WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Отделение биологических наук РАН Российский фонд фундаментальных исследований Научный совет по физиологии растений и фотосинтезу ...»

-- [ Страница 22 ] --

Для сопоставления результатов измерений АОА образцов соков Каланхое, представленных в таблице, с результатами других методов были выбраны 14 образцов, имеющих разный спектр значений С (в таблице они выделены). На рис. 1а приведена диаграмма значений АОА для выделенных образцов соков, построенная в порядке убывания С. Рис. 1б представляет результаты измерений активности этих образцов по отношению к кислороду и его радикалам в процессе ЭВ О 2 (А, мкмоль/л), полученные вольтамперометрическим методом. Монотонность убывания АОА нарушают образцы №18, №2, №19, №6, демонстрируя достаточно высокие значения АОА. Коэффициент корреляции результатов, полученных этими методами, составил r=0,83. На рис.1в приведены результаты измерений степени ингибирования окисления системы «Hb-H2O2-люминол»

указанными соками Каланхое ХЛ методом (k, мкг ). Видно, что монотонность уменьшения активности на этой диаграмме амперометрическим методом выше и составила r=0,89. Меньшее значение имеет коэффициент корреляции между результатами вольтамперометрического и ХЛ методов (r=0,81).

Выводом из настоящей работы является тот факт, что все три метода демонстрируют значительно более высокую активность не двух популярными и широко используемыми в лечебных целях представителей рода Каланхое: K.pinnata и K.daigremontiana (№1, 6):, а двух других видов, которые до сих пор имели только декоративную ценность: это K.scapigera и K.rhombopilosa. Первое это довольно крупное и выносливое растение, быстро формирующее большую биомассу. Для расширения возможности использования указанных видов Каланхое как источников биологически активных соединений необходимо проведение дополнительных исследований соков этих растений на предмет изучения их биохимического состава, а также антибактериальных, противомикробных, фиторегулирующих и других свойств компонентов этих растений. Возможно, они окажутся более перспективными и для использования их в медицине.

ЛИТЕРАТУРА

Волжанова М.И. и др. // Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии, 2010, N7, с. 14-20.

Волжанова М.И., Суслина С.Н., Быков В.А. // Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии, 2011, N8, с3-6.

Анисимов М.М., Герасименко Н.И., Чайкина Е.Л., Серебряков Ю.М. // Известия РАН. Серия биологическая, 2009, №6, с.669- Мисин В.М., Сажина Н.Н., Вандышев В.В. и др. // Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии, 2010, №12, с.

Оленников Д.Н., Зилфикаров И.Н. и др. // Химия растительного сырья, 2008, №4, с. 95- Яшин А.Я. Рос. хим. журн. – 2008. – Т. LII, № 2. – С. 130-135.

7. Peyrat-Maillard M.N, Bonnely S., Berset C. // Talanta. 2000. V. 51. P. 8. Korotkova E.I., Karbainov Y.A., Avramchik O.A. // Anal. and Bioanal. Chem.

2003. V. 375. №. 1-3. P. 465- Теселкин Ю.О., Бабенкова И.В., Любицкий О.Б. и др. // Вопр. мед.

химии, 1998. Т. 44, №1. С. 70-76.

——————————————————————— УДК [631.56:634.22]:678.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АНТИОКСИДАНТНОЙ КОМПОЗИЦИИ

НА ОСНОВЕ РУТИНА ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ

АДАПТОСТАТУСА ПЛОДОВ СЛИВЫ ПРИ ХРАНЕНИИ

Таврический государственный агротехнологический университет, Мелитополь, Украина, тел.:+380671633371, igorserduk@mail.ru В последние годы в Украине сложилась неблагоприятная экологическая ситуация, обусловленная необычными климатическими аномалиями и чрезмерным использованием синтетических средств защиты плодовых растений. На фоне загрязнения окружающей среды химическими агентами, растениям все труднее становится преодолеть негативные последствия биотических и абиотических стрессов. Действие стресс-факторов интенсифицирует обменные процессы, происходящие в плодах, наблюдается высокий расход тканевых биологически активных веществ, в результате чего снижается качество продукции и ее лежкоспособность [1].

Одним из негативных последствий этих процессов является образование свободных радикалов. Из литературных источников известно, что свободные радикалы являются чрезвычайно активными соединениями, возникающими в процессе жизнедеятельности организма, а также вследствие воздействия неблагоприятных факторов окружающей среды. Такие молекулы стремятся забрать электрон у других "полноценных молекул", вследствие чего "пострадавшая молекула" сама становится свободным радикалом - развивается разрушительная цепная реакция, которая негативно действует на живую клетку.

Проявляется это негативное действие в быстром старении растительного организма, провокации неправильного функционирования различных систем организма и в повреждении клеточных мембран. В научной литературе этот процесс называется перекисным окислением липидов, а результат разрушительного действия - оксидативным стрессом [1].

Обычно здоровый растительный организм сам справляется со свободными радикалами, возникающими в процессе естественного метаболизма клеток. Однако неблагоприятные агроклиматические условия нарушают механизмы устойчивости растений и возникают ситуации, когда защитные силы организма уже не в состоянии нейтрализовать избыток агрессивных частиц [2]. Поэтому повышение устойчивости плодов к негативному воздействию биотических факторов, основанное на активизации естественных механизмов устойчивости с помощью экзогенных обработок антиоксидантами является актуальным.

Многие авторы предлагают использовать с этой целью антиоксидантные композиции, в состав которых входят фенольные соединения [3,4]. Известно, что фенольные соединения играют активную физиологическую роль в растительном организме. Их окислительно-восстановительный потенциал показывает, что они активно участвуют в обмене веществ, будучи субстратами оксидаз.

Фенольные соединения, главным образом в восстановленной форме, выполняют функции дыхательных катализаторов и участвуют в окислительно-восстановительных процессах при дыхании растительной клетки. Практически все фенольные соединения обладают высокой антиоксидантной активностью и являются главными регуляторами внутриклеточных ферментативных и не ферментативных свободнорадикальных процессов [5].

Целью наших исследований было исследование влияния антиоксидантной композиции на качество и лежкоспособность плодов.

В состав исследуемой композиции входят такие известные антиоксиданты, как аскорбиновая кислота и лецитин. Фенольные вещества представлены рутином. По данным А.Я. Герчикова [6], природный рутин проявляет свойства как эффективного акцептора пероксильных радикалов, так и активного гасителя синглетного кислорода. Он увеличивает депонирование аскорбиновой кислоты в тканях и является ее синергистом.

Исследования проводились в 2008-2011 годах на базе лаборатории «Технология первичной переработки и хранения продукции растениеводства» НИИ «Агротехнологий и экологии»

Таврического государственного агротехнологического университета г. Мелитополя и ДПДГ «Мелитопольское», Мелитопольского района, Запорожской области. Объектами исследований были выбраны плоды районированных в южной Степной зоне Украины сортов сливы Волошка и Венгерка итальянская. На хранение закладывались плоды технической степени зрелости. Товарную обработку проводили при сборе, выделяя целые, крепкие, чистые, не пораженные плоды и удаляя нестандартные экземпляры.

Обработку плодов антиоксидантной композицией проводили в хранилище путем погружения их в свежеприготовленные рабочие растворы. Время экспозиции 10 секунд. Хранили плоды сливы в холодильной камере при температуре 0 ± 1 С и относительной влажности воздуха 95%. Повторность опыта пятикратная.

Результаты хранения плодов сливы (средние данные – 2011 г.г.) с применением антиоксидантной композиции аскорутин – лецитин (АКРЛ) приведены в таблицах 1 и 2.

Динамика содержания эндогенных антиоксидантов при хранении плодов сливы с применением антиоксидантной композиции АКРЛ Волошка Экспериментальные данные, приведенные в таблице 1, свидетельствуют о том, что послеуборочная обработка плодов сливы антиоксидантной композицией АКРЛ снижает темпы разрушения эндогенных антиоксидантов в процессе хранения. Так, на конец хранения потери витамина С у плодов сливы сорта Волошка были в 2,5 раза ниже, чем плодов контрольного варианта, а у плодов сливы сорта Венгерка итальянская, соответственно, в раза. Что касается фенольных веществ, то их потери были в 1, раза для сорта Волошка и 2,2 раза для сорта Венгерка итальянская ниже чем в плодах контрольных вариантов. Существует теория, которая объясняет биологические эффекты полифенолов растений их функциональной связью с аскорбиновой кислотой.

Товарные качества плодов сливы при хранении с применением Эта теория рассматривает основные проявления действия полифенолов, как результат стабилизации ими аскорбиновой кислоты, что обеспечивает накопление ее в органах. В растении фенолы и аскорбиновая кислота содержатся вместе и функционируют в единой антиоксидантной системе защиты организма. Участие в неферментативной регуляции обмена веществ - основное свойство этих веществ, при недостатке которых возникают сложные нарушения в редокс-цепи дыхательного газообмена [3]. Таким образом, обработка плодов антиоксидантной композицией АКРЛ, способствует торможению окислительно восстановительных процессов, регулируя неферментативные и ферментативные системы антиоксидантной защиты.

Одновременно, сохраняющийся запас тканевых антиоксидантов, способствует сохранению резистентности плодов сливы в период хранения. В результате, продолжительность хранения плодов сливы опытных вариантов с выходом стандартной продукции 95%, была 2,3 раза выше, чем контроля.

Таким образом, проводимые исследования позволят в дальнейшем усовершенствовать существующую технологию хранения, что не только поможет плодам преодолеть высокую стрессовую нагрузку, но и повысит качество плодов сливы с точки зрения содержания в них антиоксидантных соединений и позволит с минимальными потерями довести собранный урожай до потребителя.

