавшим узкую прибрежную зону, не удалось подчи­ нить себе нурагическое население острова;

сил колони* стов, чьи метрополии находились на другом конце Сре­ диземноморья, было явно для этого недостаточно.

Карфагенская экспансия, напротив, была успешней — и потому, что карфагеняне имели опыт борьбы с ливийца­ ми и нумидийцами Африки, и потому, что Карфаген был близко и колонисты всегда могли рассчитывать на по­ мощь. В результате финикийско-пунический центр в Мон­ те Сираи постепенно утратил свое военное значение: уже не имея необходимости защищать Сульцис с тыла, карфа­ геняне передают бывшую крепость замиренным сардам, и вплоть до I в. до н. э. она существует как обычное сардское поселение. Вместе с тем только в период карфа­ генской колонизации наблюдается взаимное влияние ре­ лигиозной идеологии. Так, в карфагенских могилах Монте Сираи иногда появляется у входа символ чисто пуниче^ ской богини Танит, но в перевернутом виде, подобно тому как в древнейших могилах местного населения символы богов изображались перевернутыми. В то же время среди сардских бронзовых статуэток мы встречаем фигурку солнечного божества в образе воинственного Мелькарта, но с сардскими атрибутами власти. Финикийский Me ть карт в его сардском переосмыслении был отождествлен греками, посещавшими побережье Сардинии в карфаген­ скую эпоху, с другом Геракла Иолаем, возможно, пото­ му, что одно из главных племен острова называлось «иолаи».

Все эти многочисленные открытия коренным образом изменили ситуацию в ' области изучения финикийской колонизации. К разрозненным сообщениям античных ав­ торов прибавились археологические данные, причем не одного, а нескольких регионов Западного Средиземно­ морья, которые подтвердили, что еще до захвата в VI в, до н. э. тех же земель карфагенянами финикийцы актив­ но их осваивали синхронно с появлением в Сицилии пер­ вых греческих колоний. Более того, недавними раскоп­ ками греческого поселения, известного античной традиции как древнейшее 4, на лежащем в Неаполитанском зали­ ве островке Питекусса (Искья) были неожиданно обнару­ жены типично финикийские захоронения и даже фини­ кийские надписи41. Тот факт, что финикийцы были «вкраплены» среди греческого населения колонии Пите куссы, позволяет думать о практике проживания в мест­ ных поселениях и тех финикийцев, о которых Фукидид (VI, 2, 6) писал, что они жили до массового прибытия греков на мысах и островках вокруг всей Сицилии.

Первую фазу финикийской колонизации Запада С. Мо скати документирует находками в Центральном Средизем­ номорье, относя начало финикийской экспансии к концу II тысячелетия до н. э., и приходит к выводу, что фини­ кийские мореходы плыли в Иберию вдоль побережья Ливии. От этого главного маршрута в районе будущего Карфагена или несколько ближе к Египту отрезок пути вел через острова Пентеллерия и Мальта к Сицилии, а затем через Сардинию к Балеарским островам 4\ В отличие от С. Москати французская исследовательни­ ца К. Пикар полагает, что финикийские корабли, отправ­ лявшиеся из Тира, проплывали мимо Кипра, вдоль южного побережья Малой Азии, мимо Греции, вдоль южного бе­ рега Италии, обходили опасный Мессинский пролив и плыли вдоль восточного берега Сицилии;

после Сицилии путь раздваивался: один маршрут проходил вдоль север­ ного побережья Ливии, другой (северный) пролегал мимо Сардинии к южному побережью Галлии и затем вдоль Балеарских островов к конечному пункту — Ибе­ рии 43.

Таким образом, активное проникновение финикийцев в Иберию и в землп на пути к этому богатому серебром полуострову до колонизации тех же регионов карфагеня­ нами доказано археологически, и это дает основание го­ ворить о почитании там Мелькарта. Правомерность выво­ да о слиянии в греческих мифах приписываемых Мель карту деяний с подвигами Геракла на Западе подтверж­ дает тщательный анализ Ю. Б. Циркиным гораздо более скудной традиции, касающейся Испании44. Исследова­ тель убедительно доказывает, что за описанием у рим­ ского поэта Силия Италика подвигов Геракла, изображе­ ние которых украшало ворота гераклейоиа в иберийском городе Гадесе, стоят подвиги Мелькарта45.

