WWW.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«ОЙКУМЕНА Регионоведческие исследования Научно-теоретический альманах Выпуск 1 Дальнаука Владивосток ...»

-- [ Страница 4 ] --

процент депутатов среди лиц, влиятельных в эконо мике увеличился в три раза – с 2,6 до 8,2%. При анализе этих цифр заметными становятся две тенденции: с одной стороны, многие влиятельные в экономике люди стали депутатами Зако нодательных Собраний, а с другой, войдя в коридоры представи тельной власти в качестве политиков, региональные депутаты получают широкие возможности для влияния на экономические процессы.

Таким образом, анализ социального состава трех созывов представительного органа власти Приморского края позволяет выявить следующие тенденции. Снижение количества профес сиональных чиновников происходит за счет уменьшения во вто ром и третьем составе ЗСПК количества представителей старой советской номенклатуры, что является общей для всего россий ского политического пространства тенденцией;

наиболее сбалан сированной по своему социальному составу была Дума второго созыва;

резкое увеличение количества бизнесменов в составе парламента отражает общероссийскую тенденцию – толерантный к президенту и его политике бизнес занимает ключевые посты в представительных институтах;

постепенное увеличение количе ства депутатов, работающих на постоянной основе позволяет сде лать работу парламента более профессиональной;

общий при знак всех трех легислатур – минимальное количество женщин, что также подтверждает общероссийскую тенденцию, лишний раз доказывая, что федеральная и региональные легислатуры со ставляют единую систему.

III. МИРОВАЯ СИСТЕМА И МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Разрешение сецессионистских конфликтов посредством политики «европеизации»

Resolution of secession conflicts by the policy of «Europeanization»

Настоящая статья является попыткой анализа политики Европейского Союза в разрешении сецессионистских конфликтов в странах Европы на примере Сербии и Черногории. Автор приходит к выводу, что использова ние механизмов кондициональности и социализации в Сербии и Черного рии предотвратили появление нового балканского очага напряженности и нестабильности, но тактические ошибки, допущенные в выборе модели кондициональности/социализации, привели к распаду Союза Сербии и Черногории.

This article is an attempt to analyze the policy of European Union in secession conflict resolution of European countries (on the example of Serbia and Monte negro). The author came to the conclusion that the use of mechanisms of condi tionality and socialization in Serbia and Montenegro prevented from appear ance new Balkan centre of instability and intensity, but tactical mistakes that were admitted in the choice of conditionality / socialization model brought to the Serbia and Montenegro Union disintegration.

21 мая в Черногории прошел референдум по вопросу о неза висимости страны. «Больше 86 процентов избирателей явились на участки. 55,4 процента из них высказались за отделение Чер ногории от Сербии, 44,6 процента – против. Договоренность с Ев росоюзом предусматривала, что Черногория станет независимой, если за это проголосует более 55 процентов электората» 1. Резуль таты референдума окончательно определили бесперспективность дальнейшего существования Союза между Сербией и Черногори ей, а также выявили внешнеполитические приоритеты Европей ского Союза в отношении процесса дальнейшего расширение сво его членства за счет бывших республик Югославии. Вместе с тем результаты референдума дополнительно актуализируют пробле мы тлеющих в Европе «сецессионистских конфликтов» в Косово и Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии, Боснии и Герцегови не, а также на Кипре. Целью данного исследования является анализ и оценка перспектив государств Сербии и Черногории в http://lenta.ru/news/2006/06/03/montenegro [Дата обращения 6.07.2006 г.].

условиях проводимой ЕС политики «европеизации», как метода урегулирования и разрешения конфликтов. Смогут ли Абхазия или Южная Осетия, Кипр или Косово воспользоваться этим опы том? Стоит ожидать существенных изменений во внешнеполити ческой стратегии ЕС и в политике дальнейшего расширения сою за? Ответить на эти и многие сопутствующие вопросы сможет экскурс в историю создания Союза Сербии и Черногории, а также определение роли в этом процессе Европейского Союза.

Существенные разногласия между сербами и черногорцами обозначились ко второй половине 90-х гг. вследствие «асиммет рии между обоими субъектами, поставившей Черногорию в зави симость от решений, принимаемых Сербией» 1. Черногория ока залась фактическим заложником политики Слободана Милоше вича, который проводил политику эскалации этнических кон фликтов в Боснии и Герцеговине, а затем и в Косово. Главным инициатором и сторонником отделения от Сербии в 1997 г. вы ступил черногорский лидер Мило Джуканович. Уже в конце 90-х XX в. будучи президентом Черногории, он старался обособить её от Сербии и выйти из Югославской федерации. Например, не смотря на то, что Югославия была федерацией, а не конфедера цией (в последней возможно хождение нескольких денежных единиц), Джуканович в 1999 – 2000 гг. отменил использование на территории Черногории югославского динара, вместо которого в качестве валюты стала использоваться немецкая марка. Когда немецкая марка вместе с песетами, франками и лирами ушла в небытие, то её место в Черногории занял евро, в то время как Сербия сохранила у себя динар. Помимо манипуляций с валю той, Джуканович позволял себе время от времени шантажиро вать федеративную власть по различным вопросам. Во время злополучных выборов 2000 г. Джуканович объявил черногорский бойкот, но при этом сказал, что если победит Милошевич, то Чер ногория сразу же начнёт процесс выхода из состава Югославии.

На федеральных выборах 2000 г. Демократическая оппози ция Сербии (ДОС) в результате революционных потрясений ут верждается у власти, что повлекло за собой незамедлительное восстановление отношений между ФРЮ и мировым сообществом, в первую очередь Европейским Союзом. Несмотря на радикаль ные изменения в политической системе федерального государст ва руководство Черногории продолжало настаивать на возможно сти образования полноценного и независимого государства Чер ногория.

Появление нового субъекта международных отношений в бывшей Югославии в условиях оказания помощи еще неокреп шей демократии в Белграде не входило в планы Европейского Союза, который на ближайшие годы становится определяющим арбитром в отношениях Белграда и Подгорицей. Единственно ве 1 Нутчева Г., Хейссен М. Сербия и Черногория / Европеизация и разрешение конфлик тов: конкретные исследования европейской периферии. / Бруно Коппитерс, Майкл Эмерсон, Мишель Хессен, Тамара Ковридзе, Гергана Нутчева, Натали Точи, Мариус Валь, с комментариями Нику Попеску, Гиа Нодиа;

пер. с англ. – М.: Издательство «Весь Мир», 2005. – С. 125.

сомым рычагом влияния на Сербию и Черногорию со стороны ЕС была заинтересованность последних во вступлении в Европей ский Союз в наиболее короткие сроки. Каждый месяц в выступ лениях представителей Совета по общим делам Европейского Союза в той или иной форме звучала формула «демократическая Черногория в демократической Федеративной Республике Юго славии». Однако, по мнению подавляющего большинства экспер тов «нечеткая формулировка неясных стимулов и отсутствие сильных независимых акторов, способных донести свою точку зрения до сторон конфликта, была недостаточной для того, чтобы привести к решающему прорыву на переговорах между Подгори цей и Белградом» 1. Является ли подобная позиция следствием отсутствия стратегического видения развития Сербии и Черного рии в рамках европейского пространства со стороны ЕС или все дело в тактических ошибках приведших к развалу союзного госу дарства?

Если проанализировать политику Европейского Союза в от ношении Сербии и Черногории в последние три-четыре года, то можно прийти к заключению, что, скорее всего, были совершены тактические ошибки в определении модели в области европеиза ции применительно к сфере урегулирования и разрешения кон фликтов в разделенных государствах. Прежде чем вести речь о содержательной стороне совершенных ошибок необходимо опре делиться с понятием «европеизация». Что же такое европеизация в рамках урегулирования и разрешения конфликтов?

Несмотря на то, что термин «европеизация» является устояв шимся в политологическом лексиконе, но до недавнего времени подавляющая часть ученых не связывали и не пытались связать европеизацию и разрешение конфликтов в контексте сецессиони стских кризисов. Рисс Т., Каулс М. и Капорасо Дж. определяли европеизацию как «возникновение и развитие отдельных струк тур управления на европейском уровне» 2. Ладрек Р. Под евро пеизацией понимал «постепенно нарастающий процесс переори ентации направления и формы политики до такой степени, что политическая и экономическая динамика ЕС станет частью орга низационной логики национальной и политической жизни и по литической стратегии» 3. По мнению Ольсена И. европеизацию можно рассматривать в пяти проекциях. Во-первых, европеиза ция касается изменений во внешних территориальных границах ЕС (например, процесс расширения ЕС);

во-вторых, развития ин ститутов управления на уровне ЕС;

в-третьих, вмешательства центра в национальные и субнациональные системы управле ния;

в-четвертых, экспорта форм определенно европейской поли тической организации и управления за территорию ЕС;

в-пятых, политического проекта, стремящегося к объединению, к полити Там же. – с. 127.