ЛИТЕРАТУРА

Гудковский В.А. Физиолого-биохимические показатели оценки устойчивости плодовых и ягодных культур к окислительному стрессу / В.А. Гудковский, Е.М. Цуканова, Н.Я. Каширская // Мичуринские чтения, посвященные юбилею И. В. Мичурина / ВНИГ и СПР им. И. В.

Мичурина. – 2000.- С. 54-57.

Чиркова Т.В. Клеточные мембраны и устойчивость растений к стрессовым воздействиям / Т.В. Чиркова // Сорос. образовательный журнал. – 1997. - № 9. – С. 12-17.

Барабой В.А. Механизм антистрессового и протилучевого действия растительных фенольных соединений / В.А. Барабой, Ю.В. Хомчук // Укр. биохим. журнал. – 1988. – Т. 70, № 6. – С. 13-23.

Тюкавкина Н.А. Природные флавоноиды как пищевые антиоксиданты и биологически активные добавки / Н.А. Тюкавкина, И.А.Руленко И.А., Ю.А. Колесник // Вопр. питания. – 1996. - № 2. – С. 33 -38.

Барабой В.А. Растительные фенолы и здоровье человека / В.А.

Барабой. – М.: Наука, 1984.- 160 с.

Герчиков А.Я. Антиокислительная эффективность кверцетинов в реакции радикально-цепного окисления этилбензола / А.Я. Герчиков, Г.Г. Гарифуллина, Л.Т. Хайруллина // Биоантиоксидант: VI Междун.

конф.;

Москва, 16 – 19 апреля. – М., 2002. – С. 36-39.

——————————————————————— УДК 615.322:616.36:547.412.

ПРОФИЛАКТИКА ОЛИГОМЕРНЫМИ

ПРОАНТОЦИАНИДИНАМИ НАРУШЕНИЙ ЛИПИДНОГО

ОБМЕНА В ПЕЧЕНИ КРЫС ПРИ ПОРАЖЕНИИ

ЧЕТЫРЕХХЛОРИСТЫМ УГЛЕРОДОМ

Тихоокеанский океанологический институт им. В.И. Ильичева Дальневосточного отделения Российской академии наук, Владивосток, Россия, (423)-2-313-061, vsprygin@poi.dvo.ru.

Токсические поражения печени, обусловленные загрязнением окружающей среды профессиональными и бытовыми факторами, являются широко распространенной причиной заболеваемости и смертности населения [1]. Ранее нами было показано, что комплекс олигомерных проантоцианидинов (КОПЦ), выделенный из отжима калины, является эффективным гепатопротектором, восстанавливающим метаболизм в печени после поражения черыреххлористым углеродом (ЧХУ) [2]. Однако многие болезни печени, заканчивающиеся выздоровлением, оставляют «след» метаболического нарушения, который сохраняется на многие годы и нередко переходит в болезнь, обусловливает необходимость профилактического применения гепатопротекторов, способных предотвратить или максимально облегчить патологические изменения в печени при воздействии токсикантов. Олигомерные проантоцианидины являются одними из наиболее удачных препаратов для использования в качестве профилактических средств. Это связано с тем, что они в значительных количествах встречаются в растениях (виноград, яблоки, различные ягоды, какао бобы), традиционно употребляемых в пищу человеком, организм которого эволюционно адаптирован к данной группе растительных полифенолов, что делает их пригодными для длительного применения в качестве компонента ежедневной диеты.

профилактического применения КОПЦ, выделенного из отжима калины (Viburnum sargentii), на показатели липидного обмена и антирадикальную активность печени и плазмы крови крыс при поражении ЧХУ. В качестве препарата сравнения использовали эталонный полифенольный гепатопротектор «Легалон» (MADAUS AG, Германия).

Комплекс олигомерных проантоцианидинов из экстракта отжима калины выделяли на колонке с обращеннофазовым сефадексом LH-20 (GE Healthcare AB, Sweden) по описанной нами методике [4]. Содержание проантоцианидинов в полученном препарате составляло 80% от сухого веса.

В эксперименте использовали белых крыс-самцов линии Вистар массой 180-200 г, содержавшихся в стандартных условиях вивария. В течение 7 дней крысам внутрижелудочно через зонд один раз в день вводили водный раствор КОПЦ из калины в дозе 100 мг проантоцианидинов на 1 кг массы тела. Легалон вводили через зонд в дозе, соответствующей 100 мг общих полифенолов на 1 кг массы тела животных в виде взвеси в 1% крахмальном клейстере. Доза в 100 мг/кг соответствует рекомендованной дозе для проведения доклинических испытаний полифенольных гепатопротекторов [5]. Начиная с 8-го дня, животным в дорзальную шейную складку вводили 50% раствор ЧХУ на оливковом масле в дозе 2,0 мл/кг на протяжении 4-х дней [5]. Параллельно продолжали введение растительных препаратов в той же дозе один раз в день. Животные были разделены на 4 группы по 10 крыс в каждой: 1-я группа – контроль (интактные животные);

2-я группа – ЧХУ;

3-я группа – КОПЦ+(ЧХУ+КОПЦ);

4-я группа – легалон+(ЧХУ+легалон). Крыс выводили из эксперимента декапитацией под легким эфирным наркозом с соблюдением правил и международных рекомендаций Европейской конвенции по защите позвоночных животных, используемых для экспериментов или в иных научных целях (Страсбург, 1986).

Экстракт общих липидов из ткани печени готовили традиционным методом [6]. Разделение и количественное определение фракций фосфолипидов (ФЛ) проводили в соответствии с методиками описанными нами ранее [7].

Количественное содержание отдельных фракций выражали в процентах от суммы ФЛ. Вторичные продукты перекисного окисления липидов (ПОЛ) - малоновый диальдегид (МДА), определяли по методу [8]. Уровень свободно-радикальных процессов оценивали по величине антирадикальной активности (АРА) печени и плазмы крови [9].

Влияние профилактического введения растительных препаратов (КОПЦ, пикногенол, легалон) на содержание фракций фосфолипидов в печени крыс при токсическом поражении четыреххлористым углеродом (в % от Примечание. Различия статистически достоверны при:

- р0,05;

- р0,01 – по сравнении с контролем, - р0,05;

- р0,01;

- р0,001 – по сравнении со 2-й группой. ФХ – фосфатидилхолин, ЛФХ – лизофосфатидилхолин, СМ – сфингомиелин, ФЭ – фосфатидилэтаноламин, ЛФЭ – лизофосфатидилэтаноламин, ФС – фосфатидилсерин, ФИ – фосфатидилинозит, ФК – фосфатидная кислота, ДФГ – дифосфатидилглицерин.

Введение ЧХУ в течение 4-х дней в дорзальную шейную складку крыс приводило к развитию типичной картины токсического гепатита со значительными изменениями биохимических показателей, характеризующих липидный обмен печени и уровень свободно-радикальных процессов. Активизация процессов ПОЛ сопровождалась повышенным образованием МДА, содержание которого в печени было увеличено в 2,7 раза (78,9±3,6, против 28,5±1,9 нмоль/г в контроле, р0,001), что является характерным признаком токсического действия ЧХУ Снижение величины антирадикальной активности (АРА) плазмы крови на 44% (2,25±0,10, против 4,01±0,13 мкмоль тролокса/мл в контроле, р0,001) и печени на 31% (3,05±0,17, против 4,4±0,18 мкмоль тролокса/г в контроле, р0,001) свидетельствует об истощении антиоксидантной и антирадикальной защиты организма.

Интоксикация ЧХУ вызывала изменения в содержании фракций ФЛ: снижение количества основных структурных компонентов мембран – фосфатидилхолина (ФХ) на 15% (р0,01) и фосфатидилэтаноламина (ФЭ) на 21% (р0,01) при одновременном увеличении количества их лизоформ – лизофосфатидилхолина (ЛФХ) и лизофосфатидилэтаноламина (ЛФЭ) в 2 раза (р0,001), а также фосфатидной кислоты (ФК) в 2,7 раза (р0,001) (табл.).

Считается, что такая деградация ФЛ обусловлена активацией фосфолипазы А2 в условиях воздействия ЧХУ. Кроме того, отмечалось снижение содержания сфингомиелина (СМ) на 23% (р0,01), являющегося стабилизатором мембран. Обращает на себя внимание повышение количества метаболически активных фракций – фосфатидилинозита (ФИ) на 25% (р0,05), дифосфатидилглицерина (ДФГ) на 39% (р0,001), что, по мнению некоторых авторов, связано с адаптивными реакциями, направленными на поддержание функционирования мембраносвязанных транспортных АТФаз и аденилатциклазы [10].

Профилактическое применение (до интоксикации) и последующее введение КОПЦ и легалона одновременно с интоксикацией ЧХУ (3-я и 4-я группы) существенным образом изменило картину метаболических нарушений в печени. Так, величина АРА в печени крыс 3-й и 4-й групп составляла 4,15±0,20 и 3,95±0,21 мкмоль тролокса/г, соответственно, а в плазме крови 3,95±0,18 и 3,61±0,15 мкмоль тролокса/мл, что не отличалось достоверно от таковой у контрольных животных. То есть, отмечалось снижение уровня свободнорадикальных процессов и снятие напряжения в системе антиоксидантной защиты. В пользу этого свидетельствует и более низкое, чем во 2-й группе, содержание МДА в печени животных, получавших растительные препараты. Так у крыс 3-й группы содержание МДА в печени достоверно не отличалось от контрольного уровня и составляло 33,6±2,4 нмоль/г. В то же время в печени крыс, получавших легалон, величина МДА была выше, чем в контроле на 28% (36,5±2,5 нмоль/г, р0,001).