Вместе с тем окрытие в Сицилии микенских памятни­ ков требует по возможности четкого разграничения ми­ кенского Геракла и финикийского Мелькарта, с ним ото­ ждествленного. Однако пока единственно надежный кри­ терий для подобного разграничения —критерий геогра­ фический. Восточная часть острова, где были обнаруже­ ны микенские памятники, является преимущественно об­ ластью почитания микенского Геракла, а Западная Си­ цилия, где таких памятников не найдено и где есть многочисленные топонимические следы финикийского присутствия,—регион финикийского Мелькарта. Естест­ венно, это не исключает в ряде случаев контаминации образов: в позднейшей обработке мифов греческими ко­ лонистами микенский Геракл и финикийский Мелькарт, почитавшийся до греков в Сицилии, должны были слить­ ся в единый образ.

Еще более сложную картину почитания Геракла дает Италия с ее множественностью народов и культур.

В Южную Италию, где существовали микенские колопии, культ Геракла, скорее всего, был занесен микенцами.

В Средней Италии независимо от них могли жить пере­ селившиеся на полуостров пеласги, которых Геродот счи­ тал учителями эллинов во всех областях светских и ре­ лигиозных знаний (II, 51 и след.)- О почитании Геракла в Италии уже в глубокой древности известно по смутным преданиям, сохраненным поэтами и историками времени Августа, особенно Вергилием и Дионисием Галикарнас­ ским. Древнейшую надежную документацию дают эт­ русские иконографические и эпиграфические памятники.

На этрусский слой в формировании мифов о Геракле было обращено внпманпе в 20-е годы нашего столетия 4в.

Впервые Геракл под этрусским именем Херкле представ­ лен на бронзовой облицовке колесницы конца VII в.

до н. э., найденной недалеко от Перуджи. А уже к V в.

относятся многочисленные изображения Херкле на этрус­ ских зеркалах, скарабеях, геммах, показывающих его как в ситуациях, близких к греческим мифам, так и совсем на них не похожих 47.

Почитание этрусского героя значительно в большей мере, чем контакты Италии с микенским миром, объяс­ няет то обилие в Италии святилищ, алтарей и просто священных мест, связанных с Гераклом, о котором со­ общает Дионисий Галикарнасский.

Именно поэтому и у Стесихора, и у историков Сици­ лии, опиравшихся как на местную традицию, так и на представления, привезенные колонистами с родины, ми­ фологический сплав должен был быть особенно пестрым, и поэтому выявить его составные элементы очень не­ просто. Колонистам предстояло ассимилировать и пере­ осмыслить все, что имело отношение и к этрусскому Хер­ кле соседней Италии, и к финикийскому Мелькарту, ко­ торого греки издавна отождествляли с Гераклом48, и к наиболее древнему из образов этого героя —Гераклу ми­ кенскому.

Глава 5. Земля нурагов Второй по величине остров Средиземного моря Сардиния в отличие от Сицилии не примыкает к Италии, а находит­ ся в некотором удалении от нее. Древние мореходы могли добраться до него без особых трудностей. Но существова­ ли препятствия иного рода, отдалившие Сардинию от культурных влияний и сделавших ее недоступной для греческих колонистов. Внутренняя часть острова была за­ селена воинственными племенами, а побережье с давних пор захватили финикийцы, затем карфагеняне, которые в союзе с тирренами-этрусками нанесли грекам чувстви­ тельный удар, заставив их таким образом забыть дорогу в Сардинию.

Эта военно-политическая ситуация отразилась па гре­ че зких преданиях о Сардинии — единственной из земель, лежащих к западу от Балкан, которую не «посетил» Ге­ ракл. У ее берегов не скитался Одиссей;

многостранство вавший Эней не высаживался ни в одной из ее гаваней.

С Сардинией творцы греческих мифов связали судьбы лишь двух второстепенных героев —Аристея и Иолая, о деякпях которых наиболее подробно рассказывает Диодор в четвертой и пятой книгах «Исторической биб­ лиотеки».

Согласно Диодору \ Аристей —сын Аполлона и ним­ фы Кирены. Получив в награду от бога примыкавшую к Египту часть Ливии, Кирена воспитала там первенца, научив его приготовлять молочные продукты, делать ульи, выращивать оливу. В свою очередь, Аристей дол­ жен был научить тому же людей. Первым местом, где он использовал эти знания, и была Сардиния, тогда еще без­ людная: «Аристей поселился на острове и полюбил его за красоту. Он распахал его и засадил растениями».

Оставив в Сардинии двух сыновей —Харма (Дающего радость) и Калликарпа (Прекрасноплодного), герой от­ правился в Сицилию, чтобы передать и ее обитателям блага культуры.

Диодор сообщает два других имени Аристея —Номий (Пастух) и Агрей (Охотник), раскрывающие содержание образа. Это культурный герой, заменивший собой перво­ бытных богов местного населения, занимавшегося охо­ той и скотоводством. О совмещении культа Аристея с ка­ ким-то местным культом говорит само имя Аристей —чи­ сто греческое, но вместе с тем поддающееся переводу:

Лучший, что позволяет думать о замене этим именем местного со сходным значением.