Risse T, Cowles M, Caporaso J. Transforming Europe: Europeanization and Domestic Change. Ithaca NY: Cornell Press, 2001. P. 1.

3 Ladrech R. Europeanization of Democratic Politics and Institutions: The Case of France // Journal of Common Market studies. Vol. 32. № 1. 1994. P. 70.

ческому укреплению ЕС1. Радаэлли К. определяет европеизацию, прежде всего, как триединый процесс строительства, диффузии и институционализации различных правил, норм и процедур, ко торые разрабатываются и консолидируются в рамках проводимой ЕС политики, а затем водятся в логику внутреннего дискурса, политических структур и государственной политики2. Превали рующей тенденцией в определении такого феномена, как евро пеизация являлось стремление исследователей ограничиться рамками политического процесса внутри Европейского Союза, что, в конечном счете, является ограниченным видением рас сматриваемого явления.

В последние годы появляются исследования, в которых дела ется попытка переноса правил, норм и процедур Европейского Союза на третьи страны, в первую очередь на страны, претен дующие на вступление в ЕС. В своем исследовании мы будем ис ходить из следующего определения европеизации: «европеиза цию в области урегулирования и разрешения сецессионистских конфликтов следует понимать как процесс, проводимый в дейст вие и стимулируемый европейскими институтами, прежде всего Европейским Союзом, путем привязки окончательного исхода конфликта к определенной степени интеграции заинтересован ных сторон в европейские структуры» 3. Исходя из определения, мы можем сделать вывод, что феномен европеизации для пери ферийных ЕС стран можно рассматривать в качестве инструмен та внешней политики Европейского Союза, так как «государства, на которые воздействует этот процесс, не имеют институциональ ных средств участия в принятии Европейским Союзом решений, затрагивающих их интересы» 4. Именно данное обстоятельство отличает европеизацию, касающуюся периферии ЕС и европеи зацию исключительно в контексте ЕС. Развитие конфликтной си туации в Сербии и Черногории подпадает под вариант «перифе рийной европеизации», когда на лицо стремление участников политического конфликта, как можно быстро интегрироваться в структуры Европейского Союза.

Каким же образом осуществляется процесс европеизации на периферийные страны ЕС? Прежде всего, необходимо отметить, что воздействие европейских институтов затрагивает преимуще ственно три уровня. Первый уровень – это уровень правовых и административных структур внутренних институтов. Второй уро вень вобрал в себя экономическую, социальную политику и поли тику в сфере безопасности. Третий уровень – это уровень измене http://www.arena.uio.ni/publications/wp02_2htm [Дата обращения 5.07.2006 г.].

2 Radaelli C. The Europeanization of Public Policy // The Politics of Europeanization. Ox ford, Oxford University Press, 2003. P. 30.

3 Нутчева Г., Точчи Н., Копиттерс Б., Ковзиридзе Т., Эмерсон М., Хейссен М. Европеи зация и сецессионистские конфликты: концепции и теории / Европеизация и разреше ние конфликтов: конкретные исследования европейской периферии. / Бруно Коппи терс, Майкл Эмерсон, Мишель Хессен, Тамара Ковридзе, Гергана Нутчева, Натали Точи, Мариус Валь, с комментариями Нику Попеску, Гиа Нодиа;

пер. с англ. – М.: Из дательство «Весь Мир», 2005. – С. 27.

4 Там же.

ний в сфере политического представительства, партийной систе мы, групп интересов и т.д. Европейский Союз, выступая как «ак тивный актор» путем предложения наград и наказаний изменяет динамику конфликта и тем самым направляет его в русло мир ного урегулирования, а выступая в роли «рамочной структуры», ЕС имеет возможность и способность предложить конфликтую щим сторонам альтернативные решения для урегулирования конфликта благодаря своей институциональной системе и уров ням управления.

Если мы проанализируем вышеназванные пути европеиза ции по отношению к Сербии и Черногории, то придем к заключе нию, что в нашем случае эти два пути тесно связаны и перепле тены между собой. Сербию и Черногорию можно отнести к стра нам с подтвержденной европейской перспективой, что, в конеч ном счете, и определило европейское лидерство в деле урегули рования взаимоотношений между братскими славянскими рес публиками. Пообещав в перспективе рассмотреть возможность вхождения в состав ЕС данных балканских республик, ЕС надол го получил серьезный рычаг влияния на обстановку в данном ре гионе. Использование к тому же европейскими властями нова торских управленческих решений в конфликтной ситуации меж ду Сербией и Черногорией в корне отличают рассматриваемую ситуацию от ситуации Приднестровья, Абхазии или Южной Осе тии, где перспектива тесных институциональных отношений не стоит на повестке дня в ближайшее десятилетие. Данное обстоя тельство позволяет провести водораздел между «странами ближ ней периферии» (Балканский регион, Кипр) и «странами дальней периферии» (Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия) по отно шению к которым осуществляется процесс европеизации.

Привязка окончания конфликта к определенной степени ин теграции с Европейским Союзом заинтересованных сторон осу ществляется посредством конкретных механизмов кондицио нальности и социализации, которые необходимо рассматривать в качестве неотъемлемой части процесса европеизации. «Основное содержание модели кондициональности ЕС базируется на расче тах сравнения издержек и выгод, в которых внутренние пере менные являются ответом кандидатов на материальные и соци альные блага, предлагаемые ЕС, вроде финансовой и техниче ской помощи, институциональных связей, доступа к рынку и приглашения начать переговоры о вступлении в ЕС» 1.

Европейский Союз обладает громадной властью в сфере уре гулирования конфликтов, так как именно он решает давать зе леный свет потенциальным кандидатам на вступление в ЕС или нет. При этом необходимо отметить, что интеграция в ЕС воз можна не только через немедленное вступление в союз, но и че рез постепенное подключение к общей политики ЕС в таких об ластях, как единый рынок или юстиция и внутренние дела.

Предлагая различные варианты интеграции посредством конди циональности, т.е. фактически представляя конфликтующим сторонам наиболее предпочтительные решения имеющихся про блем, Европейский Союз получает возможность вмешиваться в конфликт на различных стадиях его протекания.

Данное вмешательство происходит, как правило, не путем военной интервенции, а путем воздействия европейских институ тов, на внутренние переменные, изменяя внутреннюю структуру возможностей, например, через передачу Европейским Союзом политических, финансовых и иных ресурсов конфликтующей стороне, тем самым легитимизировав ее дальнейшие действия в процессе конфликта. Выбор конфликтующей стороны, которой достанется помощь ЕС, определяется проевропейской ориентаци ей местных элит, так как в конечном счета, именно элиты явля ются проводниками процесса усвоения и адаптации условий раз решения конфликта, а также общеевропейских норм к местной специфики, которые, в конечном счете, становятся неотъемлемой частью внутриполитической динамики.

Наряду с механизмом кондициональности европеизация ис пользует и иные механизмы, одним из которых является процесс социализации и/или социального обучения. Участвуя в общеев ропейских институциональных структурах, конфликтующая сто рона тем самым меняет собственную идентичность. Конфлик тующая сторона усваивает внешние для нее нормы и правила, позволяющие ей не только осуществить желаемую интеграцию, но и разрешить конфликт со своим оппонентом. Подобное изме нение происходит либо в результате того, что внешний актор (в нашем случае ЕС) мобилизует элиты или местное сообщество, тем самым, мотивируя их изменить собственные интересы, либо эли ты и местное сообщество объединяются, для того чтобы поддер жать международные (общеевропейские) нормы и побудить мест ную власть, изменить проводимую ей государственную политику.

При этом процесс кондициональности не в коем случае не заме няет процесс социализации, а является непременным дополне нием первому. Главное отличие между процессом кондициональ ности и социализации лежит во временных границах. «Перемены вследствие политики кондициональности могут происходить в кратко- и среднесрочной перспективе по мере того, как авторы с неизменной идентичностью и интересами будут просто действо вать по-новому, чтобы приспособиться к изменению ситуации.