способствовало сохранению содержания основных структурных компонентов биологических мембран ФХ и ФЭ, а также снижению соответствующих лизоформ этих ФЛ. В то же время при введении легалона содержание ЛФХ было выше контрольного уровня на 26% (р0,05). При этом необходимо отметить, что изучаемые препараты способствовали увеличению содержания СМ на 26-29% (р0,001) по сравнению с контролем. Содержание метаболически активных фракций ФЛ (ФИ, ДФГ и ФК) достоверно не отличалось от соответствующих показателей у контрольных животных. Таким образом, профилактическое применение КОПЦ из калины с его способствовали сохранению метаболических реакций в печени и защищало от действия радикалов, образующихся при метаболизме ЧХУ. Профилактическое применение легалона и его последующее введение в период интоксикации ЧХУ также способствовало сохранению метаболической картины у экспериментальных животных, однако действие его было менее эффективным.

Так как в основе поражающего действия ЧХУ лежит свободнорадикальная деструкция мембран, то основным результатом профилактического применения проантоцианидинов является их мебранопротекторное действие. Известно, что проантоцианидины, образуя водородные связи с полярными группами ФЛ, способны аккумулироваться как на внешней, так и на внутренней поверхности бислоя [11]. Это создает дополнительную защиту полиненасыщенных жирных кислот ФЛ мембран от свободно радикальной деструкции и затрудняет прохождение активных форм кислорода в мембранный матрикс.

профилактическое применение КОПЦ дает возможность противостоять радикальной патологии в условиях интоксикации ЧХУ. Проантоцианидины, выступая в качестве ловушек свободных радикалов, обеспечивают сохранение основных показателей липидного обмена и антирадикальной активности печени и плазмы крови экспериментальных животных при поражении ЧХУ.

Эффективность профилактического применения КОПЦ у крыс в условиях поражения печени ЧХУ превосходит таковую от применения эталонного гепатопротектора «Легалон».

ЛИТЕРАТУРА

Измеров, Н.Ф., Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. («Стратегия 2020») и сохранение здоровья работающего населения России // Мед.

труда и пром. экология. 2012. № 3. С. 1-9.

2. Спрыгин В.Г., Кушнерова Н.Ф., Рахманин Ю.А. Антиоксидантное действие олигомерных проантоцианидинов, выделенных из калины, при поражении печени четыреххлористым углеродом и профилактике его токсического эффекта // Гиг. и сан. 2003. № 3. С. 57-60.

3. Ушкалова Е.А. Проблемы применения гепатопротекторов // Фарматека.

2004. № 6. С. 45-55.

4. Спрыгин В.Г., Кушнерова Н.Ф. Калина - новый нетрадиционный источник олигомерных проантоцианидинов // Хим.-фарм. ж. 2004.Т.38, 5. Венгеровский А.И., Маркова И.В., Саратиков А.С. Доклиническое изучение гепатозащитных средств // Ведомости фарм. комитета. 1999.

6. Folch J., Less M., Sloane-Stanley G.H. A simple method for the isolation and purification of total lipids from animal tissues // J. Biol. Chem. 1957. V.

226, N 1. P. 497-509.

7. Кушнерова Т.В., Фоменко С.Е., Кушнерова Н.Ф., Спрыгин В.Г., мембранопротекторные свойства экстракта из бурой водоросли Laminaria japonica // Биология моря. 2010. Т.36, № 5. С. 390-395.

8. Гончаренко М.С., Латинова А.М. Метод оценки перекисного окисления липидов.// Лабораторное дело. 1985. № 1. С. 60-61.

9. Re R., Pellegrini N., Proteggente A., Pannala A., Yang M., Rice-Evans C.

Antioxidant activity applying an improved ABTS radical cation decolorization assay // Free Radic. Biol. Med. 1999. V. 26, N 9-10. P. 10. Ciarald T.P., Marinetti G.V. Hormone action at the membrane level. VIII.

Adrenergic receptors in rat heart and adipocytes and their modulation by thyroxine.// Biochim. Biophys. Acta. 1978. V. 541, N 3. P. 334-346.

11. Verstraeten S.V., Keen C.L., Schmitz H.H., Fraga C.G., Oteiza P.I. Flavan 3-ols and procyanidins protect liposomes against lipid oxidation and disruption of the bilayer structure // Free Radic. Biol. Med. 2003. Vol. 34, N 1. P. 84-92.

——————————————————————— УДК 615.324+577.121:616.

ГЕПАТОПРОТЕКТОРНЫЕ СВОЙСТВА ЭКСТРАКТА ИЗ

БУРОЙ ВОДОРОСЛИ LAMINARIA JAPONICA

Спрыгин В.Г., Кушнерова Н.Ф., Фоменко С.Е., Сизова Л.А.

Тихоокеанский океанологический институт им. В.И. Ильичева Дальневосточного отделения Российской академии наук, Владивосток, Россия, (423)-2-313-061, vsprygin@poi.dvo.ru.

Морские водоросли являются переспективным источником получения биологически активных веществ, в целях создания новых субстанций лекарств и ценных пищевых компонентов [1].

Наиболее интересны в этом отношении бурые водоросли, которые имеют большую биомассу, являются важным объектом марикультуры, а также представляют собой ценный пищевой биоресурс. Длительная история использования в пищу бурых водорослей позволяет говорить об эволюционной биохимической адаптированности человеческого организма к комплексам веществ, содержащихся в них. Это предполагает низкую токсичность и высокую биологическую активность препаратов из водорослей.

Несмотря на то, что изучению свойств различных соединений, выделенных из водорослей, посвящено довольно большое количество работ, лишь незначительная их часть связана с исследованием биологической активности полифенольных комплексов. Известно, что растительные полифенолы являются основным источником эффективных и малотоксичных гепатопротекторов. При этом изучению гепатопротекторных свойств полифенолов бурых водорослей посвящены лишь единичные работы [2]. Целью настоящей работы явилось изучение гепатопротекторных свойств экстракта из ламинарии японской с повышенным содержанием полифенольных соединений при интоксикации четыреххлористым углеродом (ЧХУ).

Бурую водоросль Laminaria japonica собирали в б. Западная о. Попова залива Петра Великого Японского моря, высушивали при температуре, не превышающей 50 С. Измельченное сырье экстрагировали 70% раствором водного ацетона при соотношении сырье:экстрагент (1:2). Полученный экстракт упаривали в вакууме до полного удаления ацетона и экстрагировали хлороформом для удаления липофильных веществ и пигментов. Водную фракцию сушили в вакууме досуха и ресуспендировали в воде. Содержание общих полифенолов (ОПФ) [3] составляло 35% от сухого остатка экстракта. В эксперименте использовали белых крыс-самцов линии Вистар (питомник Столбовая, Московская область) массой 180- г. Применяли экспериментальную модель интоксикации ЧХУ на животных описанную в руководстве Венгеровского и соавт.

(Венгеровский и др., 1999). Животным в дорзальную шейную складку вводили 50% раствор ЧХУ на оливковом масле в дозе мл/кг на протяжении 4-х дней. В качестве препарата сравнения использовали коммерческий полифенольный гепатопротектор «Легалон». Экстракт из ламинарии вводили внутрижелудочно через зонд в виде водного раствора в дозе 100 мг ОПФ на 1 кг массы тела животного, что соответствует рекомендованной терапевтической дозе для полифенольных гепатопротекторов [4]. Легалон вводили через зонд в той же дозе в виде взвеси в 1% крахмальном клейстере. Животным контрольной группы вводили эквиобъемное количество физиологического раствора. Животные были разделены на 5 групп по 10 крыс в каждой: 1-я группа - контроль (физраствор, стандартный рацион);

2-я группа – ЧХУ;

3-я группа – отмена ЧХУ (прекращение введения токсиканта) в течение 7 дней;

4-я группа – отмена ЧХУ + экстракт из ламинарии в течение 7 дней;

5-я группа – отмена ЧХУ + легалон в течение 7 дней. Состояние антиоксидантной защиты печени крыс определяли по величине антирадикальной активности [5], уровень ПОЛ - по содержанию МДА [6]. Экстракты общих липидов из ткани печени готовили с использованием системы растворителей хлороформ: метанол (2: по объему) [7]. Разделение и количественное определение фракций нейтральных липидов (НЛ) проводили в соответствии с методами, описанными нами ранее [8]. Количественное содержание отдельных фракций выражали в процентах от общей суммы НЛ.

относительной массы печени на 50% (4,72±0,24 против 3,14±0, г/100 г массы тела в контроле;

р0,001), сплошной зернистостью жировых включений, то есть проявлялась выраженная жировая инфильтрация. Это объясняется увеличением содержания триацилглицеринов (ТАГ), холестерина (ХС) и свободных жирных кислот (СЖК), в среднем, на 15% (р0,01) (табл.). Одним из факторов повышения содержания ТАГ и СЖК является усиление периферического липолиза (стрессовая реакция на поступление ксенобиотика), в результате которого происходит выход жирных кислот и глицерина в печень из жировых депо с последующим их ресинтезом в ТАГ. Увеличение количества ХС обусловлено угнетением митохондриального окисления Ац-КоА в цикле Кребса.

Одновременно происходило снижение количества эфиров жирных кислот (ЭЖК) на 16% (р0,01) и эфиров холестерина (ЭХС) на 25% (р0,001). Такое соотношение липидных фракций свидетельствует о нарушении этерифицирующей функции печени.