О цивилизаторской деятельности героя писал и автор труда «Об услышанных чудесах», который в древности приписывали Аристотелю. Он вносит любопытные под­ робности: до появления Аристея остров был не просто безлюден, на нем обитали «огромные и многочисленные птицы». Аристей же, будучи «опытнейшим в земледе­ лии», превращает его в «цветущий и очень плодородный», и новое запустение связано с появлением карфагенян, уничтоживших культурные растения 2.

Иные сведения об Аристее сохранил Солин, автор хотя и поздний, но опиравшийся на труды тех же ранних сицилийских историков, что п Псевдо-Аристотель, и Дио­ дор. Солии не пишет о том, что Аристей прпнес на остров земледельческую культуру, зато сообщает, что ге­ рой основал в Сардинии город и назвал его Карали сом3, этот Каралис известен традиции как финикийская колония. Версия Солина дает основание думать, что за Аристеем скрывается не только местный, но также и фи­ никийский герой.

Не менее тесно связан с Сардинией и другой грече­ ский герой —Иолай, племянник Геракла и его верный спутник. Он появляется на острове как предводитель группы колонистов беотийского происхождения, которых миф делает сыповьями Геракла (Гераклидами), пересе­ ляющимися из Афии, куда тот же Иолай переправил их после смерти Геракла. Диодор подчеркивает, что Иолай «сделал остров плодоносным и славным». Он основал там города, разделил земли равнин по жребию между поселен­ цами, соорудил гимнасий, «большой и роскошный», и «многое другое», необходимое для счастливой жизни.

Вызванный им из Сицилии Дедал соорудил на острове башпи (Диодор называет их дедалейями4). О возведении знаменитых сардских башеп-пурагов пишет и Псевдо Аристотель, именуя их толосами и приписывая их строи­ тельство непосредственно Иолаю 5. О дальнейшей судьбе Иолая в Сардинии античные авторы рассказывают по разному. Диодор Сицилийский, используя какую-то мест­ ную сицилийскую традицию, повествует, что, устроив будущее Гераклидов, герой решил вернуться на родину и по дороге провел немало времени в Сицилии, где поль­ зовался с тех пор немалыми почестями (IV, 24, 1;

IV, 30, 3). Павсаний, напротив, уверяет, что даже фиванцы, по­ казывая у себя героон с гробницей Иолая, не спорят, что дни свои он окончил в Сардинии (IX, 23, 1).

Память о деяниях Иолая, по мнению Диодора, сохра­ нилась в названиях самой плодородной равнины камени­ стого острова — «Иолайя» и одного из главных племен Сардинии — «иолаи» (V, 15, 1). Согласно Павсанию, и во II в. н. э. в Сардинии все еще оставалось место, называв­ шееся Иолайей, и местные жители поклонялись этому герою (X, 17, 4). Существование такого рода названий лучше всего объясняет истоки преданий об Иолае в Сардинии. Хорошо известный беотийский герой был «пе­ реселен» в Сардинию, поскольку имя его оказалось со­ звучным с топонимом и этнонимом.

Таким было представление древних об Иолае на Запа­ де, где он существует самостоятельно, без Геракла, хотя и выполняет долг дружбы по отношению к его потомкам.

Обычно же, говоря об Иолае, авторы подчеркивают, что он «вместе с Гераклом совершил большую часть подви­ гов», «добровольно принял участие в трудах Геракла», «был постоянным спутником Геракла» в. Однако при этом ни один из древних авторов, не жалевших красок при описании деяний Геракла, ничего не сообщает о конкрет­ ной стороне этого участия (если не считать рассказа о помощи в уничтожении лернейской гидры) —странность, которая не может не насторожить.

Если внимательней всмотреться в мифологические судьбы обоих героев и в традиции, связанные с их почи­ танием, окажется, что синхронность, из которой исходят легенды, повествуя о жизни и подвигах Геракла и Иолая, просто исчезает. То, что рисуется в мифе как беззавет­ ная дружба, на самом деле «поглощение» более древнего героя менее древним. Современной наукой установлено, что Иолай первоначально не спутник Геракла, а древний беотийский герой, имевший места культа в Фивах, где в его честь проводился праздник иолейя, впоследствии пе­ реименованный в гераклейю 7.