Более подлинных и глубинных перемен, которые происходят благодаря фактическому преобразованию идентичности и инте ресов, можно ожидать только спустя долгое время» 1. Вместе с тем европейские исследователи делают обязательную оговорку, что процесс кондициональности не всегда сможет привезти к эндо генным процессам социальных изменений. Наиболее ярко дан ная ситуация иллюстрируется ситуацией в Косово, где сербская сторона воспринимает кондициональность исключительно как одобрение действий косовских сепаратистов, что существенно со кращает возможность социализации сербской и албанской сторон конфликта. В случае сербско-черногорского противостояния серб ская сторона придавала процессу кондициональности большую долю легитимности, чем в случае косовского конфликта. Необхо димо четко понимать, что если вовлеченная в конфликт сторона не имеет прочных институциональных взаимоотношений с Евро пейским Союзом, то процесс кондициональности не окажет ника кого позитивного эффекта, а в ряде случаев только усугубит си туацию в разделенном государстве. Примеры Приднестровья, Южной Осетии и Абхазии лишний раз подтверждают данную особенность процессов кондициональности и социализации.

Генеральная линия Европейского Союза в отношении кон фликтов на собственной периферии заключалось в том, чтобы всеми доступными средствами (механизмами кондициональности и социализации) сдерживать конфликтующие стороны от сецес сии, так как это могло послужить прецедентом и привести к эф фекту домино. В этой связи поведение ЕС в отношении перифе рийных конфликтов и их участников согласно европейским ис следователям соответствует трем моделям кондициональности и социализации (см. таблицу 1). Несмотря на некоторую условность данных теоретических конструкций, они наиболее близко описы вают вариативность взаимоотношений конфликтующих сторон и посредника конфликта.

МОДЕЛЬ I МОДЕЛЬ II МОДЕЛЬ III

Политика ЕС способствует ре- ЕС оказывает пред- ЕС неохотно допуска Прогнози- Устранение тенденций Изоляция «неразум- Разрешение конфлик руемые по- к сепаратизму ной» стороны, на- та путем «бархатного Непрогно- Создание поверхност- Исключение изолиро- Развитие числа микро зируемые ного слоя общих ин- ванной стороны укре- государств и потенци последствия ститутов пляет структуры авто- альных «налоговых ствах распада общего экономики, усиливая Косвенная поддержка Опасность эскалации с националистически- гражданской войны сепаратистских дви Из предложенных трех моделей поведения Европейского Союза по отношению к Сербии и Черногории была выбрана пер вая модель. Все имеющиеся внешнеполитические ресурсы ЕС были направлены на то, чтобы предотвратить распад сербско черногорского союза, особенно после свержения Милошевича и прихода к власти в Белграде демократической оппозиции. Сер бия и Черногория официально провозгласили курс на скорейшую интеграцию в структуры Европейского Союза, что позволило ЕС начать активно претворять в жизнь кондициональность – социа лизацию первой модели. Наиболее отчетливо этот процесс стал проявляться в 2002 г.

К концу 2001 г. диалог о разграничении полномочий между Белградом и Подгорицей зашел в тупик, что заставило Европей ский Союз взять на себя активную роль третейского арбитра.

Представителю ЕС по Общей внешней политике и политике безопасности Х. Солане был предоставлен специальный мандат, для того чтобы оппонирующие стороны смогли достичь соглаше ния, но на основе обязательности сохранения единого государст ва. Посредничество Х. Соланы принесло свои плоды уже ранней весной, когда 14 марта 2002 г. Сербия и Черногория подписали, так называемые Белградские соглашения. Данные соглашения обязывали стороны в течение 8 месяцев договориться о разработ ке и подписании Конституционного Устава Союза государств, а также Плана действий по экономической гармонизации.

Союз государств Сербии и Черногории был основан в феврале 2003 г. как государство-правопреемник Федеративной Республи ки Югославия (ФРЮ). Возникшее в феврале 2003 г. политическое образование представляло собой гибридную институциональную модель, сочетающую одновременно черты федерации и конфеде рации. «Общее государство Сербии и Черногории возникло в ре зультате настоятельного вмешательства ЕС, поддержанного его органами. Именно структура стимулов (incentive structure) ЕС, включая обещание полной интеграции в состав ЕС, побудила обе стороны пересмотреть свои конституционные взаимоотношения и остаться в общем государстве» 1.

Черногорцы видели в созданном государстве конфедерацию, т.е. союз независимых государств, в то время как сербы рассмат 1 Нутчева Г., Хейссен М. Сербия и Черногория / Европеизация и разрешение конфлик тов: конкретные исследования европейской периферии. / Бруно Коппитерс, Майкл Эмерсон, Мишель Хессен, Тамара Ковридзе, Гергана Нутчева, Натали Точи, Мариус Валь, с комментариями Нику Попеску, Гиа Нодиа;

пер. с англ. – М.: Издательство «Весь Мир», 2005. – С.126.

ривали союз в качестве федерации, в которой полномочия в важ нейших вопросах политики принадлежат центральным властям и существует четкое разделение сфер компетенции между цен тральными и республиканскими органами власти. Разногласия не были преодолены на всем существовании союзного государст ва вплоть до его роспуска летом 2006 г. По мнению подавляюще го большинства экспертов, Белградские соглашения не смогли разрешить конфликт межу Сербией и Черногорией. При первой возможности Черногория воспользовалась предусмотренным по ложением соглашений о возможности выхода из состава государ ства через три года, что она фактические и сделала, проведя в мае 2006 г. референдум о собственной независимости.

Свидетельствует ли факт распада союзного государства в 2006 г. о серьезных ошибках процесса европеизации участников конфликта, в том числе и в выборе модели кондициональности и социализации выбранной для Сербии и Черногории или распад является чем-то закономерным и усилия ЕС были напрасными?

Усилия ЕС не были напрасными – это несомненный факт. Стра тегическая линия Европейского Союза была верной и дала свои позитивные результаты. Европейский Союз смог не допустить разрастание политического противостояния в противостояние военное. Это касается не только ситуации с Сербией и Черного рией, но и всего Балканского региона в целом в поствоенный пе риод 90-х гг. XX в. Европейский Союз в большей степени добился того, что напряженность между бывшими противниками военно политических конфликтов была преимущественно снята путем политики кондициональности и социализации. Европа заставила местные элиты сесть за стол и совместно вести свои страны по пу ти демократизации, рыночной экономики и сотрудничества в об ласти безопасности. Наличие стратегического видения возможно стей мирного урегулирования конфликтов ставит ЕС в более вы игрышное положение, чем США и Россию в сфере миротворче ских инициатив. США и Россия на сегодняшний день не имеют адекватных стратегических инициатив способных привести к же лаемым результатам в тех регионах, в которых эти страны могли бы предложить варианты политики европеизации посредством механизмов кондициональности и социализации.

В чем же тогда ошибся Европейский Союз в отношении про водимой политики, в отношении Сербии и Черногории? Ошибка заключается в выбранной тактике. Модель кондициональности и социализации направленная на разрешение конфликтной си туации в духе общего государства с перспективой будущего всту пления в ЕС не сработала. Не были устранены тенденции к се паратизму, наоборот они возрастали год от года. Европейский Союз так и не смог убедить Сербию и Черногорию в преимущест вах единого государства. Развитие событий показывают, что наи более адекватной моделью была бы третья модель, при которой ЕС допустил сецессию и признал обе стороны без оказания пред почтений одной из сторон конфликта. Вместе с тем ради спра ведливости необходимо отметить, что подобное утверждение лег III. Мировая система и межрегиональные отношения ко делать сегодня, когда мы имеем свершившийся факт – распад союзного государства Сербии и Черногории. Политические и со циально-экономические стимулы, предложенные участникам конфликта не были достаточными для того, чтобы убедить по следних изменить собственную позицию. «Стимул членства в ЕС, предложенные Союзу государств Сербии и Черногории, не смог вдохновить общественность на поддержку общего государства ни в той, ни в другой республике. Он привел к перестройке полити ческого пространства и в Сербии, и в Черногории, но в результате власть получают не сторонники Союза государств, а его критики.