Известно, что под действием свободных радикалов, образующихся при восстановительной дегалогенации ЧХУ цитохромом Р450, формируется структурная дезорганизация мембран эндоплазматического ретикулума. При этом запускается механизм ПОЛ, о чем свидетельствует почти трехкратное увеличение содержания МДА (81,3±3,0 нмоль/г, p0,001). В результате избыточного образования свободных радикалов происходит перенапряжение системы антиоксидантой защиты.

Формируется дисбаланс прооксидантных и антиоксидантных параметров, что выражается в снижении антирадикальной активности (АРА) печени на 47% (2.98±0.15 мкмоль тролокса/г, p0,01).

Содержание нейтральных липидов печени крыс-самцов линии Вистар с токсическим ЧХУ-гепатитом после курсового лечения экстрактом бурой водоросли LAMINARIA JAPONICA и легалоном (Mm) ТАГ 23,8±0, СЖК 14,26±0, ЭЖК 16,16±0, ЭХС 17,24±0, ОФ 10,95±0,23 10,34±0,51 7,05±0,89 11,99±0,54 10,59±0, Примечание. Различия статистически достоверны при: p0,05, p0,01, p0,001 по сравнению с контролем;

p0,05, p0,01, p0,001 по сравнении с 3-й группой. ТАГ – триацилглицерины, СЖК – свободные жирные кислоты, ЭЖК – эфиры жирных кислот, ХС – холестерин, ЭХС – эфиры холестерина, ОФ – остаточная фракция.

Через 7 дней после отмены ЧХУ в печени опытных животных (3-я группа) большинство исследуемых биохимических параметров не восстановилось до контрольных значений, что свидетельствует о продолжающемся токсическом стрессе и недостаточности собственных защитных сил организма противостоять развитию токсической патологии. Относительная масса печени животных достоверно превышала контрольный уровень (4,10±0,13 г/100 г массы тела;

р0,05), при вскрытии имелись зернистые включения липидов. Cодержание МДА превышало контрольный уровень более, чем в два раза (68,3±2,9 нмоль/г, р0,001), что определяет продолжающуюся высокую активность ПОЛ. В спектре НЛ заметен дальнейший рост содержания ТАГ и СЖК, а также сохранение высокого значения ХС при одновременно низком уровне ЭХС и ЭЖК. Следовательно, в период отмены ЧХУ сохраняется низкая этерифицирующая функция печени, продолжается развитие жировой инфильтрации. Величина АРА оставалась на 42% ниже контроля (3,26±0,19 мкмоль тролокса/г;

p0,05), что указывает на углубление развития свободно-радикальных процессов.

При введении животным экстракта из ламинарии в период отмены ЧХУ (4-я группа) отмечалось восстановление исследуемых параметров до контрольных значений. Так, относительная масса печени снизилась до 3,26±0,18 г/100 г массы тела, а количество общих липидов - до 42,65±2,26 мг/г печени. То есть, препарат обладает выраженным гепатопротекторным эффектом, проявляющимся в снятии жирового перерождения печени. В то же время при сравнении исследованных биохимических показателей в печени крыс 4-й группы по сравнению с таковыми у животных 3-й группы (отмена ЧХУ), отмечались статистически достоверные отличия. Так, в составе фракций нейтральных липидов следует отметить снижение количества ТАГ на 18% (р0,01), СЖК на 25% (р0,001), а также увеличение содержания ЭЖК и ЭХС, соответственно, на 22% (р0,05) и 30% (p0,01), что указывает на восстановление этерифицирующей функции печени. Величина АРА была выше на 59% (5,18±0,29 мкмоль тролокса/г, p0,001) при одновременном снижении содержания МДА на 48% (35,5±2, нмоль/г, р0,001).

При применении препарата сравнения «Легалон» (5-я группа) отмечалась однонаправленность изменений изученных биохимических показателей, как и в 4-й группе, однако степень их выраженности была различной, что проявлялось в сохранении достоверных отличий от контроля. Так, масса печени животных составляла 3,64±0,16 г/100 г массы тела, что на 16% (p0,05) превышало контрольные значения. Это согласуется с достоверно более высоким уровнем ТАГ (на 8%;

p0,05), сниженным ЭЖК (на 9%;

р0,05) и ЭХС (на 13%;

р0,05). Кроме того, было отмечено на 18%более низкое значение АРА (4,63±0,32 мкмоль тролокса/г;

p0,05) и на 46% более высокое содержание МДА (44,8±3 нмоль/г;

p0,01) по сравнению с контролем. То есть, при введении легалона нарушенные токсикантом метаболические реакции полностью не восстановились и сохранились остаточные явления жировой инфильтрации печени.

Полученные результаты позволяют заключить, что экстракт из ламинарии, содержащий комплекс флоротаннинов, проявляет выраженный защитный эффект в условиях воздействия гепатотоксического агента ЧХУ. Он способствует ускоренному восстановлению каскадов метаболических реакций липидного обмена и антирадикальной активности печени крыс, обладая при этом большей эффективностью, чем эталонный гепатопротектор «Легалон». Антиоксидантное действие флоротанинов определяется способностью напрямую улавливать активные формы кислорода [9]. Мембраностабилизирующий эффект объясняется как прямым ингибирующим действием флоротаннинов на активность фософлипаз и липоксигеназ [10], так и их способностью образовывать флоротаннин-протеиновые комплексы на поверхности мембран [11], защищая их от действия свободных радикалов.

Таким образом, морская бурая водоросль Laminaria japonica является перспективным сырьевым источником для получения эффективных гепатопротекторов полифенольной группы.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ngo D.-H., Wijesekara I., Vo T.-S., Van Ta Q., Kim S.-K. Marine food derived functional ingredients as potential antioxidants in the food industry:

An overview// Food Res. Int. 2011. 44,N 2. P. 523-529.

2. Kim S.M., Kang K., Jeon J.-S., Jho E.H., Kim C.Y., Nho C.W., Um B.-H.

Isolation of Phlorotannins from Eisenia bicyclis and Their Hepatoprotective Effect against Oxidative Stress Induced by tert-Butyl Hyperoxide.// Appl.

Biochem.Biotechnol. 2011. 165,N 5-6. P. 1296-1307.

3. Parys S., Rosenbaum A., Kehraus S., Reher G., Glombitza K.W., Konig G.M. Evaluation of quantitative methods for the determination of polyphenols in algal extracts.// J. Nat. Prod. 2007. 70,N 12. P. 1865-1870.

4. Венгеровский А.И., Марков И.В., Саратиков А.С. Доклиническое изучение гепатозащитных средств.// Ведомости Фармкомитета. 1999.

5. Re R., Pellegrini N., Proteggente A., Pannala A., Yang M., Rice-Evans C., Antioxidant activity applying an improved ABTS radical cation decolorization assay.// Free Radic. Biol. Med. 1999. 26,N 9-10. P. 1231-1237.

6. Гончаренко М.С.,Латинова А.М. Метод оценки перекисного окисления липидов.// Лабораторное дело. 1985. № 1. С. 60-61.

7. Folch J., Less M., Sloane-Stanley G.H., A simple method for the isolation and purification of total lipids from animal tissues.// J. Biol. Chem. 1957.

226,N 1. P. 497-509.

8. Кушнерова Т.В., Фоменко С.Е., Кушнерова Н.Ф., Спрыгин В.Г., мембранопротекторные свойства экстракта из бурой водоросли Laminaria japonica.// Биология моря. 2010. 36,№ 5. С. 390-395.

9. Shibata T., Ishimaru K., Kawaguchi S., Yoshikawa H., Hama Y. Antioxidant activities of phlorotannins isolated from Japanese Laminariaceae.// J. Appl.

Phycol. 2008. 20,N 5. P. 705-711.

10. Shibata T., Nagayama K., Tanaka R., Yamaguchi K., Nakamura T.

Inhibitory effects of brown algal phlorotannins on secretory phospholipase A(2)s, lipoxygenases and cyclooxygenases.// J. Appl. Phycol. 2003. 15,N 1.

P. 61-66.

11. Stern J.L., Hagerman A.E., Steinberg P.D., Mason P.K. Phlorotannin protein interactions.// J. Chem. Ecol. 1996. 22,N 10. P. 1877-1899.

——————————————————————— УДК 547.9 581.

ПОЛИФЕНОЛЬНЫЕ МЕТАБОЛИТЫ ИЗ КЛЕТОЧНОЙ

КУЛЬТУРЫ РАСТЕНИЯ IRIS PSEUDACORUS

Тарбеева Д.В., Федореев С.А., Веселова М.В., Калиновский ФГБУН Тихоокеанский институт биоорганической химии им. Г.Б. Елякова и Биолого-почвенный институт Дальневосточного отделения РАН, Владивосток, Россия, тел. :(423) 2311-430 tarbeeva1988@gmail.com Растения рода Iris известны человечеству с древнейших времён благодаря богатому химическому составу и декоративным качествам. Многие метаболиты растений рода Iris обладают антиоксидантной, противоопухолевой, антибактериальной и противовирусной активностью. В этой связи особое внимание уделяется веществам полифенольной природы [1,2]. Известно, что растения рода Iris биосинтезируют различные флавоноиды и изофлавоноиды [3,4,5]. Однако сведения о биосинтезе этих полифенольных метаболитов клеточными культурами этих растений ограничены. Изучение биосинтеза полифенольных соединений в клеточных культурах растений, а также использование различных методов биотехнологии позволяют существенным образом увеличить продукцию этих метаболитов [6,7].

Объектом данного исследования послужила клеточная культура, полученная из листьев растения Iris pseudacorus L.

Культура каллусов выращивалась на среде W B/A [7] в накопительном режиме в течение 30 сут.