Оттесненный младшим, но более популярным героем со своих первоначальных позиций, Иолай был переосмыс­ лен и превращен в спутника Геракла и соучастника всех его деяний, в которых растворились его собственные под­ виги (наверняка числившиеся за ним, как за всяким мифологическим персонажем). Но еще до того, как бео­ тийский Иолай был «поглощен» микенским Гераклом, он был перенесен греками в Сардинию, скорее всего потому, что имя его было созвучно имени жившего на острове народа иолаев и названию равнины. И там он вобрал в себя черты как финикийских, так и местных божеств, подобно тому как почитавшийся в Сицилии Геракл носит на себе отпечаток финикийского Мелькарта.

Той несомненной значимости Иолая в религиозном мире Сардинии, о которой мы узнаем из сообщений антич­ ных авторов, более всего соответствует место, занимаемое божеством, скрывающимся под латинским именем Sardus Pater (Отец Сард). В 60-х годах раскопками финикий­ ского храма в Антасе (внутренняя территория Сардинии) была подтверждена тождественность этого божества фи­ никийскому Сиду: в храме Отца Сарда (эта идентифи­ кация не вызывает сомнений ввиду наличия слов «Sardus Pater» в латинской надписи на архитраве) обнаружено два десятка финикийских вотивных текстов с посвящения­ ми Сиду 8. Если вслед за С. Москати 9 идентифицировать Сида также и с Иолаем, фигурирующим вместе с Герак­ лом среди богов-поручителей договора Ганнибала с Фи­ липпом V, чей текст приводит Полибий (VII, 9, 2— 3), то можно говорить о достаточно давней традиции отож­ дествления греческого героя с карфагенско-финикийским божеством, в свою очередь сближающимся с главным бо­ гом местного сардского населения.

Финикийские черты Иолая отчетливо прослеживаются также и в мифе о борьбе Геракла с Тифоном (Йамму).

Миф этот, дошедший до нас в переложении Афинея1, приписывает Иолаю оживление умершего Геракла, тело которого помогает ему разыскать перепел, служивший у финикийцев обычно жертвенным приношением.

Что касается сардского слоя в образе Иолая, то он впервые был замечен французским исследователем Ж. Байе при сравнении этрусских вариаций этого обра­ за ". На основе изучения иконографических памятни­ ков, связанных с этрусским Виле (соответствующим Иолаю1 ), ему удалось установить, что Иолай на Западе принял несколько иной облик, чем в балканской иконо­ графии. Непривычная иконография, по его мнению, соз­ дана этрусками, придавшими Виле облик сардского боже­ ства войны. Пути знакомства этрусков с сардскими рели­ гиозными образами обычно связывают с торговыми контактами этрусских городов с Сардинией. В свете гипо­ тезы, предложенной в 1980 г. советским этрускологом А, И. Немировским, становится ясно, что тиррены, до того как слиться с заселявшими север Апеннинского полуост­ рова пеласгами и дать начало народу этрусков, на протя­ жении нескольких столетий жили в Сардинии 43.

Образы «культурных героев» Аристея и Иолая вписы­ ваются в более широкую картину этнических перемен в Сардинии, нарисованную Павсанием (X, 17).

Первыми, утверждает Павсаний —подчеркивая при этом, что передает общепринятое мнение,—на остров прибыли на кораблях ливийцы во главе с Сардом. По имени Сарда и стал называться остров, который до того был известен бывавшим там «по торговым делам» грекам под названием Ихнусса из-за сходства его контуров со следом человеческой ноги (след —по-гречески T /. v o q ).

Пришельцам не удалось вытеснить местное население, и они поселились рядом. Эта первая волна переселенцев мало чем отличалась от коренных жителей —строить го­ рода ни те ни другие не умели и «жили, рассеявшись по­ всюду, в хижинах и пещерах, как кому придется».

О втором потоке пришельцев, следуя традиции, Пав саний писал, что они явились из Греции и возглавлял их зять Кадма Аристей. Павсанию известно, что некоторые авторы присоединяли к возглавленным Аристеем колони­ стам также и Дедала, но сам он решительно отвергает это мнение по хронологическим соображениям — Дедал жил в то время, когда в Фивах царствовал Эдип (т. е.

в третьем после Аристея поколении). Вторые переселен­ цы, как полагает Павсаний, может быть, и владели ис­ кусством строительства городов, да были слишком мало­ численны и слабы, чтобы приступить к постройке хотя бы одного города.

Третий поток колонистов Павсаний связывает с ибера­ ми, во главе которых стоял Норак, и построенная им Нора была первым городом острова (Павсаний подчерки­ вает, что так считают сами обитатели острова).

Что касается Иолая, он относится к четвертому пото­ ку колонистов. Возглавленные им Гераклиды и жители Аттики, составившие войско героя, выстроили и заселили город с многообещающим названием Ольвия, что в пере­ воде означает Благодатная. Кроме того, афиняне отдель­ но заложили город Огрилу, о названии которого Павса­ ний не мог сказать ничего определенного —то ли оно было дано по какому-либо из афинских демов, то ли в войске был какой-то Огрил, оставивший городу свое имя.