Поэтому стимул членства в ЕС не смог изменить внутренний ба ланс политической власти в пользу акторов, сочувствующих делу общего государства» 1. Список тактических ошибок можно про должить, но не совершает ошибок только тот, кто не действует.

Главное достижение ЕС в урегулировании конфликта между Сербией и Черногорией заключается в том, что была достигнута столь желаемая стабилизация в регионе. Конфликтующие сторо ны получили возможность взвесить все плюсы и минусы совмест ного сосуществования в рамках единого государства, а затем на основе демократических механизмов определить свою дальней шую судьбу.

Смогут ли воспользоваться опытом Сербии и Черногории участники иных сецессионистских конфликтов «ближней» или «дальней» периферии Европы? Этот вопрос до сих пор остается открытым. Конфликт Сербии и Черногории по поводу будущего общего государства имеет одно принципиальное отличие от иных аналоговых конфликтов Европы. В отличие от Косово, Приднест ровья, Абхазии, Южной Осетии и Кипра, история отношений ме жду Сербией и Черногорией, во-первых, не отличается этниче ским антагонизмом, а во-вторых, она не знает военного противо стояния. Идентичность сербов и черногорцев, в отличие, напри мер, от сербов и албанцев практически условна и нивелирована общей принадлежностью к православию. Наилучшие перспекти вы вслед за Сербией и Черногорией просматриваются у Кипра, который уже является полноправным членом ЕС, а Турцией имеет возможности в ближайшие годы стать членом ЕС. Наи меньшие перспективы в разрешении конфликта посредством предложенной Европой политики европеизации видятся в Гру зии. Конфликтующие стороны диаметрально противоположны в направлениях своей интеграции. Жители Абхазии и Южной Осе тии видят свое будущее исключительно в союзе с Россией, а жи тели остальной Грузии исключительно в союзе с Европой. Не смотря на сложность конфликта в Косово перспективы урегули рования данного конфликта видятся более радужными, так как именно этот конфликт является лакмусовой бумагой для ЕС в определении состоятельности всей политики европеизации, а значит внешней политики ЕС по разрешению конфликтов в це лом.

На основе вышесказанного можно прийти к заключению, что Там же. – С.143.

в современных конфликтах, особенно в тех, где сохраняется угро за физического выживания одной из сторон конфликта, единст венно возможным путем урегулирования подобных конфликтов является массированное вмешательство внешних сил, которые в состоянии предоставить гарантии безопасности наименее слабой стороне. Именно данные гарантии безопасности являются клю чом к урегулированию конфликта. Вместе с тем, необходимо от метить, что политика Европейского Союза является примером реализации распространенной ныне внешнеполитической стра тегии, состоящей в том, что члены крупных региональных объе динений в своем влиянии на периферию все более активно пере ходят от прямого, в т.ч. военного, давления к манипулятивным приемам, связанным с регулированием доступа местных элит к региональным благам.

IV. МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ И СИСТЕМНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ РЕГИОНА

Феномен Северно-Уссурийского края Статья посвящена анализу пространственного устройства Приморской об ласти второй половины XIX в. Автор обосновывает познавательную цен ность выделения в территориальной структуре Приморской области ряда «краёв»: Амурского, Северно-Уссурийского и Южно-Уссурийского. Такой подход позволяет более дифференцированно, и значит – более адекватно, подходить к рассмотрению вопросов истории Приморской области в целом и отдельных её регионов.

The article is devoted to the analysis of the spatial device of Primorskaya oblast (Seaside area) of second half XIX century. The author proves cognitive value of allocation in territorial structure of Primorskaya oblast of a number of «territories»: Amur, North-Ussury and South-Ussury. Such approach allows with the greater accuracy, that is – to suit to consideration of questions of a history of Primorskaya oblast as a whole, and its separate regions more ade quately.

Военный характер начальной русской колонизации юга Дальнего Востока привёл к необоснованному перевесу изучения военно-государственных аспектов истории наших земель против «гражданских». В свете этого следует высоко оценить познава тельные возможности районирования, которое учитывает не только политический интерес власти, но и реальные особенности территории, (как естественного, так и социального характера).

Предметом нашего исследования служит выявление краевой структуры Приморской области. Эта структура частично совпа дала с административным устройством, но существовавшая меж ду ними разница позволяет острее почувствовать специфику ре гионов, а также степень адекватности административного уст ройства.

Для России изучаемого периода можно выявить два аспекта употребления термина «край» вприложение к территориальным объектам. Так, понятие края использовалось в качестве синонима крупных территориальных единиц. – генерал-губернаторств1, из вестно обозначение Приамурского генерал-губернаторства как 1 Ст. «Край» // Большая советская энциклопедия. – М.: Научное издательство «Боль шая российская энциклопедия», ЗАО «Гласнет», 2003. – 3 электрон. опт. диск (CD ROM).

«Приамурского, или Амурского, края»1, при этом понятие Амур ского края значительно старше Приамурского генерал губернаторства, восходя по меньшей мере ко времени утвержде ния России на Амуре в середине XIX в.: «Амурским краем приня то называть всю Амурскую область и южную часть Приморской от устья реки Амура, или, другими словами, ту часть бассейна реки Амура и морскаго берега, которая была присоединена к России айгунским трактатом в 1858 году»2 Кроме того, понятие «край»

использовалось, как и сегодня, для обозначения страны, земли, области3. Для Приморской области можно выделить по меньшей мере два исторических края в смысле «земли», «области»: Южно Уссурийский4 и Северно-Уссурийский5, сливающиеся в один Ус сурийский край6. Интересно, что собственно приамурские терри тории, в отличие от приуссурийских, в края не выделялись: ха рактеризуя Приамурье, А. Богданов использует выражение «Амур и Уссурийский край», причём акценты в тексте сочинения данного автора расставлены именно так – амурские территории рассматриваются через призму великой реки, уссурийские же, надо полагать, имеют собственную ценность, почему и получили наименование края7.

Основания краевого деления Приморской области можно найти в экономико-географическом делении области с точки зре ния областной администрации. Говоря о хозяйственном райони ровании, следует иметь в виду, что во второй половине XIX в. для Приморской области насущным сектором экономики было сель ское хозяйство, а потому и районирование проводилось с позиций интересов именно сельского хозяйства – в частности пашенного производства.

Годовой отчёт военного губернатора за 1868 год различает два района: неземледельческий к северу от Амура и земледель ческий к югу от него8. Всеподданнейший отчёт 1870 года пред ставляет уже более разработанную схему районирования, вклю чавшую три зоны. Во-первых, это северная часть области, прости рающаяся от Ледовитого океана до устья Амура, негодная к па шенному земледелию9. Во-вторых, это «средняя полоса области», включающая приамурские и приуссурийские земли, ограниченно годные к зерновому земледелию. В-третьих, это южная часть об ласти – «Зауссурийский край» (см. рис. 1). Его условия подаются в сравнении с показателями предыдущих районов и говорится о 1 Например, Надин П. Пятидесятилетие Амурского края. 1854 – 1904 гг. /П. Надин // Вестник Европы. – 1905. – № 5. – С. 166 – 197, № 6. – С. 496 – 532.

2 Буссе Ф.Ф. Очерк условий земледелия в Амурском крае. /Ф.Ф. Буссе. // Библиотека для чтения. – 1869. – Т. VIII – XII. С. 67.

3 Ст. «Край» // Владимир Иванович Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. / В. И. Даль. – М.:ООО «Бизнессофт», 2004. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM).

4 Елисеев А. Южно-Уссурийский край и его русская колонизация. /А. Елисеев //Русский Вестник. – 1891. – № 10. – С. 78 – 113.

5 Надаров И. Очерк современного состояния Северно-Уссурийского края.

/И.И. Надаров. – Владивосток: б. и., 1884.

6 Алябьев А.. Далекая Россия. Уссурийский край. /А. А. Алябьев. – СПб.: б. и., 1872.

7 Богданов А. Амур и Уссурийский край./ А. Богданов. – М.: б. и., 1915. С. 3.

8 РГИА ДВ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 215. Л. 153 – 153 об.

9 РГИА ДВ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 320. Л. 188 об.

IV. Междисциплинарные и системные исследования региона большей пригодности зауссурийских земель к «успешному разви тию сельского хозяйства»1.