Из спиртовых экстрактов клеточных культур I. pseudacorus методом колоночной хроматографии на сорбентах с обращённой фазой были выделены и структурно идентифицированы известных изофлавоноида: 5,7,4’-тригидрокси-6-метоксиизофлавон (1) (текторигенин), 7-О--D-глюкопиранозид 5,7,4’-тригидрокси- метоксиизофлавона (2) (текторидин), 5,7,3’-тригидрокси 4’метоксиизофлавон (3) (иристекторигенин А), а также производное коричной кислоты: 4-О--D-глюкопиранозид 4-гидрокси- метоксикоричной кислоты (4) (лавандозид).

3. R1=H;

R2=OH;

R3=CH Структуры выделенных соединений были установлены методами спектроскопии ЯМР Ни С с применением экспериментов COSY, HMBC, HSQC, NOESY, а также с помощью ВЭЖХ-МС. Текторигенин (1), текторидин (2) и иристекторигенин А (3) ранее были выделены из растения I. pseudacorus и из других видов рода Iris [4,5]. Соединение 4, ранее выделенное из цветков Lavandula spica [8], было впервые идентифицировано нами в клеточной культуре I. pseudacorus. Литературные данные о наличии этого соединения в растениях рода Iris отсутствуют.

содержания выделенных веществ в культивированных клетках I.

pseudacorus проводили методом ВЭЖХ с использованием дегидрокверцетина в качестве внутреннего стандарта. Содержания выделенных соединений определены в пересчёте на сухую массу культивированных клеток I. pseudacorus. Для всех выделенных веществ данный показатель не превышал 0,3%. В наибольшем количестве клеточные культуры продуцировали текторигенин – 0,28%. Содержание текторидина (2), иристекторигенина А (3) и лавандозида (4) составило 0,18%, 0,089% и 0,24% соответственно.

Было изучено влияние 6-бензоаминопурпурина, 2, дихлорфеноксиуксусной кислоты, фенилаланина и глицерата меди на продукцию полифенолов 1 – 4 клеточными культурами I.

pseudacorus.

ЛИТЕРАТУРА

1. Conforti F., Menichini F., Rigano D., Senatore F. Antiproferative activity on human cancer cell lines after treatment with polyphenolic compounds isolated from Iris pseudopumila flowers and rhizomes // Verlag der Zeitschrift fur Naturforschug. 2009. V. 64. P. 490-494.

2. Nadaroglu H., Demir Y., Demir N. Antioxidant and radicl scavenging properties of Iris germanica // Medicinal plants. 2007. V. 41. P. 13-18.

3.. Hanawa F., Tahara S., Mizutani J. Flavonoids produced by Iris pseudacorus leaves treated with cupric chloride // Phytochemistry. 1991. V.

30. P. 2197-2198.

4. Hanawa F., Tahara S., Mizutani J. Isoflavonoids produced by Iris pseudacorus leaves treated with cupric chloride // Phytochemistry. 1991. V.

30. P. 157-163.

5. Shawl A.S., Kumar T. Isoflavonoids from Iris crocea // Phytochemistry.

1992. V. 31. P. 1399-1401.

6. Fedoreyev S.A., Pokushalova T.V., Veselova M.V., Glebko L.I., Muzarok T.I. Seletskaya L.D., Bulgakov V.P., Zhuravlev Yu.N. Isoflavonoid production by callus cultures of Maackia amurensis // Fitoterapia. 2000. Vol.

71. P. 365-372.

7. Bulgakov V.P., Veselova M.V., Tchernoded G.K., Kiselev K.V., Fedoreyev S.A., Zhuravlev Yu.N. Inhibitory effect of the Agrobacterium rhizogenes rolC gene on rabdosiin and rosmarinic acid production in Eritrichium sericeum and Lithospermum erythrorhizon transformed cell cultures // Planta. 2005.

Vol. 221. P. 471-478.

Куркин В.А., Ламрини М., Клочков С.Г. Лавандозид цветков Lavandula spica / / Химия природных соединений. 2008. № 2. С. 133-134.

——————————————————————— УДК 547.

ФЛАВОНОИДЫ НАДЗЕМНОЙ ЧАСТИ SCUTELLARIA

GUTTATA

Институт химии растительных веществ им.акад. С.Ю. Юнусова АН РУз, Ташкент, Узбекистан, факс: (99871) 120 64 75, e-mail: e_komila@yahoo.com Систематика рода Scutellaria (сем. Lamiaceae) – шлемник в целом насчитывает более 350 видов, широко распространенное в Европе, Южной Америке и восточной Азии [1]. Во флоре Средней Азии насчитывается 54 вида шлемника. Они являются богатым источником флавоноидов, терпеноидов, алкалоидов и других групп биологически активных соединений, используемых для приготовления лекарственных препаратов. Некоторые из них издавна широко используется в народной медицине, особенно в Китае, Корее и Японии для лечения опухолей, а также как антивирусное, успокоительное, ингибирующее, антитромбическое, антибактериальное средства и как природный антиоксидант [2-5].

Scutellaria guttata Nevski ex Juz. (сем. Lamiaceae) – Шлемник капельный многолетнее полукустарник эндемичное растение высотой до 7–12 см, цветет в июне – июле, плодоносит в июле – августе, произрастает на скалах в верхнем поясе гор.

Распространено в Средней Азии [1] Ранее данное растение химическому исследованию не подвергалось.

флавоноидов надземной части растений Scutellaria guttata.

Флавоноиды – наиболее многочисленный класс природных фенольных соединений, которым характерно структурное многообразие, высокая и разносторонняя активность и малая токсичность. В связи с этим изучение флавоноидов шлемника капельного является актуальной задачей.

МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Экстракция и выделение флавоноидов надземной части.

Высушенную и измельченную надземную часть (900 г.) Scutellaria guttata, заготовленную в период цветения в горах Бабатага в Сурхандарьинской области Республики Узбекистан, экстрагировали при комнатной температуре 5 раз 70% -ным этанолом.

Объединенный спиртовой экстракт отгоняли в вакууме, густой остаток разбавляли водой в соотношении 1:1 и последовательно обрабатывали экстракционным бензином (3 раза по 0.5 л), хлороформом (4 раза по 0.5 л), этилацетатом (6 раз по 0.5 л), н- бутанолом (5 раз по 0.5 л). После отгонки растворителя получили 5 г, 10 г, 20 г, 22 г соответствующих фракций. При исследовании полученных фракций методом ТСХ (система 9:1, 4: хлороформ : метанол) установлено, что содержание флавоноидов больше в этилацетатной фракции. Этилацетатную фракцию (20 г) хроматографировали на колонке (110 х 2.5 см) с силикагелем в градиенте растворителей: экстракционный бензин – хлороформ и хлороформ – метанол. При элюировании колонки смесью экстракционный бензин – хлороформ (7:1) выделили 0.22 г хризина (1), а при элюировании смесью экстракционный бензин – хлороформ (6:1) 0.12 г вогонина (2), 0.38 г ороксилина (3). При дальнейшем элюировании колонки смесью экстракционный бензин – хлороформ (3:1) получили 0.20 г апигенина (4), при элюировании смесью экстракционный бензин – хлороформ (1:1) выделили 0.15 г гиспудулина (5). Дальнейшее элюирование колонки чистым хлороформом дало 0.27 г скутелларина (6). При элюировании колонки смесью хлороформ – метанол (9:1) выделили 0.33 г апигенин-7-О-гликозид (7), а при элюировании системой хлороформ – метанол (4:1) получили фракцию, состоящую из смеси двух веществ. При рехроматографировании фракции, в градиентной системе хлороформ – метанол (6:1) выделили скутелларин-7-O--D-глюкопиранозид (8) и хризин-7-О метилглюкуронида (9).

УФ-спектры измеряли на спектрофотометре Lambda- (Perkin -Elmer). Температуру плавления веществ определяли на нагревательном столике Boetius. ИК-спектр снимали на Фурье спектрометре фирмы “Perkin-Elmer” модели 2000 (KBr), спектры ЯМР Н и С регистрировали на спектрометре UNITY-400plus (Varian) с рабочей частотой 400 МГц. Образцы готовили на растворе DMSO-d6. В спектрах Н ЯМР в качестве внутреннего эталона использовался гексаметилдисилоксан (ГМДС) (0 м.д.). В спектрах С ЯМР в качестве внутреннего стандарта использовался химический сдвиг DMSO-d6 39.5 м.д. по ТМС. Для анализа ТСХ использовали хроматографические пластинки Silufol UV 254, для проявления пластинок – пары йода, пары аммиака, 1% раствор ванилина в концентрированной серной кислоте, УФ-лампу при и 365 нм. Бумажную хроматографию проводили на бумаге марки Filtrak № 11 в системах растворителей н-бутиловый спирт – уксусная кислота – вода 4:1:5 (1), н-бутиловый спирт – пиридин – вода 6:4:3 (2). Свободные моносахариды обнаруживали анилинфталатом.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

Выделенные вещества идентифицировали на основании химических превращений и данных спектров УФ-, ИК- и Н, С ЯМР, которые сравнивали с литературными данными, а также непосредственным сравнением с дастоверными образцами.

Хризин (5,7-дигидроксифлавон) (1). С15Н14О4, желтый кристаллический порошок, растворим в хлороформе, ацетоне, этилацетате, этаноле, не растворим в воде. Т.пл. 289–292С (хлороформ). УФ-спектр (MeOH, max, нм): 271, 310. УФ-спектр рассматриваемого соединения характерен для флавона [6]. Н ЯМР-спектр (400 МГц, СDCl3,, м.д., J/Гц): 6.46 (1Н, д, J=2.0, H-6), 6.87(1H, д, J=2.0, H-8), 6.98 (1H, с, H-3), 7.57(3H, м, H-3,4',5), 8. (2H, дд, J=1.2;

7.9, H-26), 12.77 (1Н, с, 5-ОН). На основании спектральных данных и непосредственным сравнением с подлинным образцом установлена идентичность флавон 1 с хризином [7].