Если следовать античной системе счета по поколениям, было это четыре поколения спустя после предыдущей гре­ ческой волны (возглавленной Аристеем) и за поколение до Троянской войны.

Все остальные перипетии в жизни населения этого исключительно плодородного острова связывались уже со временем после Троянской войны. Говорили, что часть кораблей с бежавшими на них вместе с Энеем троянцами была прибита ветрами к Сардинии и троянцы смешались с жившими на острове эллинами;

что много лет спустя почти всех эллинов истребили в кровопролитной войне вновь появившиеся на острове —на этот раз с большим флотом и войском —ливийцы;

что троянцам удалось бе­ жать в горы и занять недоступные высоты;

что в горах скрылись от новых колонистов и корсы, незадолго до того вытесненные с Корсики внутренними междоусобицами;

что впоследствии всех обитателей Сардинии, кроме осев­ ших в неприступных горах илионцев (троянцев) и кор сов, покорили карфагеняне. Но все это относили уже ко временам после Иолая.

Что же дает археология для понимания греческих пре­ даний о Сардинии?

Выходцы из Восточного Средиземноморья, в том числе балканского мира, появились в западных землях в сере­ дине II тысячелетия до н. э.1 В Сардинии это совпада­ ет с началом так называемой нурагической культуры, до сих пор вызывающей споры в науке.

Самую примечательную особенность этой культуры составляют около семи тысяч гигантских бащен, разбро­ санных по всей территории острова. Местное население называет их нурагами. Они веками использовались в ка­ честве каменоломен, многие из них бесследно исчезли, да и те, что уцелели, сохранились далеко не одинаково. От некоторых остались на поверхности лишь едва заметные возвышения, почти сливающиеся с каменистой почвой, другие —как и прежде, поднимаются в небо мощными усеченными конусами.

С тех пор как в середине XVI в. нураги были впервые описаны путешественниками, споры вызывало буквально все: время, к которому их следует относить;

народ, их создавший;

происхождение названия 1, наконец, само их назначение. Им приписывали самые разные функции, считая их то храмами огня, то сигнальными башнями, то усыпальницами вождей, то жилыми домами, но в резуль­ тате восторжествовало мнение о сочетании функций жи­ лища и крепости, внутри которой в случае опасности мог­ ли укрываться жители расположенного вокруг нурага поселения. В пользу этого мнения свидетельствует то, что нураги обычно сооружались у входа в ущелья, на подсту­ пах к горным долинам и рекам, на хребтах и высокогор­ ных плато, т. е. в удобных для наблюдения местах.

О военном назначении говорит и их конструкция в виде усеченных конусов в один или несколько этажей с вин­ товыми лестницами внутри массивных стен, с бойница­ ми, с завершающими последний этаж террасами, дающи­ ми возможность обходить башню кругом1. Собственно научное изучение нурагов могло начаться лишь в конце XIX в., когда впервые Э. Пайсом была обобщена античная традиция о Сардпипп и начались археологические раскопки1. Однако, будучи слишком разрозненными и эпизодическими, они лишь увеличили число неясных вопросов. По-йастоящему обширный и разнообразный археологический материал дали первые три десятилетия XX в. В послевоенные годы раскопки в Сардинии продолжались с использованием как самого со­ временного тогда радиоуглеродного метода определения абсолютного возраста, так п аэрофотосъемки для выявле­ ния плаппровкп нурагов и целых нурагических комплек­ сов;

была составлена археологическая карта острова 1.

Если первые попытки датировки нурагов, предприня­ тые в начале нашего столетия, дали конец II тысячелетия до н. э., то в дальнейшем радиоуглеродный анализ об­ угленных балок двух (кстати, по типу далеко не самых ранних) нурагов показал в одном случае 1470±200 г. до н. э., в другом —около 1399 г. Внутри почти полутора­ тысячелетнего периода существования нурагов оказалось возможным установить более дробную периодизацию.

Большинство исследователей придерживается хронологи­ ческой схемы Дж. Лиллью: архаический нурагический период —время средней и поздней бронзы (около 1500— 1000 гг.), средний нурагический период —время расцвета нурагической культуры, вступившей в ранний железный век (около 1000— 600 гг.), и поздний нурагический пе­ риод —время упадка —от карфагенского до римского за­ воевания 1. Таким образом, появление на острове микен­ ских мореплавателей совпадает с эпохой формирования нурагической цивилизации, а время великой греческой колонизации V III— вв. (хотя и косвенно, но все же затронувшей Сардинию) —с периодом ее расцвета.