Обзор Приморской области за 1876 год приводит оригиналь ную, отличную от предыдущих, схему районирования. Традици онно территории к северу от устья Амура относятся к непашен ным и на основании этого выделяются в отдельный экономиче ский район2. Следующий экономический район – пространства от устья Амура до устья Уссури, а также о. Сахалин3. Наконец, тре тий район, включающий район р. Уссури, побережье юга совре менного Приморья (см. рис. 1). Всеподданнейший отчёт за 1889 год, подобно предыдущим, определяет три района, в том числе: северные округи, в которых земледелие по существу отсут ствует;

округи Удская, Софийская и Уссурийская казачья, в ко торых сельское население сочетает хлебопашество с промыслами и разными промыслами;

Южно-Уссурийская округа, в которой земледелие составляет главное занятие сельского населения4.

90-е годы XIX в. дают стабильное отражение агроклиматиче ских возможностей Приморской области в официальной отчётно сти, восходящее к опыту начала 70-х гг. Так, обзор Приморской области за 1891 г. информирует: «Земледелие составляет главное занятие населения в Южно-Уссурийской округе;

затем идёт Ус сурийская Казачья округа;

в сравнительно слабой степени им за нимаются в округах: Софийской и Удской, а в северных округах его вовсе нет, исключая Камчатку, где по среднему течению реки Камчатки сеется небольшое количество ячменя и конопли»5. На всём протяжении 90-х гг. подобная оценка сохраняется даже в своих формулировках6.

Что касается изменений во взгляде на возможности разных частей области, то если в целом распределение потенциалов ос таётся стабильным (неблагоприятный север, ограниченно годный Амур и плодородный юг), то положение некоторых округ в общей системе меняется. Так, первоначально область делится на две части, северную, неплодородную, и южную, плодородную, грани цей которых является широта устья Амура (отчёт 1860 года). С 70-х годов область делится уже на три района, причём северная граница плодородных территорий остаётся в целом неизменной, меняется статус Амура и Уссури, земли которых признаются ог раниченно годными (отчёт за 1870 год). Наконец, 80-е годы пока зывают, что приуссурийские земли вполне способны обеспечивать земледельцев (отчёт за 1889 год).

В своих отчётах губернаторы постоянно уделяют внимание самообеспечению продовольствием7. Соответственно, за критерий различения подрайонов на юге Приморской области есть смысл Там же. Л. 189.

РГИА ДВ. Ф. 1. Оп 1. Д. 594. Л. 198.

3 Там же. Л. 198 об.

4 РГИА ДВ. Ф. 1. Оп 1. Д. 1153. Л. 556 – 556 об.

5 Обзор Приморской области за 1891 год. Приложение ко Всеподданнейшему отчету.

Владивосток: б. и., 1892. С. 2.

6 См. Обзор Приморской области за 1899 год. Приложение ко Всеподданнейшему отче ту. Владивосток: б. и., 1901. С. 7.

7 См.: РГИА ДВ. Ф. 1. Оп 1. Д. 320. Л. 200 – 200 об.

взять возможности зернового хозяйства. С помощью этого крите рия выделяется три подрайона: приамурский, приуссурийский, зауссурийский, которые определяются соответственно либо недос таточными (даже для пропитания местного населения), либо ог раниченными (на уровне минимального самообеспечения), либо достаточными возможностями климата для ведения зернового производства. В качестве характеристики рассматриваемых тер риторий интерес представляет признание высокой дифференци рованности природных условий даже на уровне первичных ад министративных единиц – участков1;

в целом такой взгляд ха рактерен для исследовательской традиции тех лет2.

географическом районировании Приморской области админист рацией самой области в XIX в. близки к взглядам, делящим Приморье не на административные единицы и климатические области, а на края, которые имеют основания в устройстве по верхности, климатических особенностях, истории русского пребы вания (по крайней мере в XIX в.). Как уже отмечалось, традиция выделения в пределах Приморской области Южно-Уссурийского и Северно-Уссурийского краёв существует уже в изучаемую эпо ху, однако разные источники по-разному трактуют их пределы.

Так, наиболее широкие границы Северно-Уссурийского края определяет И. Надаров, в соответствии со взглядами которого Се верно-Уссурийский край простирается от истоков Уссури (Дауби хэ) до Татарского пролива3, включая в себя всё Сихотэ-Алинское нагорье, то есть на долю Южно-Уссурийского края остаётся толь ко Ханкайско-Суйфунская низменность и узкая полоска побере жья от Посьета до Ольги (см. рис. 1). Похожую позицию занимает А. Максимов, причём отмечает факт «совершенного различия»

Южно-Уссурийского и Северно-Уссурийского краёв4. Южными границами Северно-Уссурийского края автор определяет верхнее течение Уссури и район зал. Св. Ольги, северные же, очевидно определяются протяжением Сихотэ-Алинского хребта5 (см.

рис. 1).

Судя по «Карте Южно-Уссурийского и Хабаровского окру гов…»6, крайними волостями северного края на границе с южным были Успенская и Ивановская, то есть горные области опять-таки отходят Северно-Уссурийскому краю.

Ф. Ф. Буссе в конце XIX в. включал в состав Южно Уссурийского края крайними северными волости Черниговскую и Обзор Приморской области за 1899 год. С. 10.

Крюков Н. А. Очерки сельского хозяйства в Приморской области. / Н. А. Крюков.

СПб.:б. и., 1893. С. 11.

3 Надаров И. Очерк современного состояния Северно-Уссурийского края. – Владиво сток, 1884. С. 2 – 7.

4 Максимов А. Уссурийский край. Очерки и заметки./А. Максимов. // Русский Вест ник. – 1888 – № 8 (197). – С. 245.

5 Там же. С. 245 – 246.

6 Карта Южно-Уссурийского и Хабаровскаго округов и территории Уссурийского Ка зачьего войска. Составлена чинами Уссурийской партии в 1901 году. / Приморский краевой объединенный музей ми В. К. Арсеньева, г. Владивосток. Научно вспомогательный фонд.

Ивановскую1, помимо этого, в состав южного края входила и до лина р. Даубихэ2. Однако несколько раньше, в конце 60-х гг. этот же автор к южным пределам северного края относил долины рек Даубихэ, Улахэ, Аввакумовки3;

всё же, что лежит южнее этих мест Буссе относил к Южно-Уссурийскому краю4.

У Н. А. Крюкова можно встретить такой вариант природно сельскохозяйственного районирования Приморской области:

Приморский район – полоса побережья от Посьета до Ольги;

Южно-Уссурийский район – бассейн оз. Ханка, среднее течение р. Суйфун, реки Даубихэ, Улахэ;

район долины р. Уссури до её устья;

Амурский район5. Это даёт основания включать в Южно Уссурийский край горную местность к востоку от Приханкайской низменности, к Северно-Уссурийскому краю же относятся рай оны, примыкающие к долине собственно Уссури (см. рис. 1).

На начало ХХ в. приходится достаточно противоречивое оп ределение Северно-Уссурийского края6. Так, с одной стороны, среди географических объектов края указываются реки от Имана до Кии, среди железнодорожных пунктов – от Уссури до Духов ской7. Это значит, что Северно-Уссурийский край продолжается по мысли автора от места выхода Уссури к Приханкайской рав нине до хребта Хехцыр, т. е. на всём протяжении среднего и нижнего течения Уссури (см. рис. 1). С другой стороны, автором различаются Южно-Уссурийский край, Северно-Уссурийский край и Хабаровский округ8, южная граница которого пролегает в районе течения р. Бикин, что противоречит уже сформированно му автором образу Северно-Уссурийского края.

Очевидно, что вышеназванные источники исходили в своих мнениях чаще всего из агрономической необходимости, однако климат и другие факторы, относящиеся к земледелию, занимают свою собственную нишу, в то время, как для районирования же лательно иметь максимально широкие основания. Таким основа нием может служить устройство поверхности – так сказать, её ло гика. Если рассматривать просторы Приморской области под та ким углом, то, опираясь на вышепредставленные точки зрения, в пределах русской земледельческой колонизации второй полови ны XIX в. можно выделить следующие области или края: Амур ский край, располагающийся в долине Нижнего Амура;

Северно Уссурийский край, располагающийся в долине Уссури;

Южно Уссурийский край, располагающийся на южной оконечности об ласти (см. рис. 2).

1 Буссе Ф. Ф. Переселение крестьян морем в Южно-Уссурийский край в 1883 – 1893 годах./ Ф. Ф. Буссе. – СПб.: Б. и., 1896. С. 134.