Вогонин (5,7-дигидрокси-8-метоксифлавон) (2) С16Н12О5, порошок желтого цвета, растворим в хлороформе, ацетоне, этилацетате, этаноле, не растворим в гексане, воде. Т.пл. 201– 202C, УФ-спектр (MeOH, max нм): 246, 277, 315;

+CH3COONa -292, 395;

+NaOH- 296, 402;

+CH3COONa/H3BO3-276, 315;

+ZrOCl2 -295, 336, 417. В ИК-спектре (, см ) обнаруживается характерные полосы поглощения флавонов: 3462–3230 (ОН-группа), 1661 (, ненасыщенная СО-группа), 1614 и 1585 (ароматические С=С-связи) и метоксильная группа 2925 (OCH3). Н ЯМР-спектр (400 МГц, СDCl3,, м.д., J/Гц, 0-ГДМС): 3.88 (3Н, с, ОСН3), 6.71 (1H, с, H-3), 6.94 (1H, с, H-6), 7.47 (3H, м, H-3,4,5), 7.97 (2H, д, J=8.0, H-26), 12.97 (1Н, с, 5-ОН). Из данных спектра Н ЯМР следует, что вещество относится к 5,7-диоксизамещенным флавоном и содержит одну метоксильную группу. Использование метода дифференциальной УФ-спектроскопии с ионизирующими и комплексообразующими реагентами (+CH3COONa, +NaOH, +CH3COONa/H3BO, метоксильной группы в кольце А, при С-8.

На основании спектральных данных и непосредственным сравнением с подлинным образцом установлена идентичность флавона 2 с вогонином [8].

Ороксилин (5,7-дигидрокси-6-метоксифлавон) (3) С16Н12О5, т.пл. 215-217С. Желтые кристаллы, растворимые в спирте, хлороформе, ацетоне, этилацетате, не растворимые в гексане, воде. УФ-спектр (MeOH, max нм): 271, 320;

+CH3COONa -374;

+NaOH -378;

+ CH3COONa/H3BO3 -321;

+ZrOCl2 -368. ИК-спектр (, cм ): 3480 – 3290 (ОН), 2933 (OCH3), 1685 (С=О), 1605 и (С=С). В Н ЯМР-спектре (СDCl3, 400 МГц,, м.д., J/Гц, 0-ГДМС) наблюдаются сигналы, характерные для производных флавонов:

3.93 (3Н, с, ОСН3), 6.37 (1H, с, H-8), 6.63 (1H, с, H-3), 7.47 (3H, м, H 3,4,5), 7.86 (2H, д, J=8.2, H-26), 12.45 (1Н, с, 5-ОН). На основании УФ-, ИК-, Н ЯМР - спектральных данных и непосредственным сравнением с подлинным образцом установлена идентичность флавона 3 с ороксилином [8].

Апигенин (5,7,4-тригидроксифлавон) (4). Желтые кристаллы состава С15Н10О5 с т.пл. ›340С. УФ-спектр соединения 4 (MeOH, max нм): 294, 348, характерен для флавонов [8]. ИК-спектр (, cм ):

3119 (ОН), 1669 (С=О), 1606 и 1507 (С=С). В Н спектре ЯМР (СDCl3, 400 МГц,, м.д., J/Гц) проявляются сигналы, относящиеся к семи ароматическим протонам: 6,15 (1Н, д, J=2.5, H-6), 6.44 (1H, д, J=2.5, H-8), 6.72 (1H, с, H-3), 6.87 (2H, д, J=8.8, H-35), 7.86 (2H, д, J=8.8, H-26), 10.36 (1H, у.с, 4-ОН), 10.8 (1Н, у.с, 7-ОН), 12.92 (1Н, с, 5-ОН), которые характерны для спектра апигенина [7].

апигенином.

Гиспудилин (5,7,4-тригидрокси-6-метоксифлавон) (5).

С16Н12О6, Т.пл. 286–289С. Желтоватый порошок, хорошо растворим в спирте, хлороформе, ацетоне, этилацетате, не растворим в гексане, воде. УФ-спектр (MeOH, max, нм): 275, 334;

+NaOCH3 -277, 326, 393;

+AlCl3 -264, 281, 301, 363;

+ AlCl3/HCl -262, 285, 301,357: +CH3COONa -273, 306, 328, 388;

+CH3COONa/H3BO 272, 341. ИК-спектр (, cм ): 3552–3532 (ОН), 2928 (OCH3), (С=О -пирона), 1612, 1569, 1517 (ароматические С=С связи). Н ЯМР-спектр (400 МГц, СDCl3,, м.д., J/Гц): 6.21 (1H, с, H-8), 6. (1H, с, H-3), 7.57 (2H, дд J=1.6;

7.8, H-35), 7.96 (2H, дд, J=1.6;

7.8, H-26), 3.88 (3Н, ОМе), 10.37 (1H, у.с, 4-ОН), 12.65 (1Н, с, 5-ОН).

Данные УФ-спектра, снятом с добавками указывает на расположение метоксильной группы в кольце А, при С-6. Таким образом, выделенное вещество 5 идентифицировали с гиспидулином [7].

Скутелларин (5,6,7,4-тетрагидроксифлавон) (6). С15Н10О6, т.пл. ›340С, УФ-спектр (MeOH, max нм): 279, 338. ИК-спектр (, cм ): 3300 (ОН), 1672 (С=О -пирона), 1603, 1508 (ароматические С=С связи). Н ЯМР -спектр (400 МГц, СDCl3,, м.д., J/Гц): 6.58 (1H, с, H 8), 6.76 (1H, с, H-3), 6.91 (2H, д, J=8.8, H-35), 7.94 (2H, д, J=8.8, H 26), 12.30 (1Н, с, 5-ОН). Принадлежность вещества 6 к флавоном подтверждается наличием данных УФ-, ИК-, Н ЯМР-спектров.

Сравнительное изучение спектральных данных и физико химических свойств с литературными данными позволило идентифицировать вещество 6 с скутелларином, которое характерно для рода Scutellaria [7].

HO O OH HO O

Космосин (апигенин -7-О-гликозид) (7). С21Н20О10 с т.пл.

202–204С, УФ-спектр (MeOH, max нм): 270, 330;

+CH3COONa 268, 339. Вещество 7 является флавоноидным гликозидом, о чём свидетельствуют данные Н ЯМР-спектра. В спектре Н ЯМР ( МГц, ДМСО,, м.д., J/Гц) наблюдаются сигналы, относящиеся к семи ароматическим протонам 6.13 (1Н, д, J=2.2, H-6), 6.42 (1H, д, J=2.2, H-8), 6.72 (1H, с, H-3), 6.88 (2H, дд, J=1.96;

8.8, H-35), 7. (2H, дд, J=1.96;

8.8, H-26), аномерному протону 5.55 (1Н, д, J=7.8, Н-1) и протонам углеводной части 3.5-4.2 (6Н сахарной части), 12.90 (1Н, с, 5-ОН). Спектр С ЯМР (100 МГц, ДМСО, ): 163.61 (С 2), 103.15 (С-3), 182.12 (С-4), 161.42 (С-5), 99.86 (С-6), 163.21 (С-7), 95.07 (С-8), 157.39 (С-9), 105.69 (С-10), 120.92 (С-1'), 128.99 (С-2'), 116.53 (С-3'), 162.12 (С-4'), 116.53 (С-5'), 128.99 (С-6'), 100.24 (С-1'), 73.47 (С-2'), 77.14 (С-3'), 69.97 (С-4'), 76.3 (С-5'), 60.85 (С-6').

В результате кислотного гидролиза гликозида 7 получили агликон с т.пл. 347.2С, который сравнением с истинным образцом идентифицировали как апигенин [7]. В углеводной части гидролизата методом бумажной хроматографии обнаружили D глюкозу.

В спектре Н ЯМР гликозида 7, аномерный протон сахарного остатка резонирует в виде дублета при 5.55 м.д. с КССВ J=7.8 Гц (Н-1 D-глюкозу). Это свидетельствует о том, что конформацию и обладают -конфигурацией [9].

На основании вышеизложенных данных соединение идентифицировали с космосином [7].

Скутелларин-7-O--D-глюкопиранозид (8). С21Н20О11, т.пл. 196С, УФ-спектр (EtOH, max нм): 225, 279, 309. 338;

+ CH3COONa 279, 309, 338. В ИК-спектре соединения 8 имеются полосы поглощения, свидетельствующие о наличии гидроксильных групп (3200–3450), карбонила -пирона (1655.94), ароматических C=C связей (1607, 1503) и С-О колебания гликозидов (1187, 1134, 1106, 1076, 1044). В спектре Н ЯМР флавоноида 8, снятом в DMCO-d (400 МГц,, м.д., J/Гц), проявляются сигналы характерные для скутелларина 6.62 (1H, с, H-8), 6.81 (1H, с, H-3), 6.95 (2H, д, J=8.9, H-35), 7.96 (2H, д, J=8.8, H-26), 8.78 (1Н, с, 6-ОН), 10.45 (1Н, с, ОН), 12.35 (1Н, с, 5-ОН) и аномерного протона 4.92 (1Н, д, J=7.3, H=1 глюкозы), а также сигналы других протонов углеводной части 3.15-3.73 (протоны сахарной части). С ЯМР-спектр (100 МГц, ДМСО, ): 164.18 (С-2), 102.74 (С-3), 182.6 (C-4), 147.08 (C-5), 127.04 (C-6), 151.27 (C-7), 98.71 (C-8), 152.41 (C-9), 105.21 (C-10), 121.36 (C-1), 128.71 (C-2), 116.11 (C-3), 161.39 (C-4), 116.11 (C-5), 128.71 (C-6), 101.31 (C-1), 73.27 (C-2), 75.82 (C-3), 69.79 (C-4), 77.33 (C-5), 60.75 (C-6) [7].