Самые первые нураги —это, как правило, одноэтаж­ ные конические башни с единственной комнатой внутри, вход в которую располагался или на уровне земли, или (значительно реже) на высоте от 1 до 2 м, что предпо­ лагало использование приставных лестниц, по пим мож­ но было попасть также и на внешнюю террасу. Но и столь простые по конструкции нураги завершались лож­ ным сводом, который образовывали набегающие друг па друга ряды каменной кладки. К концу II тысячелетия до н. э. конструкция нурагов, не меняясь в своей основе, проделывает значительную эволюцию в сторону усложне­ ния: центральная комната с нишами в толще стены пере­ стает быть единственным помещением —увеличивается число этажей, соединенных винтовой лестницей, появля­ ются дополнительные помещения в толще стен. Многие из возникших в XV в. до н. э. нурагов постепенно до­ страиваются, перестраиваются, расширяются, образуя целые крепостные комплексы, включающие от двух до пяти нурагов.

Комплексы эти илп представляют собой простое со­ единение нескольких башен, или имеют дополнительный пояс мощных стен в форме многоугольников или непра­ вильных эллипсов, укрепленных на поворотах более низ­ кими башенками20.

Размеры башен отличаются исключительным разнооб­ разием. В среднем внешний их диаметр —около 11 м, а внутренний —около 4,5 м, хотя встречаются нураги, внешний диаметр которых доходит до 14 м (впрочем, этот максимальный диаметр —редкость);



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 




Похожие материалы:

«ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ЭТИКА Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ГОРНО-АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра геоэкологии и природопользования И. А. Ильиных Экологическая этика Учебное пособие Горно-Алтайск, 2009 2 Печатается по решению методического совета Горно-Алтайского госуниверситета ББК – 20.1+87.75 Авторский знак – И 46 Ильиных И.А. Экологическая этика : учебное пособие. – Горно-Алтайск : РИО ГАГУ, 2009. – ...»

«ЗАПОВЕДНИК ЯГОРЛЫК ПЛАН РЕКОНСТРУКЦИИ И УПРАВЛЕНИЯ КАК ПУТЬ СОХРАНЕНИЯ БИОЛОГИЧЕСКОГО РАЗНООБРАЗИЯ Eco-TIRAS Дубоссары – 2011 ЗАПОВЕДНИК ЯГОРЛЫК ПЛАН РЕКОНСТРУКЦИИ И УПРАВЛЕНИЯ КАК ПУТЬ СОХРАНЕНИЯ БИОЛОГИЧЕСКОГО РАЗНООБРАЗИЯ Eco-TIRAS Дубоссары – 2011 CZU: 502.7 З 33 Descrierea CIP a Camerei Naionale a Crii Заповедник Ягорлык. План реконструкции и управления как путь сохранения биологического разнообразия / Международная экол. ассоциация хранителей реки „Eco-TIRAS”. ; науч. ред. Г. А. Шабановa. ...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УФИМСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР Институт геологии Башкирский государственный аграрный университет Р.Ф. Абдрахманов ГИДРОГЕОЭКОЛОГИЯ БАШКОРТОСТАНА Уфа — 2005 УДК 556.3 (470.57) АБДРАХМАНОВ Р.Ф. ГИДРОГЕОЭКОЛОГИЯ БАШКОРТОСТАНА. Уфа: Информреклама, 2005. 344 с. ISBN В монографии анализируются результаты эколого гидрогеологичес ких исследований, ориентированных на охрану и рациональное ис пользование подземных вод в районах деятельности нефтедобывающих, горнодобывающих, ...»