2 Там же. С. 135.

3 Буссе Ф. Ф. Очерк условий земледелия в Амурском крае. С. 95.

4 Там же. С. 96.

5 Крюков Н. А. Очерки сельского хозяйства в Приморской области. С. 93.

6 Кокшаров М. К. Колонизационная ёмкость Южно-Уссурийскаго края и в связи с этим соображения о проложении необходимых дорог. Краткий обзор Северно-Уссурийскаго края и вопрос о постановке в его пределах широкаго изследования. / М. К. Кокшаров. // Труды IV Хабаровскаго съезда, созваннаго Приамурским Генерал-Губернатором Д. М. Суботичем. Хабаровск: б. и., 1903. Доклады и материалы. С. 1 – 5.

7 Там же. С. 3.

8 Там же. С. 5.

ГраницаЮжно-Уссурийскогокраяпоотчётувоенногогубернатораза _ Границысельскохозяйственныхрайоновпообзоруобластиза1876год Границысельскохозяйственныхрайоновпоотчётувоенногогубернатора _._._._........ ГраницысельскохозяйственныхрайоновпоН.А.Крюкову СельскохозяйственныерайоныпоН.А.Крюкову,обозначениясм.в _.._.._.. ГраницыСеверно-УссурийскогокраяпоМ.Кокшарову Рис. 2. Схема районирования Приморской области по краям.

...........

Что лежит в основании именно такого варианта районирова ния? Для первых двух краёв характерно наличие мощной про странственной доминанты – русла главной реки, к этой доминан те привязана хозяйственная, общественная, политическая жизнь прилегающих районов. Соответственно, и население располага ется вдоль русла главной реки, только изредка углубляясь уда ляясь в сторону. Мотивом разделения похожих в пространствен ном отношении северных краёв является их климатическое, поч венное разнообразие, отнесённость к разным административным единицам, разная судьба как районов русской колонизации.

Южно-Уссурийский край, в отличие от северных соседей, не име ет пространственной доминанты: в складывании его поверхности в равной степени участвуют и море, и горы, и равнины, и долины, и озеро, и достаточно крупные реки. В целом можно сказать, что южный край имеет высокодифференцированное пространство, сложно устроенную поверхность, что придаёт Южно Уссурийскому краю неповторимое своеобразие: благодаря тёпло му климату, население этого края не концентрируется в одном месте, но рассеивается по всему пространству района. Это требует особого подхода в управлении, что и отразилось в истории южного края. Это ведёт к широкому расселению людей, разнообразию типов их хозяйственной деятельности на относительно неболь шой площади.

Подобная специфика имеет своим продолжением особенности развития транспорта1, административного устройства2, расселе ния для всех выделенных краёв. Так, если массовое крестьянское заселение Южно-Уссурийского края завершается к концу 90-х гг.

XIX в., то Северно-Уссурийский край в это время только начинает притягивать крестьян-переселенцев (см. рис. 2). В отношении же Амурского края следует признать, что в силу ограниченных воз можностей земледелия, берега его водной артерии оказались ма лопривлекательными для массового расселения крестьян. Кроме того, в отличие от своих соседей, Северно-Уссурийский край дол государственного – казачьего – расселения.

Сопоставляя приведённые варианты районирования изучае мой территории, можно отметить следующие моменты. Во первых, между официальным районированием (по Отчётам и Об зорам) юга Приморской области в XIX в. и подходами в определе нии Северно-Уссурийского края (а значит и краевой структуры юга области в целом) существует преемственность. Её суть за ключается в совпадении пределов Уссурийской Казачьей округи Барбенко Я. А. Развитие путей сообщения на юге Приморской области второй поло вины XIX в. в связи с крестьянской колонизацией. /Я. А. Барбенко // Дальний Восток:

наука, образование. XXI век. IV Крушановские чтения. Материалы III Международной научно-практической конференции, Комсомольск-на-Амуре, 15 – 16 сентября 2005 г. В 3 т. – Комсомольск-на-Амуре: Изд-во «Комсом. н/А гос. пед. ун-та», 2005. – Т. 1. С. 83 – 88.

2 Барбенко Я. А. Приморская область во второй половине XIX в.: особенности управле ния крестьянским краем. /Я. А. Барбенко // Вестник Морского государственного универ ситета. Обществоведческие науки. – Владивосток: МГУ им. адм. Г. И. Невельского, 2005. С. 194 – 207.

и Северно-Уссурийского края, а ведь первая выступала в отчётах военных губернаторов и обзорах области в качестве экономиче ского района. Во-вторых, Северно-Уссурийский край (в пределах зоны крестьянской колонизации) и Уссурийская Казачья округа полностью вписываются в Приханкайско-Уссурийскую область современного нам варианта агрорайонирования1. В целом по следнее обстоятельство говорит о ценности и законченности Уссу рийского района в пределах Северно-Уссурийского края. В то же время следует указать на относительную пестроту Южно Уссурийского и Амурского краёв, каждый из которых включает в себя не менее трёх природных областей (по А. А. Степанько), что только подтверждает положение о мозаичности условий земледе лия и, следовательно, крестьянского расселения на юге Примор ской области.

Ценность представлениям о Северно-Уссурийском крае сооб щает непоследовательность административного устройства При уссурийских территорий уже с конца XIX в. Так, после ограниче ния казачьего землевладения в связи с расширяющейся кресть янской колонизацией Приуссурья (ориентировочно после 1897 г.2) административная принадлежность крестьянских зе мель на данной территории становится неопределённой3. В связи же с учреждением Иманского уезда в 1909 г.4, однородная терри тория Северно-Уссурийского края оказывается окончательно ра зорванной между Иманским и Хабаровским уездами.

1 Степанько А. А. Агрогеографическая оценка земельных ресурсов и их использование в районах Дальнего Востока. / А. А. Степанько. – Владивосток: ДВО РАН, 1992. С. 29.

2 Отчет по командировке в Приамурский край летом 1901 г. чиновников Канцелярии Совета Министров Сосновскаго, Шишкина и графа Апраксина./ И. Сосновский, С. Шилкин, П. Апраксин. СПб.: б. и., 1902. С. 89.

3 Судя по «Карте Южно-Уссурийского и Хабаровскаго округов...», в 1901 г. территория Северно-Уссурийского края была разделена меду указанными округами в районе Би кина, а также Уссурийским Казачьим войском, располагавшимся между госграницей и линией Уссурийской железной дороги.

4 Дальний Восток России: из истории системы управления. Документы и материалы.

/Н. А. Троицкая, А. А. Торопов. – Владивосток: Приморская краевая организация Доб ровольного общества любителей книги России, 1999. С. 22.

Процесс российской региональной самоидентификации и проблема региональной идентичности российского Дальнего Востока в рамках участия России в азиатско-тихоокеанской экономической интеграции Process of the Russian regional self-identification and problem of regional identity of Russian Far East within the framework of participation of Russia В статье рассмотрено влияние культурных, политических и социально экономических факторов на современное развитие региональной самоиден тичности. Отмечается амбивалентный характер региональной идентифи кации с точки зрения эффективности регионального экономического разви тия. Возможно использование особенностей региональной самоорганизации в качестве инструмента политического управления. Процессы самоиденти фикации ДВ РФ представлены в рамках стратегического анализа участия России в интеграционных процессах в АТР. С точки зрения автора, ДВ РФ обладает перспективами развития устойчивых конкурентных преимуществ в условиях региональной экономической интеграции.

The cultural, political, social and economic factors that influence on the modern development of the regional self-identity are reviewed. Author considers that regional identification can be both positive and negative from the point of view of efficiency of regional economical development. The peculiarities of regional self-organizing are possible to be used as the tool of political management. The processes of the self-identification of the Russian Far East are represented in the system of the strategic analysis of the participation of the Russia in the APR integration. In opinion of the author, Russian Far East has prospects for developing the steady competitive advantages in the conditions of regional eco nomic integration.

Сама по себе концепция региональной идентичности, безус ловно, имеет междисциплинарный характер, ее фундамент со ставляют такие науки, как региональная экономика, социология и социальная география (в ее рамках в 1970-е годы в СССР заро дилась, а в 1990-е годы в России оформилась концепция соци ально-территориальной общности (СТО), актуальная и по сей день). Среди отечественных работ одно из немногих исследова ний «территориальной идентичности» принадлежит Н.А. Шматко и Ю.Л. Качанову1.