Хроматографическая подвижность и данные ИК-, Н- и С ЯМР-спектров свидетельствуют о том, что выделенное соединение скутелларина [7] и D-глюкозу в результате кислотного гидролиза гликозида 8.

Таким образом, вещество 8 идентифицировали с скутелларин-7-O--D-глюкопиранозидом [7].

Хризин-7-О-метилглюкуронид (9) C22Н20О10, т.пл. 184–186С.

УФ-спектр (MeOH, max нм): 271, 306. В ИК-спектре обнаруживается, кроме характерных полос поглощения флавонов 3340 (ОН), (С=О -пирона), полосы поглощения карбонила от сложного эфира 1725 (С=О), а также метоксильной группы 2925 (OCH3). Спектр Н ЯМР (400 МГц, ДМСО-d6,, м.д., J/Гц, 0-ГДМС): 3.61 (3Н, ОСН3), 6.45 (1Н, д, J=2.0, H-6), 6.86 (1Н, д, J=2.0, H-8), 7.01 (1Н, с, H-3), 7.55-7.57 (3Н, м, H-3, 4, 5), 8.05 (2Н, дд, J=1.24;

8.0, Н-2, 6), 4. (1Н, д, J=9.2, H-1), 3.27-3.53 (4Н, Н-2, 3, 4, H-5), 12.77 (1Н, с, ОН). Спектр С ЯМР (100 МГц, ДМСО, ): 164.66 (С-2), 105.51 (С 3), 182.56 (С-4), 161.20 (С-5), 99.51 (С-6), 163.79 (С-7), 94.78 (С-8), 157.15 (С-9), 105.76 (С-10), 130.59 (С-1), 126.53 (С-2), 129.19 (С-3), 132.25 (С-4), 129.19 (С-5), 126.53 (С-6), 99.06 (С-1), 72.72 (С-2), 75.16 (С-3), 71.32 (С-4), 77.98 (С-5), 171.14 (С-6), 52.00 (ОСН3).

Вещество 9, судя по спектральным данным, относится к гликозиду хризина. В ИК-спектре присутствие полосы поглощения карбонила от сложного эфира и метоксильного группа, а также в спектре С ЯМР присутствие сигнал от СООСН3-группы при 171.14 м.д., все эти данные позволили идентифицировать вещество 9 с хризин-7-О--D-метилглюкуронидом [8]. Кислотный гидролиз гликозида 9, как следовало ожидать, привел к образованию хризина [7].

Соединения 1–9 из Scutellaria gutata выделены впервые.

ЛИТЕРАТУРА

1. Флора СССР, т. 20, Издательство Академии наук СССР, Ленинград, Москва, 1954, 223 с.

2. Chi, Y.S., Kim, H.P., Suppression of cyclooxygenase-2 expression of skin fibroblasts by wogonin, a plant flavone from Scutellaria radix //Prostaglandins, Leukotrienes and Essential Fatty Acids 2005, 72, pp. 59– 3. Yin, X.L., Zhou, J.B., Jie, C.F., Xing, D.M., Zhang, Y. Anticancer activity and mechanism of Scutellaria barbata extract on human lung cancer cell line A549 //Life Sciences 2004, 75, pp. 2233.

4. Tan, Y., Lv, Z.P., Bai, X.C., Liu, X.Y., Zhang, X.F. Traditional Chinese medicine Bao Gan Ning increase phosphorylationnof CREB in liver fibrosis in vivo and in vitro. //Journal of Ethnopharmacology 2006, 105, pp. 69–75.

5. Johan, G., de Boer, Quiney, B., Walter, P.B., Thomas, C., et al., Protection against aflatoxin-B1-induced liver mutagenesis by Scutellaria baicalensis.

Mutation Research. 2005, 578, pp. 15–22.

6. T. J. Mabry, K. R. Markham, M. B. Thomas, The systematic identification of Flavonoids. Springer Veriag, New York, 1970, pp. 146, З.О.Ташматов, К.А.Эшбакова, Х.М.Бобакулов, Н.Д.Абдуллаев, Флавоноиды надземной части scutellaria schachristanica // Химия природ.соедин., 2009, с. компоненты надземной части scutellaria schachristanica // Химия природ.соедин., 2011, c. З.О. Ташматов, К.А.Эшбакова, Х.М.Бобакулов, Hовый флавоновый гликозид из надземной части scutellaria schachristanica // Химия природ.соедин., 2011, c. ———————————————————————

ФЕНОЛЬНЫЕ СОЕДИНЕНИЯ КАК ДЕЙСТВУЮЩИЕ

ВЕЩЕСТВА ЛЕКАРСТВЕННЫХ РАСТЕНИЙ С

СЕДАТИВНОЙ И АНКСИОЛИТИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТЬЮ

Товчига О.В., Степанова С.И., Штрыголь С.Ю.

Национальный фармацевтический университет, Харьков, Украина, тел.

(057)7063069, e-mail: olga_234@mail.ru Распространенность нарушений деятельности ЦНС с повышенной тревожностью и/или возбудимостью велика.

Фармакотерапия этих нарушений проводится с помощью седативных и анксиолитических препаратов, которые являются одними из наиболее широко применяемых. У анксиолитиков с доказанной активностью, прежде всего бензодиазепинов, имеются побочные эффекты (зависимость, синдром отмены, угнетение ЦНС), поэтому расширение ассортимента таких средств актуально [2, 19]. Привлекают внимание препараты на основе лекарственных растений (ЛР), многие из которых наделяют седативными и/или анксиолитическими свойствами. У значительного числа ЛР эти свойства верифицированы [2,4,13,15,19]. Изучение действующих веществ ЛР важно как для создания монокомпонентных препаратов, так и для определения биофармацевтических закономерностей суммарных фитопрепаратов. Цель данной публикации – обобщение данных о фенольных соединениях как действующих веществах седативных и анксиолитических ЛР.

выявлены в 1990 г. [11] и значительно менее известны по сравнению с другими видами их активности. В то же время, флавоноиды как анксиолитики изучены значительно подробнее, чем другие группы БАВ. Лигандами бензодиазепиновых сайтов ГАМК-рецепторов (БР) являются аментофлавон, байкалин, байкалеин, вогонин, гиспидуллин, лютеолин-7-диглюкуронид, тетраметоксифлавон;

6-метилапигенин. Хризин и апигенин к тому же активны in vivo и приближаются к диазепаму по выраженности анкисолитического действия, отличаясь бльшим интервалом между анксиолитическими и седативными дозами [7,11,19,20].

Халкон изоликвиритигенин аллостерически усиливает реакции через БР [16]. Аффинность производных аментофлавона (бифлавоноидов гинкго), кверцетина, кемпферола, лютеолина к данным рецепторам невелика. Лютеолин обеспечивает анксиолитический эффект in vivo (возможно влияние его метаболитов и/или вовлечение иных нейротрансмиттерных систем) [8,20].

Возможен и агонистическое, и антагонистическое влияние флавоноидов на БР, а также селективность к их подтипу. Так, байкалин, активный и достаточно безопасный анксиолитик in vivo, преимущественно аффинен к -2 и -3 подтипам ГАМК-А рецепторов (в отличие от диазепама, влияющего в основном на на -1 и -5 подтипы) [12]. Цирсилиол относительно селективен к БР типа I;

5,7,2'-тригидрокси-6,8-диметоксифлавон и вогонин – частичные агонисты БР типа, ороксилин А – специфичный антагонист БР типа II, скрофулеин и динатин – антагонисты и частичные агонисты БР [11,12,20]. Миристицин проявляет анксиогенные свойства, блокируя БР – подобно флумазенилу уменьшает анксиолитический эффект мидазолама [10]. L-теанин, per se не вызывающий анксиолиз через ГАМК-А рецепторы, – синергист мидазолама (аддитивное действие in vivo) [6].



Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |
 




Похожие материалы:

«В. Фефер, Ю. Коновалов РОЖДЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ПЛЁНКИ История переславской киноплёночной фабрики Москва 2004 ББК 65.304.17(2Рос-4Яр)-03 Ф 45 Издание подготовлено ПКИ — Переславской Краеведческой Инициативой. Редактор А. Ю. Фоменко. Печатается по: Фефер, В. Рождение советской плёнки: История переславской киноплёночной фабрики / В. Фефер, Ю. Коновалов. — М.: Гизлегпром, 1932. Фефер В. Ф 45 Рождение советской плёнки: История переславской киноплёночной фабрики / В. Фефер, Ю. Коновалов. — М.: MelanarЁ, ...»

«В. Пономарёв, Э. Верновский, Л. Трошин ДУХ ЛИЧНОСТИ ВЕЧЕН: во власти винограда и вина. Воспоминания коллег и учеников о профессоре П. Т. Болгареве К 110-летию со дня рождения Павла Тимофеевича Болгарева (1899–2009 гг.) Краснодар 2011 Павел Тимофеевич БОЛГАРЕВ ПОДВИГ УЧЕНОГО: память о нем хранят его ученики и мудрая виноградная лоза УДК 634.8(092); 663.2(092) ББК 000 П56 Рецензенты: А. Л. Панасюк – доктор технических наук, профессор (Всесоюзный НИИ пивоваренной, безалкогольной и винодельческой ...»