«Дуглас Адамс Путеводитель вольного путешественника по Галактике Книга V. В основном безобидны пер. Степан М. Печкин, 2008 Издание Трансперсонального Института Человека Печкина Mostly Harmless, © 1992 by Serious Productions Translation © Stepan M. Pechkin, 2008 (p) Pechkin Production Initiatives, 1998-2008 Редакция 4 дата печати 14.6.2010 (p) 1996 by Wings Books, a division of Random House Value Publishing, Inc., 201 East 50th St., by arrangement with Harmony Books, a division of Crown ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Костромской государственный технологический университет Костромское научное общество по изучению местного края В.В. Шутов, К.А. Миронов, М.М. Лапшин ГРИБЫ РУССКОГО ЛЕСА Кострома КГТУ 2011 2 УДК 630.28:631.82 Рецензенты: Филиал ФГУ ВНИИЛМ Центрально-Европейская лесная опытная станция; С.А. Бородий – доктор сельскохозяйственных наук, профессор, декан факультета агробизнеса Костромской государственной сельскохозяйственной академии Рекомендовано ...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК КОЛЬСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР Полярно-альпийский ботанический сад-институт им. Н. А. Аврорина О.Б. Гонтарь, В.К. Жиров, Л.А. Казаков, Е.А. Святковская, Н.Н. Тростенюк ЗЕЛЕНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО В ГОРОДАХ МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ АПАТИТЫ 2010 RUSSION ACADEMY OF SCIENCES KOLA SCIENCE CENTRE N.A. Avrorin’s Polar Alpine Botanical Garden and Institute O.B. Gontar, V.K. Zhirov, L.A. Kazakov, E. A. Svyatkovskaya, N.N. Trostenyuk GREEN BUILDING IN MURMANSK REGION Apatity Печатается по ...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ БИОЛОГИЧЕСКИХ НАУК ГОРНЫЙ БОТАНИЧЕСКИЙ САД РОЛЬ БОТАНИЧЕСКИХ САДОВ В ИЗУЧЕНИИ И СОХРАНЕНИИ ГЕНЕТИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ ПРИРОДНОЙ И КУЛЬТУРНОЙ ФЛОРЫ Материалы Всероссийской научной конференции 1-5 октября 2013 г. Махачкала 2013 1 Материалы Всероссийской научной конференции УДК 58.006 Ответственный редактор: Садыкова Г.А. Материалы Всероссийской научной конференции Роль ботанических садов в изучении и сохранении генетических ресурсов природной и куль турной флоры, ...»

«Зоны, свободные от ГМО Экологический клуб Эремурус Альянс СНГ За биобезопасность Москва, 2007 Главный редактор: В.Б. Копейкина Авторы: В.Б. Копейкина (глава 1, 3, 4) А.Л. Кочинева (глава 1, 2, 4) Т.Ю. Саксина (глава 4) Перевод материалов: А.Л. Кочинева, Е.М. Крупеня, В.Б. Тихонов, Корректор: Т.Ю. Саксина Верстка и дизайн: Д.Н. Копейкин Фотографии: С. Чубаров, Yvonne Baskin Зоны, свободные от ГМО/Под ред. В.Б. Копейкиной. М. ГЕОС. 2007 – 106 с. В книге рассматриваются вопросы истории, ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУ ВПО Тамбовский государственный технический университет В.П. КАПУСТИН, Ю.Е. ГЛАЗКОВ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ МАШИНЫ НАСТРОЙКА И РЕГУЛИРОВКА Рекомендовано Учебно-методическим объединением вузов Российской Федерации по агроинженерному образованию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению Агроинженерия Тамбов Издательство ТГТУ 2010 УДК 631.3.(075.8) ББК ПО 72-082я73-1 К207 Рецензенты: Доктор ...»

«Н.Ф. ГЛАДЫШЕВ, Т.В. ГЛАДЫШЕВА, Д.Г. ЛЕМЕШЕВА, Б.В. ПУТИН, С.Б. ПУТИН, С.И. ДВОРЕЦКИЙ ПЕРОКСИДНЫЕ СОЕДИНЕНИЯ КАЛЬЦИЯ СИНТЕЗ • СВОЙСТВА • ПРИМЕНЕНИЕ Москва, 2013 1 УДК 546.41-39 ББК Г243 П27 Рецензенты: Доктор технических наук, профессор, заместитель директора по научной работе ИХФ РАН А.В. Рощин Доктор химических наук, профессор, заведующий кафедрой общей и неорганической химии ФГБОУ ВПО Воронежский государственный университет В.Н. Семенов Гладышев Н.Ф., Гладышева Т.В., Лемешева Д.Г., Путин ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Тихоокеанский государственный университет Дальневосточный государственный университет О. М. Морина, А.М. Дербенцева, В.А. Морин НАУКИ О ГЕОСФЕРАХ Учебное пособие Владивосток Издательство Дальневосточного университета 2008 2 УДК 551 (075) ББК 26 М 79 Научный редактор Л.Т. Крупская, д.б.н., профессор Рецензенты А.С. Федоровский, д.г.н., профессор В.И. Голов, д.б.н., гл. науч. сотрудник М 79 Морина О.М., ...»