Однако вопрос о побудительных мотивах формирования со циально – территориальной общности в отечественной науке не Шматко Н.А., Качанов Ю.Л. Территориальная идентичность как предмет социологи ческого исследования // Социс. 1998. № 4. С. 94 – 101.

был комплексно рассмотрен. В связи с этим сегодня мы использу ем как отечественную методологию, так и труды западных школ.

Основатели теории социальной идентичности рассматривают её как уровень самокатегоризации (Л. Шнейдер, Дж. Тернер). Пред ставители интеракционистской школы (Дж. Мид, И. Гофман) и школы социальных представлений (С. Московичи, М. Завалони) рассматривают социальную идентичность как один из уровней Я отнесенности (самокатегоризации, «Я-концепции»). Указанные авторы не рассматривали региональный аспект проблемы, одна ко возможность отнесения этих положений к региону вполне до пустима. Тем самым региональная идентичность выступает в форме своеобразной самопрезентации, в рамках которой один че ловек или общность людей, в том числе и территориальная, оце нивают свое положение по отношению к внешнему миру.

Что касается географов, то они подошли к изучению проблем идентичности, отталкиваясь от изучения географической среды.

Географы, конечно же, не видели в характеристиках территории единственную причину конкретного формирования какой-либо культуры, скорее, те или иные особенности географической среды рассматривались как фактор территориальной дифференциации культуры. Теории географической среды и ее многочисленные ответвления сыграли, безусловно, положительную роль в форми ровании теоретических представлений о региональной идентич ности. Представляет интерес и концепция историко географических образов. Подробно этот вопрос рассматривался в работах Гастона Башляра1, Мануэля Кастельса2;

в отечественной науке следует выделить труды Д.С. Лихачева и Ю.М. Лотмана3.

В России сложилась объективная географическая основа для развития региональной идентичности. Точнее, нужно говорить о трех основах – этноконфессиональной, лингвистической и поли тико-исторической дифференциации российской территории.

Рассматривая вопрос о региональной идентичности, следует учи тывать то, что идентичность как процесс социальной идентифи кации, во-первых, может генерироваться самой общностью (внут ренняя идентичность). Во-вторых, можно поставить вопрос о вспомогательной идентичности, базирующейся на наличии двух «эталонных культур» или одной эталонной и одной вспомога тельной. В-третьих, территориальная идентичность может быть приписываема общности извне. Все варианты идентификации находятся во взаимосвязи и подвержены динамическому взаимо влиянию.

Главная проблема региональной идентичности в России в со временном виде – ее привязка. Здесь возможны три варианта:

1. Привязка к субэтническим (лингвистическим) группам.

Культурно-провинциальная идентификация актуальна для от Bachelard G. La politique de l'espace. Paris, 1957.

Castells M. The Power of Identity. Economy, Society and Culture. Blackwell. Oxford, 1997.

3 Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы // Избранные произведения. М., 1987. Т.3. С. 644. Лотман Ю.М. О понятии географического пространства в русских средневековых текстах // Труды по знаковым системам. Тарту. 1965. № 2. С. 210 – 216.

четливо выделяющихся групп, сохранивших свою самость (каза ки, семейские, отчасти поморы), но пока не актуальна для север ных и южных великороссов, а тем более для жителей среднерус ской полосы (в силу размытости и больших размеров ареалов, ут раты традиций). В целом ее значимость остается небольшой.

2. Привязка к крупным географическим ареалам – физико географическая идентификация. В географии говорят об «обы денных районах» (англ. «vernacular regions»). Это территории, ко торые их жители определяют сами для себя как место своего проживания, для которых существует общепринятое название.

Чаще они привязываются к физико-географическим объектам или сторонам света. В российском случае речь идет о больших со обществах с обычно нечеткими границами, таких, как Север, По волжье, Кавказ, Урал, Сибирь, Дальний Восток. Региональная самоидентификация более характерна для периферийных терри торий, которые ощущают себя особой частью России. Самый яр кий пример – Сибирь, можно также говорить об уральской, даль невосточной идентификации. В Европейской части России этот тип идентификации выражен слабо, особенно в центральных районах.

3. Привязка к административным единицам. В России имен но этот тип идентификации становится основным, несмотря на его кажущуюся «искусственность» и «официальность». Дело в том, что в отсутствие четких культурных границ между русскими ареалами политико-историческая или политико административная идентификация становится естественным за менителем культурно-провинциальной1.

Самое главное заключается в том, что региональная иденти фикация – процесс управляемый. Интересы стратегического управления территориальным развитием в России неизбежно по требуют учета всех, даже малозначимых, факторов. На современ ном этапе развития используются наиболее значимые и «мас штабные» макроэкономические методы. Однако в перспективе, в условиях глобализирующегося мира, региональная идентичность становится фактором, серьезно корректирующим процессы миро вого развития. Региональная идентичность как явление общест венной жизни и предмет исследования имеет достаточно слож ную природу. Вероятно, разворачивающаяся унификация эконо мического пространства (глобализация) сопровождается диффе ренциацией политического пространства (регионализация).

Новая региональная самоидентификация России скорее не явление, а процесс, который растянется на долгое время. В рам ках этого процесса стоит отдельно рассмотреть пример регио нальной идентичности – Дальний Восток России.

Освоение Россией Сибири и Дальнего Востока носило сугубо колониальный характер. Речь шла не столько о распахивании и включении в хозяйственный оборот новых свободных земель, Ростислав Туровский Региональная идентичность в современной России // Режим доступа: http://www.carnegie.ru/rupubsbooksvolume56404.htm. [Дата обращения 5.02.2006 г.] сколько об эксплуатации природных ресурсов.

Во всех случаях восточные земли не рассматривались охот никами и поселенцами как настоящий или будущий дом. Они шли за добычей, которой могли быть соболиные шкуры, золотой песок или командировочные с «северным» или «восточным» ко эффициентом, и предполагали вернуться с этой добычей домой.

Они могли жить во Владивостоке, в Якутске или Южно Сахалинске десятилетиями и даже поколениями, но оставались пришельцами, захватчиками, колонизаторами1.

Ситуация несколько изменилась в последние годы – в связи с демонстрируемым Москвой безразличием к судьбе восточных и северных земель. Дальний Восток перестал быть колонией, по скольку перестал быть нужным Москве.

Это, прежде всего, отразилось на характере регионального самосознания дальневосточников, развитие которого начинается в 1970-80-х годах. В этот период происходили следующие явле ния:

1. Снижалась территориальная мобильность. Закончился пе риод «великих строек» и массовых, в том числе насильственных, миграций. Население обосновывалось на территории, «пускало корни».

2. Стабилизировалось административно-территориальное де ление, повышалась устойчивость административных границ, росла степень замкнутости краев и областей (по многим наблю дениям, уже в советские времена дорожная сеть и транспортное сообщение часто обрывались на границах областей).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 




Похожие материалы:

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ В.И. Резяпкин ПРИКЛАДНАЯ МОЛЕКУЛЯРНАЯ БИОЛОГИЯ Пособие по курсам Молекулярная биология, Основы молекулярной биологии, для студентов специальностей: 1-31 01 01 – Биология, 1-33 01 01 – Биоэкология Гродно 2011 УДК 54(075.8) ББК 24.1 Р34 Рекомендовано Советом факультета биологии и экологии ГрГУ им. Я. Купалы. Рецензенты: Заводник И.Б., доктор биологических наук, доцент; ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И. ВАВИЛОВА АГРАРНАЯ НАУКА В XXI ВЕКЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Сборник статей VIII Всероссийской научно-практической конференции САРАТОВ 2014 1 УДК 378:001.891 ББК 4 Аграрная наука в XXI веке: проблемы и перспективы: Сборник ста тей VIII Всероссийской научно-практической конференции. / ...»

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ А5аев, Василий Васильевич 1. Параметры текнолозическозо процесса оБраБотки почвы дисковым почвооБраБатываютцим орудием 1.1. Российская государственная Библиотека diss.rsl.ru 2003 Л5аев, Василий Васильевич Параметры текнологического процесса о5ра5отки почвы дисковым почвоо5ра5атываю1цим орудием [Электронный ресурс]: Дис. . канд. теки, наук : 05.20.01 .-М.: РГЕ, 2003 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Сельское козяйство — Меканизация ...»