«УДК 631.115.1(4-01) ББК 65.321.4(40/47) Г 77 Гранстедт, Артур. Фермерство завтрашнего дня для региона Балтийского моря / Артур Гранстедт; [пер. с англ.: Наталия Г 77 Михайловна Жирмунская]. — Санкт-Петербург: Деметра, 2014. — 136 с.: цв. ил. ISBN 978-5-94459-059-6 В этой книге Артур Гранстедт использовал свой многолетний опыт работы в качестве органического фер- мера, консультанта и преподавателя экологического устойчивого земледелия. В книге приводятся ре зультаты полевых испытаний и опытной ...»

«УДК 619:615.322 (07) ББК 48.52 Ф 24 Рекомендовано в качестве учебно-методического пособия редакционно- издательским советом УО Витебская ордена Знак Почета государственная академия ветеринарной медицины от 24.05.2011 г. (протокол № 3) Авторы: д-р с.-х. наук, проф. Н.П. Лукашевич, д-р фарм. наук, профессор Г.Н. Бузук, канд. с.-х. наук, доц. Н.Н. Зенькова, канд. с.-х. наук, доц. Т.М. Шлома, ст. преподаватель И.В. Ковалева, ассист. В.Ф. Ковганов, Т.В. Щигельская Рецензенты: канд. вет. наук, доц. ...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального об- разования КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В.И. Ульянова-Ленина Факультет географии и экологии Кафедра общей экологии ПОЛЕВАЯ ПРАКТИКА ПО БОТАНИКЕ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ КАЗАНЬ 2009 УДК 582.5.9(58.01.07): 58 Печатается по решению учебно-методической комиссии факультета географии и экологии КГУ Протокол № от .2009 г. Авторы к.б.н., доцент М. Б. Фардеева к.б.н., ассистент В. ...»

«А.В. Дозоров, О.В. Костин ОПТИМИЗАЦИЯ ПРОДУКЦИОННОГО ПРОЦЕССА ГОРОХА И СОИ В УСЛОВИЯХ ЛЕСОСТЕПИ ПОВОЛЖЬЯ Ульяновск 2003 2 УДК – 635. 655:635.656 ББК – 42.34 Д – 62 Редактор И.С. Королева Рецензент: Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор сельскохозяйственных наук, профессор ка- федры растениеводства Московской сельскохозяйст- венной академии им. К.А. Тимирязева Г.С. Посыпанов Д - 62 А.В. Дозоров, О.В. Костин Оптимизация продукционного процесса гороха и сои в лесо степи Поволжья. ...»

«Государственное научное учреждение ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ МАСЛИЧНЫХ КУЛЬТУР ИМЕНИ В. С. ПУСТОВОЙТА Российской академии сельскохозяйственных наук ФИЗИОЛОГИЯ И ЭКОЛОГИЯ ЛЬНА Одобрено ученым советом института Краснодар 2006 УДК 582.683.2+577.4:633.854.59 А в т о р: Александр Борисович Дьяков Физиология и экология льна / А. Б. Дьяков В книге рассмотрены основные аспекты биологии различных экотипов льна. Освещены вопросы роста и развития растений, формирования анатомической ...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт лингвистических исследований RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES Institute for Linguistic Studies ACTA LINGUISTICA PETROPOLITANA TRANSACTIONS OF THE INSTITUTE FOR LINGUISTIC STUDIES Vol. VI, part 1 Edited by N. N. Kazansky St. Petersburg Nauka 2010 ACTA LINGUISTICA PETROPOLITANA ТРУДЫ ИНСТИТУТА ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Том VI, часть 1 Ответственный редактор Н. Н. Казанский Санкт-Петербург, Наука УДК ББК 81. A Этноботаника: растения в языке и культуре / Отв. ред. В. ...»

«ся й ит кра орд ий гк им айс Э тт Ал УДК 379.85 Э–903 ББК 75.81 Э–903 Этим гордится Алтайский край: по материалам творческого кон курса/Сост. А.Н. Романов; под общ. ред. М.П. Щетинина.– Барнаул, 2008.–200 с. © Главное управление экономики и инвестиций Алтайского края, 2008 Алтайский край располагает бесценным природным, культурным и ис торическим наследием. Здесь проживают люди разных национальностей, ве рований и культур, обладающие уникальной самобытностью. Природа Алтая подарила нам ...»

«ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ АРКТИКИ И СЕВЕРНЫХ ТЕРРИТОРИЙ Выпуск 17 ВЫПУСК17 СЕВЕРНЫЙ (АРКТИЧЕСКИЙ ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. М.В.ЛОМОНОСОВА ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ АРКТИКИ И СЕВЕРНЫХ ТЕРРИТОРИЙ Межвузовский сборник научных трудов Выпуск 17 Архангельск 2014 УДК 581.5+630*18 ББК 43+28.58 Редакционная коллегия: Бызова Н.М.- канд.геогр.наук, профессор Евдокимов В.Н.- канд. биол.наук, доцент Феклистов П.А. – доктор с.-х. наук, профессор Шаврина Е.В.- канд.биол.наук, доцент Ответственный редактор ...»

«УДК 504(571.16) ББК 28.081 Э40 Авторы: Адам Александр Мартынович (д.т.н., профессор, начальник Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Томской области), Адамян Альберт Тигранович (начальник Департамента здравоохранения Томской области), Амельченко Валентина Павловна (к.б.н., зав. лаб. СибБс), Антошкина Ольга Александровна (сотрудник ОГУ Облкомприрода), Барейша Вера Михайловна (директор Центра экологического аудита), Батурин Евгений Александрович (зам. директора ОГУ ...»

«ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ ДЛЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ МАТЕРИАЛЫ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ Благовещенск Издательство БГПУ 2013 Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВПО Благовещенский государственный педагогический университет ФГАОУ ВПО Дальневосточный федеральный университет Администрация Амурской области ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ ДЛЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ МАТЕРИАЛЫ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ ...»

«УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК БОТАНИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ им. В. Л. КОМАРОВА РАН РУССКОЕ БОТАНИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО Отечественная геоботаника: основные вехи и перспективы Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием (Санкт-Петербург, 20–24 сентября 2011 г.) Том 2 Структура и динамика растительных сообществ Экология растительных сообществ Санкт-Петербург 2011 УДК 581.52:005.745 ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ГЕОБОТАНИКА: ОСНОВНЫЕ ВЕХИ И ПЕРСПЕКТИВЫ: Материалы Всероссийской конференции ...»

«НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ ЭКОЛОГИИ, МЕЛИОРАЦИИ И ЭСТЕТИКИ ЛАНДШАФТОВ Глава 3 НАУЧНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ МЕЛИОРАЦИИ ПОЧВ И ЛАНДШАФТОВ УДК 502.5.06 НАУЧНЫЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РЕКУЛЬТИВАЦИИ НАРУШЕННЫХ ТЕРРИТОРИЙ Андроханов В.А. Институт почвоведения и агрохимии СО РАН, Новосибирск, Россия, androhan@rambler.ru Введение Бурное развитие промышленного производства начала 20 века привело к резкому усилению воздействия человеческой цивилизации на естественные экосистемы. Если до этого времени на начальных ...»

«Эколого-краеведческое общественное объединение Неруш Учреждение образования Барановичский государственный университет Барановичская горрайинспекция природных ресурсов и охраны окружающей среды Отдел по физической культуре, спорту и туризму Барановичского городского исполнительного комитета Отдел по физической культуре, спорту и туризму Барановичского районного исполнительного комитета ЭКО- И АГРОТУРИЗМ: ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ НА ЛОКАЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ Материалы Международной научно-практической ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И. ВАВИЛОВА Экологические аспекты развития АПК Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 75-летию со дня рождения профессора В.Ф. Кормилицына САРАТОВ 2011 УДК 631.95 ББК 40.1 Экологические аспекты развития АПК: Материалы Международной научно практической конференции, ...»

«Приложение 3. МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ФОНД ПОДГОТОВКИ КАДРОВ НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИТЕКТУРНО-СТРОИТЕЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Ф.П. Румянцев, Д.В. Хавин, В.В. Бобылев, В.В. Ноздрин ОЦЕНКА ЗЕМЛИ Учебное пособие Нижний Новгород 2003 УДК 69.003.121:519.6 ББК 65.9 (2) 32 - 5 К Ф.П. Румянцев, Д.В. Хавин, В.В. Бобылев, В.В. Ноздрин Оценка земли: Учебное пособие. Нижний Новгород, 2003. – с. В учебном пособии изложены теоретические основы массовой и индивидуальной ...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Рязанский Государственный Университет им. С.А. Есенина Утверждено на заседании кафедры экологии и природопользования Протокол № от …………….г. Зав. каф. д-р с.-х. наук, проф. Е.С. Иванов Антэкология Программа для специальности Экология - 013100 Естественно-географический факультет, Курс 4, семестр 1. Всего часов (включая самостоятельную работу): 52 Составлена: ...»

«Академия наук Абхазии Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д. И. Гулиа Георгий Алексеевич Дзидзария Труды III Из неопубликованного наследия Сухум – 2006 1 СЛОВО О Г. А. ДЗИДЗАРИЯ ББК 63.3 (5 Абх.) Георгию Алексеевичу Дзидзария – выдающемуся абхазскому Д 43 советскому историку-кавказоведу в ряду крупнейших деятелей науки страны по праву принадлежит одно из первых мест. Он внес огромный вклад в развитие отечественной истории. Г. А. Дзидзария Утверждено к печати Ученым советом ...»






 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.