«ГРАНТ БРФФИ БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ОО БЕЛОРУССКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО БЕЛОРУССКИЙ РЕСПУБЛИКАНСКИЙ ФОНД ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЛАНДШАФТОВЕДЕНИЯ И ГЕОЭКОЛОГИИ (к 100-летию со дня рождения профессора В.А. Дементьева) МАТЕРИАЛЫ IV Международной научной конференции 14 – 17 октября 2008 г. Минск 2008 УДК 504 ББК 20.1 Т338 Редакционная коллегия: доктор географических наук, профессор И.И. Пирожник доктор географических наук, ...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Биолого-почвенный факультет Кафедра геоботаники и экологии растений РАЗВИТИЕ ГЕОБОТАНИКИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Материалы Всероссийской конференции, посвященной 80-летию кафедры геоботаники и экологии растений Санкт-Петербургского (Ленинградского) государственного университета и юбилейным датам ее преподавателей (Санкт-Петербург, 31 января – 2 февраля 2011 г.) Санкт-Петербург 2011 УДК 58.009 Развитие геоботаники: история и современность: сборник ...»

«ФЮ. ГЕАЬЦЕР СИМТО СИМБИОЗ С МИКРООРГАНИЗМАМИ- С МИКРООРГАНИЗМАМИ ОСНОВА ЖИЗНИ РАСТЕНИЙ РАСТЕНИЙ ИЗДАТЕЛЬСТВО МСХА ИЗДАТЕЛЬСТВО МСХА МОСКВА 1990 МОСКВА 1990 Ф. Ю. ГЕЛЬЦЕР СИМБИОЗ С МИКРООРГАНИЗМАМИ — ОСНОВА Ж И З Н И Р А С Т Е Н И И ИЗДАТЕЛЬСТВО МСХА МОСКВА 1990 Б Б К 28.081.3 Г 32 УДК 581.557 : 631.8 : 632.938.2 Гельцер Ф. Ю. Симбиоз с микроорганизмами — основа жизни рас­ тении.—М.: Изд-во МСХА, 1990, с. 134. 15В\Ы 5—7230—0037—3 Рассмотрены история изучения симбиотрофного существования рас­ ...»

«ВОРОНЕЖ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ С.П. ГАПОНОВ, Л.Н. ХИЦОВА ПОЧВЕННАЯ ЗООЛОГИЯ ВО РО НЕЖ 2005 УДК 631.467/.468 Г 199 Рекомендовано Учебно-методическим объединением классических университетов России в области почвоведения в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведе­ ний, обучающихся по специальности 013000 и направлению 510700 Почвоведение ...»

«Российская академия наук ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Ботанический сад-институт А.В. Галанин Флора и ландшафтно-экологическая структура растительного покрова Ю.П. Кожевников. Чукотка, Иультинская трасса, перевал через хр. Искатень Владивосток: Дальнаука 2005 УДК (571.1/5)/ 581/9/08 Галанин А.В. Флора и ландшафтно-экологическая структура растительного покрова. Владивосток: Дальнаука, 2005. 272с. Рассматриваются теоретические вопросы структурной организации растительного покрова. Дается обоснование ...»

«Национальная Академия Наук Азербайджана Институт Ботаники В. Д. Гаджиев, Э.Ф.Юсифов ФЛОРА И РАСТИТЕЛЬНОСТЬ КЫЗЫЛАГАЧСКОГО ЗАПОВЕДНИКА И ИХ БИОРАЗНООБРАЗИЕ Баку – 2003 В. Д. Гаджиев, Э.Ф.Юсифов ФЛОРА И РАСТИТЕЛЬНОСТЬ КЫЗЫЛАГАЧСКО- ГО ЗАПОВЕДНИКА И ИХ БИОРАЗНООБРАЗИЕ Монография является результатом исследований авторами флоры и растительности одного из старейших заповедников страны – Кызылагачского. Этот заповедник, расположенный на западном побережье Каспия, является местом пролёта и массовой ...»

«УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ БИОЛОГИИ УФИМСКОГО НАУЧНОГО ЦЕНТРА РАН ФГУ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК БАШКИРИЯ ФЛОРА И РАСТИТЕЛЬНОСТЬ НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА БАШКИРИЯ Под редакцией члена-корреспондента АН РБ, доктора биологических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ и РБ Б.М. Миркина Уфа Гилем 2010 УДК [581.55:502.75]:470.57 ББК 28.58 Ф 73 Издание осуществлено при поддержке подпрограммы Разнообразие и мониторинг лесных экосистем России, программы Президиума РАН Биологическое разнооб ...»

«1 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Институт биологических проблем Севера Биолого-почвенный институт О.А. Мочалова В.В. Якубов Флора Командорских островов Программа Командоры Выпуск 4 Владивосток 2004 2 УДК 581.9 (571.66) Мочалова О.А., Якубов В.В. Флора Командорских островов. Владивосток, 2004. 110 с. Отражены природные условия и история ботанического изучения Командорских островов. Приводится аннотированный список видов из 418 видов и подвидов сосудистых растений, достоверно ...»






 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.