«Министерство сельского хозяйства РФ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Мичуринский государственный аграрный университет Б.И. Смагин, С.К. Неуймин Освоенность территории региона: теоретические и практические аспекты Мичуринск – наукоград РФ, 2007 PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com УДК 332.122:338.43 ББК 65.04:65.32 С50 Рецензенты: доктор экономических наук, профессор И.А. Минаков доктор ...»

«УДК 634.42:631.445.124 (043.8) Инишева Л.И. Почвенно-экологическое обоснование комплексных мелиораций. – Томск: Изд-во Том. Ун-та, 1992, - 270с.300 экз. 3804000000 В монографии представлен подход к мелиоративному проектированию комплексных мелиораций с позиции генетического почвоведения. На примере пойменных почв южно- таежной подзоны в пределах Томской области рассматриваются преимущества данного подхода в мелиорации. Проведенные исследования на 4 экспериментальных мелиоративных системах в ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Пермская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д.Н. Прянишникова И.А. Самофалова СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ КЛАССИФИКАЦИИ ПОЧВ Учебное пособие Допущено Учебно-методическим объединением вузов Российской Федерации по агрономическому образованию в качестве учебного пособия для подготовки магистров, обучающихся по направлению ...»

«Н. В. Гагина, Т. А. Федорцова МЕТОДЫ ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Курс лекций МИНСК БГУ 2002 1 УДК 550.8 ББК 26.3 Г12 Р е ц е н з е н т ы: кафедра физической географии Белорусского государственного педагогического университета им. М. Танка; заведующий научно-исследовательской лабораторией экологии ландшафтов Белорусского государственного университета, доцент, кандидат сельскохозяйственных наук В. М. Яцухно; Печатается по решению Редакционно-издательского совета Белорусского государственного ...»

«У к р а и н с к а я академия аграрных наук Национальный научный центр И н с т и т у т почвоведения и а г р о х и м и и им. А . Н . С о к о л о в с к о г о В. В. Медведев Твердость почвы Х А Р Ь К О В - 2009 УДК 631.41 В.В.Медведев. Твердость почв. Харьков. Изд. КГ1 Городская типо- графия, 2009, 152 с. Книга написана с целью популяризации твердости почв и ее более ши рокого использования в почвоведении, земледелии и земледельческой меха нике. Рассмотрены факторы, влияющие на твердость, ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ХV МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ (Гродно, 27 апреля, 18 мая 2012 года) В ДВУХ ЧАСТЯХ ЧАСТЬ 2 ЭКОНОМИКА БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ ТЕХНОЛОГИЯ ХРАНЕНИЯ И ПЕРЕРАБОТКИ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ Гродно ГГАУ 2012 УДК 631.17 (06) ББК М ХV М е ж д у н а р о д н а я ...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины Т. А. Колодий, П. В. Колодий ЛЕСОЭКСПЛУАТАЦИЯ Практическое руководство по подготовке и оформлению курсовых проектов для студентов специальности 1-75 01 01 Лесное хозяйство Гомель УО ГГУ им. Ф. Скорины 2010 УДК ББК К Рецензенты: технический инспектор труда Гомельского обкома профсоюза работников леса, С. П. Поздняков; доцент кафедры лесохозяйственных дисциплин ...»

«Е.В. Шеин КУРС ФИЗИКИ ПОЧВ Рекомендовано УМО по классическому университетскому образованию в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению 510700 Почвоведение и специальности 013000 Почвоведение ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2005 УДК 631 ББК 40.3 Ш 39 Печатается по решению Ученого совета Московского университета Федеральная целевая программа Культура России на 2005 г. (подпрограмма Поддержка полиграфии и книгоиздания России) Рецензенты Заведующий ...»

«Раздел 1. КОРМЛЕНИЕ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ЖИВОТНЫХ И ТЕХНОЛОГИЯ КОРМОВ УДК 636.4.084 СБАЛАНСИРОВАННОСТЬ РОССЫПНЫХ КОМБИКОРМОВ ДЛЯ СВИНОМАТОК А.А. ХОЧЕНКОВ РУП Научно-практический центр НАН Беларуси по животноводству г. Жодино, Минская обл., Республика Беларусь, 222160 (Поступила в редакцию 20.12.2009) Введение. Современная комбикормовая промышленность Беларуси для кормления свиноматок выпускает как россыпные, так и гранули рованные комбикорма. Обе формы комбикормов имеют свои достоин ства и ...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АССОЦИАЦИЯ ИСПЫТАТЕЛЕЙ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ТЕХНИКИ И ТЕХНОЛОГИЙ (АИСТ) СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ИСПЫТАНИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ТЕХНИКИ Москва 2013 УДК 631.3-048.24 ББК 40.72 С 75 Под общ. ред. председателя ассоциации испытателей сельскохозяйственной техники и технологий (АИСТ) В.М. Пронина Авторы: П.И. Бурак, В.М.Пронин, В.А.Прокопенко, А.А.Медведев, Т.Б. Микая, С.Н. Киселев, М.Н.Жердев, Г.А.Жидков, В.И.Масловский, В.В.Конюхов, Л.В.Колодин, ...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ВОЛЖСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) ВОЛГУ А.С. Акишин, М.М. Подколзин, А.С. Акишин Земельные ресурсы России и Волгоградской области и формирование новой аг- ропродовольственной политики (2005—2012 годы) Учебное пособие ВОЛГОГРАДСКОЕ НАУЧНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО 2008 338.43 УДКУДК ББК 65.32-51+65.281 А39 Научный редактор д-р с.-х. наук, проф. Л.И. Сергиенко [ВГИ (филиал) ВолГУ] Рецензенты: д-р экон. наук, проф. ...»

«И.Г. Крымская Гигиена и экология человека Соответствует Федеральному государственному образовательному стандарту (третьего поколения) Среднее профессиональное образование И. Г. К р ы м ск ая ГИ ГИ Е Н А И ЭКОЛОГИЯ ЧЕЛО ВЕКА Учебное пособие Рекомендовано Международной Академией науки и практической организации производства в качестве учебного пособия для студентов образовательных учреждений среднего профессионального образования Издание 2-е, стереотипное Ростов-на-Дону Феникс 2012 УДК ...»

«Вы – свет мира Евангелие от Матфея, глава 5, стих 14 И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Евангелие от Матфея, глава 5, стих 15 Книга издана при поддержке Благотворительного фонда “Під покровом Богородиці”. Вы – свет мира Очерки жизни Владимира Леонидовича Бандурова Запорожье 2013 УДК 63(477.64)(092)Бандуров В. Л. ББК 65.9(4 Укр–4 Зап 5 Пол)32-03д В 92 Вы – свет мира. Очерки жизни Владимира Леони В 92 довича Бандурова / Н. Кузьменко, В. Манжура, ...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Министерство сельского хозяйства и продовольстия Свердловской области ФГБОУ ВПО Уральская государственная сельскохозяйственная академия XIII МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО–ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СТУДЕНТОВ, АСПИРАНТОВ И МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ МОЛОДЕЖЬ И НАУКА 2011 Участие молодых ученых в реализации Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008–2012 годы ...»

«Министерство Природных Ресурсов Федеральная служба по надзору в сфере природопользования Государственный природный заповедник Полистовский УДК Утверждаю: Директор заповедника Регистрационный № _ Яблоков М.С. Инвентарный № __2009 г. Тема: Динамика явлений и процессов в природном комплексе заповедника ЛЕТОПИСЬ ПРИРОДЫ Книга 9 2008 год Стр. Ст. научный сотрудник Черевичко А.В. Карт. Фото Диагр. 30 мая 2009 г. СОДЕРЖАНИЕ Территория заповедника 1. Пробные и учётные площади, ключевые участки, ...»

«Министерство Природных Ресурсов Федеральная служба по надзору в сфере природопользования Государственный природный заповедник Полистовский УДК Утверждаю: Директор заповедника Регистрационный № _ Яблоков М.С. Инвентарный № __2008 г. Тема: Динамика явлений и процессов в природном комплексе заповедника ЛЕТОПИСЬ ПРИРОДЫ Книга 8 2007 год Стр. 124 Ст. научный сотр. Ларионова С.Ю. Карт. Фото Диагр. 2 12 декабря 2008 г. СОДЕРЖАНИЕ Территория заповедника 1. Пробные и учётные площади, ключевые участки, ...»






 
© 2013 www.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.